- Палачи и казни в истории России и СССР (а.с. Историческое расследование) 1973K, 575с. (скачать fb2) - Владимир Дмитриевич Игнатов

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:

Цвет фона черный светло-черный бежевый бежевый 2 зеленый желтый синий серый красный белый Цвет шрифта белый зеленый желтый синий темно-синий серый светло-серый красный черный Размер шрифта 12px 14px 16px 18px 20px 22px 24px Насыщенность шрифта жирный Ширина текста 400px 500px 600px 700px 800px 900px 1000px

Палачи и казни в истории России и СССР  В.Д. Игнатов.

Убитым при подавлении крестьянских восстаний, умершим от голода после коллективизации и расстрелянным в годы Большого террора посвящается

ГЛАВА 1. ИЗ ИСТОРИИ СМЕРТНЫХ КАЗНЕЙ

Смертная казнь является одним из наиболее древних видов наказаний. Ее прообразом стал обычай кровной мести, когда смертная казнь считалась справедливым наказанием за причинение смерти другому человеку. Казнь в отмщение у многих народов являлась священной обязанностью для членов семьи и рода. Не мстить, по убеждениям первобытных народов, значило изменить своей семье, нанести величайшее оскорбление тени умершего, нарушить религиозную обязанность, оказаться существом подлым. В первобытное время обязанность мщения переходила по наследству из поколения в поколение и была тесно связана с участием в наследовании имущества. Сын убитого лишался наследства, если не мстил за смерть отца. Исландские саги рассказывают о людях, которые из Исландии и Норвегии преследовали убийц до Константинополя, пока им не удавалось отомстить за смерть убитых родичей. История сохранила существование кровной мести у евреев, греков, римлян, германских и славянских племен, у многих других народов. Остатки кровной мести в Шотландии, Ирландии, Швеции и Швейцарии существовали еще в XVI и XVII столетиях. В Черногории, Албании, на Корсике и у некоторых народов Кавказа смертная казнь сохранилась и в более поздние времена. Мщение освящено древними религиями, идеалом божества в которых является бог-мститель, карающий смертной казнью малейшее отступление от закона. В роли мстителей предстают, например, боги на Олимпе и в Валгалле. Таким образом, кровная месть, по существу, является разновидностью смертной казни, которую приводит в исполнение родственник убитого.

С возникновением государств существовавший во многих обществах обычай кровной мести трансформируется в уголовное наказание — смертную казнь, применяемую от имени власти. Историю смертной казни рассматривают с того времени, когда действия, подлежащие наказанию, стали определяться законом, а наказания стали назначать представители государственной власти. Такой подход исключает из истории большой период кровной мести, когда обиженный человек сам или с помощью родни мстил за обиду или за нанесенный вред убийством обидчика. Таким образом, древние государства получили смертную казнь как уже действующее средство наказания в виде убийства в отмщение. Очевидно, что в убийстве в виде мести и смертной казни в виде наказания много общего. Разница состоит лишь в том, что в государстве смертная казнь назначается на основании установленных властью законов, а убийства в виде отмщения происходили и происходят согласно соблюдаемым обычаям и считаются не только правом, но и обязанностью мстителей.

В подходах к убийству из мести и казни от имени государства имеются и другие что нельзя носить при широких плечах общие моменты. Если убийство из мести сопровождалось разрушением дома и разграблением имущества виновного, то и при государственном наказании дом казненного часто разрушался или сжигался, а его имущество конфисковалось. Если во время мести убивали вместе с виновным и его близких родственников, то остатки этого обычая некоторое время сохранялись и при назначении смертной казни государством. Таким образом, именно в первобытные времена зародились и окрепли жестокие обычаи, по которым возмездие осуществлялось по принципу «воздай равным за равное», искупление и очищение больших и малых преступлений производилось кровью, а устрашение — посредством жесточайших мук.

В первобытных сообществах и в государствах Древнего мира подход к выбору наказания за убийства и другие преступления базировался на принципе талиона (лат. lex talionis), согласно которому наказание должно возместить вред, причиненный преступлением, т.е. уравнять наказание с причиненным ущербом. Принцип талиона просматривается в еврейском праве и закреплен в Ветхом Завете («Око за око»): «...а если будет вред, то отдай душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, обожжение за обожжение, ушиб за ушиб» (Исх. 21: 23—25). Он просматривается также в римских Законах двенадцати таблиц и в средневековых германских законах. В русском праве этот принцип сохранился в Соборном уложении 1649 г., которое, например, за телесное повреждение предписывало отплачивать преступнику тем же: «Отсечет руку или ногу, или нос, или ухо, или губы отрежет, или глаз выколет... самому ему тоже учинить». В Воинском артикуле Петра Первого 1715 г. предписывалось за богохуление прожигать язык раскаленным железом, за лжеприсягу отсекать два пальца, за убийство «паки отметить и без всякой милости голову отсечь». Однако у многих народов уже на ранних этапах развития существовало и понятие «цены крови», означавшее, что за убитого можно было расплатиться не собственной жизнью, а деньгами или их эквивалентом.

ОСНОВНЫЕ ВИДЫ КАЗНЕЙ

Смертная казнь во все времена выполняла и выполняет функцию превенции, т.е. общего предупреждения совершения преступлений. При этом основную сдерживающую роль играет страх преступника перед наказанием, которое с большой вероятностью может последовать за преступлением. Зная это, древние правители стремились сделать казнь наиболее мучительной и устрашающей. На различных этапах человеческой истории применялись как простые виды смертной казни (повешение, отсечение головы, расстрел), так и квалифицированные, т.е. более жестокие, назначаемые за особо опасные преступления. Известный широких русский юрист и правовед Александр Федорович Кистяковский в своем «Исследовании о смертной казни» приводит такие способы умерщвления, распространенные в прошлом, как повешение, колесование, забрасывание камнями, сдирание кожи, повешение за ребро, посажение на кол, вливание раскаленного свинца в горло, сожжение, сваривание в масле, вине, воде, раздирание или рассечение на мелкие части, утопление, сбрасывание с башни, с возвышенности в море, в пропасть, распятие на кресте, отдание на съедение диким зверям, вытягивание кишок, затаптывание слоном, сожжение в чреве раскаленного металлического быка, закапывание в землю живым, отрезание грудей и другие [1].

Известны и некоторые другие жестокие виды казней. Так, в Древнем Китае одной из разновидностей казни было обескровливание комарами, слепнями и другими насекомыми привязанного к столбу раздетого человека. Известна китайская притча, когда монах, увидев казнимого таким образом преступника, из жалости стал отгонять от него сосущих кровь насекомых. Почувствовав это, несчастный открыл глаза, поднял голову и плюнул в лицо монаху. На вопрос монаха, почему вместо благодарности он плюет ему в лицо, человек ответил, что теперь вместо уже насытившихся насекомых прилетят новые, голодные и злые, и это только увеличит его муки.

Римский император Тиберий практиковал следующий вид казни: напоив несчастных допьяна вином, им, охмелевшим и беспомощным, перевязывали члены, и они изнемогали и погибали от задержки мочи. Другой император, Калигула, приказывал перепиливать живых людей пилой. (Случаи такой казни были во время восстания крестьян в Тамбовской области в 20-е гг. прошлого столетия.) Император Макрин в качестве казни замуровывал в стену живых людей (2: 128).

Российские правители — Иван Грозный и Петр Первый — сажали своих противников на кол. Одним из видов казней, сохранившихся с древних времен до XX века, была казнь по жребию — децимация (от лат. decimatio, от decimus — «десятый»). Децимация применялась как высшая мера наказания в римской армии за потерю знамени, бунт и даже за дезертирство. Самый ранний документированный случай ее применения относится к 471 г. до н.э. При децимации наказываемое подразделение разделялось на десятки независимо от ранга и срока службы. Каждая десятка бросала жребий, и того, на кого он выпадал, казнили его же девять товарищей, иногда путем забивания камнями или дубинками. Оставшиеся в живых солдаты также наказывались: в их рационе пшеница заменялась ячменем, им запрещалось спать внутри лагеря и т.д. (3: «Красе», X). Децимация как возможное наказание прописана и в Воинском уставе Петра I — «Артикул воинский», назначающий наказания за воинские преступления. В России децимация применялась также во время Гражданской войны наркомом Львом Троцким (Бронштейн Лейба Давидович). Так, 29 августа 1918 г. 2-й Петроградский полк под Казанью был разгромлен Каппелем, оставил позиции и бежал. По указанию Троцкого были расстреляны комиссар полка Пантелеев, командир Гнеушев и каждый десятый красноармеец. Трупы расстрелянных побросали в Волгу и для верности проутюжили винтами катеров. На следующий день утром жители Свияжска выловили несколько обезображенных тел. Это были петроградские рабочие — полиграфисты, не обученные даже азам военного дела. Несчастных похоронили монахи на монастырском кладбище Успенского монастыря (4: Гл. 4). Во время обороны Петрограда в октябре 1919 г. в отступающих красноармейских частях также расстреливали каждого десятого красноармейца. Децимации подвергались и другие части Красной Армии (например, на Хабаровском фронте 26 декабря 1921 г. и 5 января 1922 г.). В Финляндии во время Гражданской войны в начале 1918 г. был случай применения децимации к пленным красногвардейцам белофиннами, которые расстреляли всех командиров и каждого пятого рядового бойца. Этот случай известен как «лотерея Хуруслахти» по названию реки, на льду которой была осуществлена казнь (5: 316).

Наиболее распространенными видами казней в Древнем мире и в Средние века были обезглавливание, повешение, распятие и сожжение. Обезглавливание было едва ли не самым распространенным способом лишения жизни в человеческой истории. Оно широко применялось в государствах Древнего Востока, в Османской империи, в Древнем Риме и в средневековой Европе. Таким способом были казнены английские короли Ричард II и Карл I, шотландская королева Мария Стюарт, французский король Людовик XVI и его жена Мария-Антуанетта. В настоящее время обезглавливание применяется только в Саудовской Аравии, а как способ лишения жизни законодательно установлено в Йеменской Арабской Республике и Объединенных Арабских Эмиратах.

До середины XVI века основными орудиями при совершении казни были топор и меч, однако с увеличением числа казней такая технология стала не соответствовать требованиям времени. Казнь занимала много времени, и «производительность» палачей была низкой, — она снижалась также из-за необходимости постоянно затачивать затупленные мечи. Неточный удар палача при отсечении головы от тела мечом или топором приводил к мучениям казнимого. Бывали случаи, когда неопытному палачу для отсечения головы надо было сделать до десяти ударов. Поэтому в разных странах делались попытки механизировать процесс казни. Первые механические устройства для обезглавливания появились в Европе в конце XIII века. В Италии такое устройство называлось маннайя (mannaia; доел, «топор»). Известно, что с его помощью в 1268 г. в Неаполе был казнен последний представитель династии Гогенпггауфе-нов Конрадин Швабский. В XIV веке в Германии изобрели механизм, позволявший вколачивать молотом тяжелый и острый железный топор в шею осужденного. В 1564 г. в Шотландии и Ирландии начали использовать приспособление для обезглавливания, которое получило название «девица» (maiden), или Шотландская дева. Рабочим органом такой машины был острый нож весом 30—40 килограммов. С момента появления и вплоть до запрещения ее применения в 1708 г. на Шотландской деве было казнено более 150 человек. Устройства, подобные этой машине, пытались использовать в Великобритании, Италии и Швейцарии, однако широкого распространения они не получили.

Причиной для дальнейшего совершенствования машины для совершения казней стал массовый террор во время Великой французской революции, который привел к дефициту палачей. Изменить технологию исполнения смертных приговоров предложил Жозеф Гильотен (Гийотен) (1738—1814 гг.). Будучи избранным в Учредительное собрание, он в декабре 1789 г. внес предложение, чтобы смертная казнь для всех категорий граждан проводилась только путем обезглавливания и с использованием машины (до этого отсечением головы казнили преимущественно дворян). Цель предложения заключалась в том, чтобы казнь проходила как можно быстрее и, таким образом, причиняла казнимым меньше страданий, а применение одного вида казни к преступникам из всех слоев общества подчеркивало их равенство перед законом. Предложение Гильотена было принято. По предложению хирурга Антуана Луи в качестве прототипа было решено взять Шотландскую деву. Первую гильотину в начале 1792 г. сконструировал и изготовил инженер и мастер по клавесинам Тобиас Шмидт. Голову приговоренному отсекал тяжелый (от 40 до 100 килограммов) нож, падающий сверху по направляющим пазам. Нож поднимали на высоту 2—3 метра веревкой, где он удерживался защелкой. Приговоренного привязывали к вертикальной доске, которую затем опускали в горизонтальное положение таким образом, чтобы его шея находилась на линии падения ножа. Его голову помещали в специальное углубление у основания механизма и закрепляли сверху деревянной доской с выемкой для шеи, после чего рычажным механизмом защелка, удерживающая нож, открывалась, и он падал с большой скоростью на шею жертвы.

В конце апреля 1792 г., после испытаний на животных и трупах, в Париже, на Гревской площади, гильотина была впервые использована в качестве орудия казни. При большом стечении народа палачом Шарлем Анри Сансоном был казнен вор Никола Пеллетье. Толпа зевак, приученная со времен Средневековья к мучительным казням, была разочарована быстротой казни. Казнь продолжалась всего несколько секунд, после чего обезглавленное тело подручные палача столкнули в подготовленный ящик. Первоначально машине дали имя «Луизон» или «Луизетга» (Louison, Louisette; от А. Луи), но вскоре его заменили на «гильотину» (guillotine; от Ж.И. Гильотена); народ же окрестил ее «Вдовой» (la Veuve). После опробования гильотина заработала на полную мощность — во время массового террора в отдельные дни на ней казнили по 60 и более человек. Вскоре ее перевезли с Гревской площади и смонтировали на площади Революции (ныне площадь Согласия), где и произошло большинство казней и где 21 января 1793 г. был гильотинирован король Людовик XVI.

В период якобинской диктатуры (сентябрь 1793 г. — июль 1794 г.) гильотина стала символом террора. Во Франции в это время «работало» 50 гильотин, с помощью которых было казнено более 20 тыс. человек. Во время казни палач поднимал отрубленную голову и показывал ее толпе. Это делалось потому, что считалось, будто отрубленная голова могла видеть и соображать на протяжении примерно десяти секунд после ее отделения от тела. Таким образом, голову человека поднимали, чтобы он мог в последний миг перед смертью увидеть смеющуюся над ним толпу. Несмотря на одиозную репутацию, которую гильотина приобрела в эпоху революционного террора, во Франции она использовалась почти два столетия. В 1870—1872 гг. она была усовершенствована помощником палача и плотником Леоном Берже. Гильотины конструкции Берже были разборными, легко перевозились и не требовали специального эшафота.

На гильотине во Франции среди прочих были казнены Людовик XVI, Мария-Антуанетта, представитель королевской династии Филипп Орлеанский, видные деятели и вожди революции Жорж Жак Дантон, Максимилиан Робеспьер, Жорж Кутон, Луи Антуан Сен-Жюст, Камилл Демулен и основатель современной химии Антуан Лавуазье. В 1932 г. за убийство президента Франции Поля Думера на гильотине был казнен русский эмигрант, врач и писатель Павел Горгулов. 17 июня 1939 г. в Версале, на бульваре, гильотинировали немца Ойгена Вейдмана, убийцу семи человек. Это была последняя публичная казнь во Франции: из-за «непристойного поведения толпы во время приведения приговоров» дальнейшие казни проводились на территории тюрем. Последняя казнь на гильотине и последняя смертная казнь в Западной Европе была в Марселе в период правления Жискара д’Эстена 10 сентября 1977 г., когда казнили араба Хамида Джандуби.

В Германии гильотина использовалась с XVII века и была основным видом казни вплоть до ее отмены в 1949 г. В отличие от французских образцов немецкая гильотина была ниже и имела лебедку для подъема тяжелого ножа. Гильотины были установлены в тюрьмах Берлина (знаменитая тюрьма Плетцензее), Лейпцига и Бранденбурга. В период с 1933 по 1945 г. в Германии и Австрии было обезглавлено около 40 тыс. человек. В это число входят и борцы Сопротивления, отнесенные нацистами к уголовным преступникам. Обезглавливание в Германии считалось «неблагородным» видом казни в противоположность расстрелу. В число казненных гитлеровцами на гильотине вошли поджигатель рейхстага Маринус ван дер Люббе, чехословацкий журналист и антифашист Юлиус Фучик, татарский поэт Муса Джалиль и участница Сопротивления во Франции русская княгиня Вера Аполлоновна Оболенская. В ГДР обезглавливание применялось до 1966 г., до замены на расстрел.

И.С. Тургенев, наблюдавший в 1870 г. гильотинирование преступника Тропмана, так описывает свои впечатления: «Смутно и более странно, нежели страшно, рисовались на темном небе ее два, на 3 аршина друг от друга отстоявшие столба с косой линией соединявшего их лезвия. Я почему-то воображал, что эти столбы должны отстоять гораздо дальше друг от дружки; эта их близость придавала всей машине какую-то зловещую стройность — стройность длинной, внимательно вытянутой, как у лебедя, шеи. Чувство отвращения возбуждал большой плетеный кузов, вроде чемодана, темно-красного цвета. Я знал, что палачи бросят в этот кузов теплый, еще содрогающийся труп и отрубленную голову...»

О самом моменте казни Тургенев говорит: «Я видел, как он (Тропман) появился наверху, как справа и слева два человека бросились на него, точно пауки на муху, как он вдруг повалился головой вперед и как подошвы его брыкнули... Но тут я отвернулся — и начал ждать,— а земля тихо поплыла под ногами... И показалось мне, что я ждал страшно долго. Я успел заметить, что при появлении Тропмана людской гам внезапно как бы свернулся клубком — и наступила бездыханная тишина... Наконец послышался легкий стук как бы дерева о дерево — это упал верхний полукруг ошейника с продольным разрезом для прохода лезвия, который охватывает шею преступника и держит его голову неподвижной... Потом что-то вдруг глухо зарычало и покатилось — и ухнуло... Точно огромное животное отхаркнулось... Все помутилось...» (6: 84).

Русский писатель Петр Боборыкин, вспоминая о казнях в Париже во второй половине XIX века, пишет: «Кто живал в Париже подолгу, как я, тот знает, что это было за отвращение: публичные казни, происходившие около тюрьмы “La Koquette”. Гаже, гнуснее этого нельзя было ничего и вообразить! Тысячи народа, от светских виверов и первоклассных кокоток до отребья — сутенеров, уличных потаскушек, воров и беглых каторжников, проводили всю ночь в окрестных кабачках, пьянствовали, пели похабные песни и с рассветом устремлялись к кордону солдат, окружавшему площадку, где высились “les bois de la justice” (гильотины), как официально называют этот омерзительный аппарат. Издали нельзя было хорошенько видеть, но вся эта масса чувствовала себя в восхищении только оттого, что она “была на казни”, так лихо и весело провела ночь в ожидании такого пленительного зрелища» (7: 194).

Повешение также было весьма распространенным наказанием, как в древности, так и в Средние века. Одно из ранних упоминаний о повешении встречается в Книге Чисел: «И сказал Господь Моисею: возьми всех начальников народа и повесь их Господу перед солнцем, и отвратится от Израиля ярость гнева Господня» (Числ. 25: 4).

О популярности казни через повешение говорит тот факт, что еще в конце XX века она сохранялась в качестве единственного вида казни в законодательстве таких стран, как Бирма, Ангилья, Антигуа и Бар-буд, Багамские острова, Барбадос, Белиз, Бермуды, Ботсвана, Бруней Даруссалам, Великобритания, Виргинские острова, Гайана, Гамбия, Гонконг, Гренада, Доминика, Замбия, Западное Самоа, Зимбабве, Израиль, Ирландия, Каймановы острова, Кения, Кипр, Лесото, Маврикий, Малави, Малайзия, Монтсеррат, Намибия, Новая Зеландия, Папуа — Новая Гвинея, Свазиленд, Сент-Винсент и Гренадины, Сент-Кристофер и Невис, Сент-Люсия, Сингапур, Танзания, острова Теркс и Кайкос, Тонга, Тринидад и Тобаго, Турция, Фиджи, Шри-Ланка, ЮАР, Ямайка, Япония (6:92). (Следует отметить, что большинство из перечисленных стран в настоящее время хотя и сохраняют смертную казнь в законодательстве, но фактически отказались от нее.) Повешение производилось разнообразными способами. Сначала вешали на деревьях; впоследствии — на столбах, на специально построенных виселицах, на воротах и башнях зданий. Особым видом повешения было повешение на кресте головой вверх или вниз. Этот способ был широко распространен на Востоке, в Греции и Риме, где так казнили в основном рабов.

В средневековой России людей вешали на специально построенных на городских площадях виселицах в виде букв Т, Г или П, либо просто на деревьях вдоль дорог (это применялось к разбойникам). Иногда виселицы строились на плотах. Таким образом расправлялись с участниками бунтов и восстаний. Плоты с повешенными пускали вниз по большим рекам для устрашения населения. В Индии преступников вешали на берегу Ирравади так, чтобы вода при приливе медленно заливала осужденного.

По данным А.Ф. Кистяковского, «в Германии для отягчения казни преступников, в особенности из евреев, вешали их вместе с двумя собаками или двумя волками; тяжких воров украшали пред вешанием смешным образом: чем тяжелее было воровство, тем выше вор был вешаем. Повешение в Европе считалось более тяжким и более бесславным, чем, например, отсечение головы. Поэтому оно было казнью, которой карали преступников из народа. Преступники из привилегированных классов были казнимы посредством отсечения головы. Женщины вместо повешения были сжигаемы или утопливаемы» (8: 38).

В античные времена и Средние века повешение получило широкое распространение из-за простоты организации казней, а также из-за того, что публичные казни являлись, по существу, единственным культурноразвлекательным и воспитательным мероприятием и привлекали толпы зрителей. Для устрашения смертная казнь совершалась принародно, с торжественными процессиями, в центре города, около церквей и дворцов, на самых людных площадях. Для привлечения народа на казни звонили в колокола, как, например, в Испании при сожжении еретиков или в России в царствование Ивана Грозного, посылали глашатаев или трубили в трубы. Как на Востоке, так и в Европе основным местом размещения виселиц и эшафотов были городские ворота, улицы и дороги. Виселицы имелись в каждом большом городе Европы. Собственные виселицы имелись почти у каждого сеньора.

В работе «История цивилизации в Европе» Гизо Франсуа отмечает, что в Средние века в Европе во всю длину дорог стояли виселицы и валялись разорванные члены казненных (9). Это подтверждает и известный российский криминалист, доктор права Баршев Сергей Иванович, который отмечает, что «не было, можно сказать, ни одной проезжей улицы во всей Европе, где бы в это время не стояли постоянно виселицы» (10). Тела преступников годами не снимали с виселиц, чтобы они служили постоянным напоминанием и отвращали народ от преступлений.

С течением времени технология повешения совершенствовалась и развивалась. От казней на деревьях и на простейших виселицах, рассчитанных на 1—2 человек, властители постепенно перешли к строительству монументальных сооружений. В XIII веке к северо-востоку от Парижа, во владениях некоего графа Фалькона (Фокона), была построена огромная каменная виселица, которая получила название Montfaucon (от фр. mont — гора, faucon — сокол). Одновременно на Монфоконе могло быть повешено до 50 человек. (На некоторых гравюрах можно увидеть, что в одной ячейке могли быть повешены два человека.) Считается, что виселица была построена по проекту советника Филиппа IV Красивого — Ангеррана де Мариньи. По его замыслу, жуткое зрелище множества разлагающихся тел повешенных должно было производить сильнейшее впечатление на подданных короля и предостерегать их от серьезных правонарушений. По иронии судьбы, де Мариньи впоследствии сам же был повешен на Монфоконе.

По описанию Виктора Гюго в романе «Собор Парижской Богоматери» и современников виселица представляла собой квадратное трехъярусное сооружение на высоком каменном фундаменте. Ее верхняя часть представляла платформу, на которой с трех сторон были установлены 16 массивных четырехугольных столбов из камня высотой 12 метров. Столбы были соединены вделанными в них перекладинами, к которым были прикреплены цепи, предназначенные для повешения осужденных. Другой ряд перекладин, также предназначенных для повешения, соединял столбы посередине. Повешение производили в трех боковых сторонах виселицы. Четвертая сторона использовалась для подъема и спуска тел и представляла собой каменную лестницу с воротами, ключ от которых хранился у городских палачей. Тела повешенных оставлялись на виселице до частичного разложения. По воспоминаниям современников, на виселице постоянно висело от 50 до 60 высохших, обезображенных и качаемых ветром трупов. Сгнившие трупы сбрасывались в специальный каменный колодец (оссуарий), так как повешенных запрещалось хоронить по христианскому обычаю. (Обычай не снимать трупы казненных существовал также у евреев, у римлян и германцев.) Последняя казнь на Монфоконе была произведена в 1629 г., после чего виселица по назначению не использовалась и к 1760 г. полностью разрушилась.

В 1571 г. в деревушке Тайберн под Лондоном (район современного Гайд-парка) была построена знаменитая виселица «Тайбернское дерево». Она состояла из трех массивных опор, соединенных в виде треугольника балками, на которых можно было одновременно повесить 24 человека. Виселица прослужила больше 200 лет и была разрушена в 1783 г., когда местом публичных казней стала площадь перед тюрьмой Ньюгейт. Традиционное повешение, при котором из-под человека выбивалась опора, не гарантировало быстрого и надежного наступления смерти. Чтобы ускорить процесс казни, применялись разные приемы: палачи запрыгивали жертвам на плечи или тянули их за ноги; во времена Людовика XIII палач держался руками за перекладину виселицы и давил ногами на связанные руки жертвы.

Современная технология повешения, которой пользуется большинство стран, применяющих этот вид казни, была разработана в 1949— 1953 гг. Королевской комиссией по смертной казни в Великобритании. По этой технологии «осужденного вешают на веревке, обвивающей шею; смерть наступает в результате давления веревки на тело под воздействием силы тяжести. Потеря сознания и смерть наступают в результате повреждения спинного мозга или, если этого недостаточно для наступления смерти, вследствие асфиксии от сдавливания трахеи» (6). Комиссия исходила из «гуманной» необходимости «наступления скорой и безболезненной смерти путем смещения позвонков без отделения головы от тела». В соответствии с рекомендациями комиссии, после того как на шею осужденного надевали петлю, у него под ногами открывался люк. При этом длина веревки (и соответственно расстояние падения) подбиралась с учетом роста и веса осужденного таким образом, чтобы добиться разрыва спинного мозга без отрыва головы. Однако при неверном расчете или неопытности палача разрыва спинного мозга не происходило, и осужденный погибал от удушения. Английская виселица стала образцом совершенства. Ее не смогли превзойти ни немцы с их казнью на струне, ни советские исполнители «высшей меры социальной защиты», заменившие выбиваемую из-под ног преступника табуретку отъезжающим грузовиком.

«Лидерство» по количеству повешенных в конце прошлого века принадлежало Ирану и Южно-Африканской Республике. В ЮАР за период с 1985-го по первую половину 1988 г. было повешено 537 человек. В Иране, по официальным данным, только за вторую половину 1981 г. (с июля по декабрь) было казнено 2444 человека, из них большая часть — через повешение. В Иране публичные казни через повешение практикуются и в настоящее время, при этом в качестве виселиц используются стрелы автомобильных кранов.

Разновидностью повешения было удушение. Применялось в Древней Греции и в Древнем Риме. Как самостоятельный вид казни широко применялось в Испании с 1828 г., когда Фердинанд VII отменил повешение и ввел удушение как единственный способ казни для уголовных преступников. Орудием казни при этом служила гаррота (исп. garrote — закручивание, затягивание), представляющая собой петлю с палкой, закручивая которую палач умертвлял жертву. С течением времени гарроту усовершенствовали, и в окончательном виде она представляла собой металлический ошейник с винтом сзади, который палач вращал за рукоятку. При закручивании винт тянул назад концы ошейника, затягивая его, и медленно удавливал осужденного. Эта форма казни была мучительной и длилась до 10 минут. Перед казнью осужденного привязывали к столбу, а на голову ему надевали мешок. После исполнения приговора мешок снимали, чтобы зрители могли видеть лицо жертвы.

Вот как описывает Лион Фейхтвангер казнь разбойника Торреса в романе «Гойя»: «Палач втащил осужденного на помост, заставил его сесть на деревянный стул и очень прочно привязал его к столбу. Был случай, когда один осужденный, вырвавшись, убил палача, собиравшегося его казнить. Затем он накинул на голову осужденного черный платок и начал быстро закручивать винт гарроты. Было видно, как страшно вздымается грудь и трепещут колени задыхающегося человека. До толпы доносился его клокочущий хрип. Наконец все затихло. Палач быстро заглянул под платок, сдернул его и пошел выкурить сигару. Взору публики предстало жуткое посиневшее лицо с разинутым оскаленным ртом, далеко вывалившимся языком, по которому стекала, окрашенная кровью, слюна, остекленевшие глаза, всклокоченная борода. Зеваки, радостно хохоча, указывали друг другу на приподнятые в паху штаны казненного, где виднелось мокрое темное пятно».

В каталонской гарроте винт был заострен и, постепенно ввинчиваясь в шею или голову осужденного, дробил ему шейные позвонки или повреждал мозг. Гаррота использовалась также для пыток. Удушение гарротой производилось в Испании до отмены смертной казни в этой стране в 1977 г. В период завоевания Америки гаррота получила распространение и в испанских колониях. С ее помощью был казнен последний император Империи инков Атауальпа. Гаррота применялась и в США до изобретения Эдисоном электрического стула.

Гарротой называют также оружие, изготовленное из прочного шнура длиной 30—60 см с прикрепленными к его концам рукоятками. В начале XX века такая гаррота получила широкое распространение среди членов преступных банд в США, став орудием профессиональных убийц из «Cosa nostra». Убийство такой гарротой производится либо при постепенном (в течение 2—4 мин.) сдавливании шнуром шеи, что приводит к асфиксии, либо при резком рывке наброшенного на шею шнура, в результате чего происходит перелом шейных позвонков.

Распятие как вид казни производилось на Т-образном кресте, однако известны казни и на крестах другой формы: на двух перекрещенных брусах и на кресте в форме «X». Иногда в нижней части креста делался небольшой выступ, на который распятый мог опереться ногами. Такая опора облегчала дыхание казнимого, но увеличивала его мучения до 5—6 дней. Для ускорения казни осужденным перебивали дубиной голени, что лишало их дополнительной опоры. Часто распятию предшествовала процессия, в ходе которой осужденный на смерть должен был нести патибулум, деревянный брус, который затем служил горизонтальной перекладиной креста. По прибытии на место осужденного укладывали на землю и гвоздями прибивали руки к перекладине. Гвозди вбивали не в ладони, а в запястья, так как вбитые в ладони гвозди не удерживали тело на кресте. Затем с помощью веревок казнимого подтягивали к верхней части заранее вкопанного в землю столба. Иногда приговоренного к казни прибивали к перекладине на лежащем на земле кресте, а крест с телом поднимали веревками и закрепляли в заранее вырытой яме. Основной причиной смерти при распятии являлась асфиксия, вызванная развивающимся отеком легких. Дополнительными причинами смерти служили обезвоживание и потеря крови.

Распятие как казнь была известна у евреев, в Древнем Вавилоне, Греции, Палестине, Карфагене. Согласно христианскому вероучению, распятию был подвергнут Иисус Христос, что сделало крест символом христианской религии. Казни через распятие были также преданы христианские святые апостолы Андрей и Петр. В Иерусалиме, в музее Рокфеллера у Шхемских ворот, выставлен страшный экспонат: кость ноги с застрявшим в ней ржавым гвоздем. Эта находка была сделана археологом Василиосом Цаферисом (Vassilios Tzaferis) в 1968 году при раскопках горы Скопус в северной части Иерусалима. В этой местности были обнаружены четыре пещеры, представлявшие собой семейные усыпальницы, с костями людей, погибших от насильственной смерти — от удара меча, стрелы и распятия. Во многих склепах кости хорошо сохранились. Всего было обнаружено 15 известняковых склепов, в которых хранились останки 35 человек. По найденным глиняным предметам удалось установить, что захоронение относится к периоду между концом II века до н.э. и 70 г. I века н.э. В одной из гробниц были останки взрослого мужчины и ребенка, которые подтверждают драматические детали технологии распятия во времена Понтия Пилата. У мужчины пяточная кость при распятии была пронзена гвоздем длиной около 17 сантиметров и намеренно перебиты обе голени (11:44-53).

По свидетельству Иосифа Флавия, иудейский царь Александр Ян-най после взятия мятежного города увел забранных оттуда в плен воинов в Иерусалим. Здесь он велел распять на городской площади около 800 пленников, среди которых находилось много ученых фарисеев, и, пока они еще были живы, велел зарезать на их глазах жен и детей. Предание прибавляет, будто во время этих казней царь весело пировал с любовницами. Эта неслыханная жестокость навела такой панический страх на противников царя, что в ту же ночь 8000 из них бежали из Иудеи и не смели вернуться на родину прежде, чем Яннай умер (12: Гл. 14,2).

Казнь через распятие получила широкое распространение и в Древнем Риме, где стала основным видом казни для особо опасных преступников. После подавления восстания Спартака все взятые в плен рабы, около 6000 человек, были распяты вдоль Аппиевой дороги от Капуи до Рима, где их останки висели на крестах годами. Как вид смертной казни распятие до сих пор существует в законодательстве Судана и Саудовской Аравии. Но перед распятием выполняется предварительное повешение осужденного, то есть распинают уже мертвое тело. В XX веке распятие применялось чеченскими боевиками по отношению к русским военнопленным во время первой чеченской войны (13: Гл. 15).

Сожжение как способ казни применялось почти у всех древних восточных и западных народов. У евреев сжигали за плотские преступления, у римлян — за политические преступления, при цезарях — за поджоги, колдовство, святотатство, отцеубийство и оскорбление величества. В Средние века сожжение в Европе было безальтернативным видом казни для еретиков, колдунов и ведьм, а также за преступления, подсудные церковным судам, такие как богохульство, мужеложство, скотоложство, прелюбодеяние и другие. Сожжением казнили поджигателей, а также женщин, приговоренных к повешению за убийство мужа. Особенно широко применялось сожжение в Европе в Средние века, когда святая инквизиция избрала этот метод казни для своих жертв.

Ритуал приведения в исполнение приговоров святой инквизиции описан многими современниками. Обычно казни совершались несколько раз в год по праздничным дням. О казнях население оповещалось за месяц и призывалось принимать в них участие. Участвующим в аутодафе священники обещали индульгенции (освобождение от грехов) на сорок дней. Уклонение от участия рассматривалось как проявление жалости к казненным и могло навлечь подозрение в ереси. Присутствие женщин и детей на казнях приветствовалось. Накануне казни город украшался флагами и гирляндами цветов, на балконах вывешивались ковры, и проводилась генеральная репетиция праздника. По улицам проходило торжественное шествие прихожан, священников, персонала местной инквизиции с ее осведомителями-фискалами в белых балахонах, скрывающих лица (родственниками инквизиции). Участники шествия строили помост и «жаровню», место сожжения притворенных, и украшали место казни.

Сожжению предшествовало аутодафе — торжественное богослужение, оглашение приговора и казнь. Осужденные находились в тюрьме и не знали о подготовленной им участи — приговор объявлялся только на аутодафе. Стража готовила их к экзекуции: их стригли, брили, одевали в чистое белье, кормили обильным завтраком, иногда для храбрости давали стакан вина. Затем набрасывали на шею петлю из веревки и в связанные руки вкладывали зеленую свечу. В таком виде осужденных выводили на улицу, где их ожидали стражники и «родственники» инквизиторов. Особо злостных еретиков сажали задом наперед на ослов и привязывали к животным. Заключенных вели к кафедральному собору, где и образовывалась процессия. В ней участвовали те же лица, что и накануне, — теперь они несли штандарты приходов, затянутые в знак траура черной материей. Фискалы несли манекены, изображавшие умерших, сбежавших или непойманных еретиков, осужденных на костер.

Процессия, участники которой пели траурные церковные гимны, медленно направлялась к площади, где должно было состояться аутодафе. Монахи и «родственники», сопровождавшие заключенных, громко призывали их покаяться и примириться с церковью. Горожане наблюдали за процессией из окон домов или с мостовой. Следуя указаниям церковников, многие из них осыпали заключенных бранью, однако бросать в еретиков какие-либо предметы запрещалось, так как могли пострадать священники, «родственники» и персонал инквизиции. На место свершения аутодафе собирались светские и духовные власти и гости, занимавшие места на отведенных им трибунах, а также горожане, заполнявшие площадь. С прибытием процессии заключенных усаживали на скамьях позора, установленных на помосте, несколько ниже почетных трибун. Вслед за тем начиналась траурная месса, за ней следовала грозная проповедь инквизитора, которая кончалась оглашением приговоров. Приговоры зачитывались по-латыни, и заключенные с трудом улавливали их смысл; были они длинными, начинались цитатами из Библии и из произведений Отцов церкви, читались медленно. Если осужденных было много, то на оглашение приговоров иногда уходило несколько часов. Аутодафе венчалось экзекуциями: одних осужденных облекали в сан-бенито (желтый саван с красным крестом — одежда, в которой сжигали еретиков) и шутовские колпаки, других стегали плетьми, третьих стражники и монахи волокли на «жаровню».

«Жаровня» располагалась на соседней площади, куда вслед за смертниками переходили церковные и светские руководители и рядовые горожане. На «жаровне» осужденных привязывали к столбу и обкладывали эшафот дровами и хворостом. Сопровождавшие смертников монахи и «родственники» пытались и в эту последнюю минуту вырвать у своих жертв отречение. О желании раскаяться осужденный мог дать знать только знаком, так как, опасаясь, что он будет агитировать перед народом в пользу ереси, его часто вели на казнь с кляпом во рту. Если осужденный раскаивался, то его предварительно душили, после чего сжигали мертвое тело; если же упорствовал, то его сжигали заживо. Когда зажигался костер, особо уважаемым прихожанам предоставлялось почетное право подбрасывать в огонь хворост, чем они приумножали перед церковью свои добродетели.

Хотя палачи пытались поддерживать костер так, чтобы тело осужденного сгорело полностью, но это не всегда удавалось. В большинстве случаев обуглившиеся останки разрывались палачами на мелкие части, кости дробились, и это ужасное месиво повторно предавалось огню. Затем пепел тщательно собирался и выбрасывался в реку. Так инквизиторы пытались лишить еретиков возможности сохранить останки своих мучеников и поклоняться им. Если осужденный на сожжение умирал до казни, то сжигали его труп. Сожжению после эксгумации подвергались и останки тех, кто был осужден посмертно.

В испанской и португальской инквизиции было принято сжигать на костре куклы, изображавшие осужденных (казнь in efigie). Такой символической казни подвергались осужденные на пожизненное заключение, а также бежавшие из тюрем или от преследований жертвы инквизиции. Костер использовался инквизицией и для уничтожения сочинений вероотступников, иноверцев и неугодных церкви писателей.

В разработанном в начале XIV века главным инквизитором Арагонского королевства Николае Эймериком руководстве для инквизиторов («ОнесЮгшт тяшвкогит») приводятся любопытные разъяснения о возможных «судебных ошибках» и ответственности за них инквизиции. Эймерик утверждает: «Если невиновный несправедливо осужден, он не должен жаловаться на решение церкви, которая выносила свой приговор, опираясь на достаточные доказательства, и которая не может заглядывать в сердца, и если лжесвидетели способствовали его осуждению, то он обязан принять приговор со смирением и возрадоваться тому, что ему выпала возможность умереть за правду». Возникает вопрос, продолжает рассуждать на ту же тему Николае Эймерик, вправе ли оговоренный лжесвидетелем верующий, пытаясь спастись от смертного приговора, признаться в несовершенном преступлении, т.е. в ереси, и покрыть себя в результате такого признания позором. Во-первых, объясняет инквизитор, репутация человека — внешнее благо, и каждый свободен пожертвовать ею с тем, чтобы избежать пыток, приносящих страдания, или спасти свою жизнь, являющуюся самым драгоценным из всех благ; во-вторых, потерей репутации не наносится никому вреда. Если же, заключает инквизитор, такой осужденный откажется «пожертвовать своей репутацией» и признать себя виновным, то исповедник обязан призвать его встретить пытки и смерть со смирением, за что ему будет уготовлена на том свете «бессмертная корона мученика» (14: 336—352). Таким образом, из рассуждений одного из руководителей инквизиции следует, что «священный» трибунал действовал с попущения Божьего и за его поступки конечную ответственность несет сам Господь Бог. Эти рассуждения свидетельствуют о преступной морали инквизиторов и их покровителей, включая монархов и глав церкви, возглавлявших инквизицию. Именно им — наместникам Бога на земле служила и подчинялась эта кровавая машина, созданная церковью и существовавшая с ее благословения. Деятельность «святой» инквизиции наложила зловещий отпечаток на теорию и практику дальнейшего судопроизводства, из которого под ее влиянием исчезли зачатки объективности и беспристрастности.

Как справедливо отмечает Г.Ч. Ли, до конца XVIII века в большинстве стран Европы инквизиционное судопроизводство, целью которого было уничтожение ереси, сделалось обычным методом, применявшимся в отношении всех обвиняемых. В глазах судьи обвиняемый становился человеком, стоящим вне закона, виновность его всегда предполагалась, и из него надо было во что бы то ни стало хитростью или силой вырвать признание. Однако и в XX веке в СССР применение принципа «признание — царица доказательств» приводило к трагическим результатам, когда признания, полученные под пытками в период массовых репрессий 1936— 1938 гг., являлись основанием для вынесения смертных приговоров (15).

По данным испанского историка, католического священника и доктора канонического права Хуана Антонио Льоренте, число людей, подвергшихся преследованию со стороны только испанской инквизиции за период с 1481 до 1809 г., составило 341 021 человек. Из них 31 912 человек были публично сожжены, 17 659 человек сожжены заочно (in effigie), 291 460 подверглись тюремному заключению и другим наказаниям. Утверждая, что приведенные данные о числе казней не полные, Льоренте отмечает: «Было бы невозможно определить точно и достоверно число жертв, которые Святой трибунал погубил в первые годы со времени его учреждения. Его костры начали пылать в 1481 году; но Верховный совет был создан только в 1483 году. Реестры его архивов и архивов подчиненных трибуналов относятся к еще более ранней эпохе. Если бы я присоединил к числу жертв инквизиции полуострова всех несчастных, которые были осуждены трибуналами Мексики, Лимы и Картахены Американской, Сицилии, Орана, Мальты и морских галер, количество их было бы поистине неисчислимо... Невозможно определить меру стольких несчастий и бед» (16: Гл. 66).

Масштабы действий палачей в сутанах характеризует и решение святой инквизиции от 16 февраля 1568 г., когда она осудила на смерть всех жителей Нидерландов как еретиков. «Только некоторые лица, поименно означенные, были исключены из числа осужденных. Филипп II своею прокламациею утвердил приговор инквизиции и дал повеление о немедленном приведении его в исполнение, без различия пола, возраста и ранга. Приговор этот, конечно, не был исполнен в полном объеме, тем не менее суды Карла Vказнили, по исчислению Сарпи, 50 тыс., а по исчислению Гуго Гроция — 100 тыс. нидерландцев, а суды Филиппа — 25 тыс. Герцог Альба в одном письме к королю спокойно насчитывает “до 800 голов, назначенных на казнь после Святой недели”» (8: Гл. 5).

Костры инквизиции горели по всей Европе в течение нескольких веков. «Как ни омерзительны подробности преследования, поднятого против колдовства до XV столетия, — пишет в “Истории инквизиции” Г.Ч. Ли, — они были только прологом к слепым и безумным убийствам, наложившим позорное пятно на следующее столетие и на половину XVII века. Казалось, что сумасшествие охватило весь христианский мир и что сатана мог радоваться поклонениям, которые воздавались его могуществу, видя, как без конца возносился дым жертв, свидетельствовавший

О его торжестве над всемогущим. Протестанты и католики соперничали в смертельной ярости. Уже больше не сжигали колдуний поодиночке или парами, но десятками и сотнями»... «Говорят, что один женевский епископ сжег в три месяца пятьсот колдуний; епископ Бамберга — шестьсот, епископ Вюрцбурга — девятьсот; восемьсот было осуждено, по всей вероятности, за один раз сенатом Савойи...»

В Италии после опубликования буллы о ведьмах папы Адриана VI (1522—1523 гг.), адресованной инквизитору района Комо, стали ежегодно сжигать более 100 ведьм. Во Франции первое известное сожжение состоялось в Тулузе в 1285 г., когда одну женщину обвинили в сожительстве с дьяволом, отчего она якобы родила помесь волка, змеи и человека. В 1320— 1350 гг. на костры в Каркасоне взошли 200 женщин, в Тулузе — более 400. В Тулузе же 9 февраля 1619 г. был сожжен известный итальянский философ-пантеист Джулио Ванини. Процедура казни регламентировалась в приговоре так: «Палач должен будет протащить его в одной рубахе на циновочной подстилке, с рогаткой на шее и доской на плечах, на которой должны быть написаны следующие слова: “Атеист и богохульник”. Палач должен доставить его к главным вратам городского собора Сент-Этьен и там поставить на колени, босым, с обнаженною головой. В руках он должен держать зажженную восковую свечу и должен будет умолять о прощении Бога, короля и суд. Затем палач отведет его на площадь Сален, привяжет к воздвигнутому там столбу, вырвет язык и задушит его. После этого его тело будет сожжено на приготовленном для этого костре и пепел развеян по ветру» (14: 360).

Немецкий историк Иоганн Шерр пишет, что массовые казни еретиков в Германии начались около 1580 г. и продолжались почти целое столетие. «В то время, как вся Лотарингия дымилась от костров... в Падеборне, в Бранденбургии, в Лейпциге и его окрестностях совершалось тоже множество казней. В графстве Верденфельде в Баварии в 1582 г. один процесс привел на костер 48 ведьм... В Брауншвейге между 1590— 1600 гг. сожгли столько ведьм (ежедневно по 10—12 человек), что позорные столбы их стояли “густым лесом” перед воротами. В маленьком графстве Геннеберг в одном 1612 г. сожжены 22 ведьмы, в 1597—1876 гг. — всего 197... В Линдгейме, насчитывавшем 540 жителей, с 1661 по 1664 г. сожжено 30 человек. Фульдский судья колдунов Бальтазар Фосс хвастался, что он один сжег 700 человек обоего пола и надеется довести число своих жертв до 1000. В графстве Нейссе, принадлежавшем епископству Бреславльскому, с 1640 по 1651 г. сожжено около 1000 ведьм; мы имеем описания более чем 242 казней. Между жертвами попадаются дети от 1 до 6 лет. В то же время в епископстве Ольмютц умерщвлено несколько сотен ведьм. В Оснабрюке в 1640 г. сожгли 80 ведьм. Некий господин Ранцов сжег в один день в 1686 г. в Гольштейне 18 ведьм. По дошедшим документам, в епископстве Бамбергском при населении 100 ООО человек сожжено в 1627—1630 гг. 285 человек, а в епископстве Вюрцбургском за три года (1727—1729 гг.) сожжено более 200; среди них встречаются люди всех возрастов, званий и пола...

Последнее сожжение в огромных размерах было устроено архиепископом Зальцбургским в 1678 г.; при этом жертвой святой ярости пало 97 человек. Ко всем этим казням, известным нам по документам, мы должны присоединить еще, по крайней мере, столько же казней, акты которых потеряны для истории. Тогда окажется, что каждый город, каждое местечко, каждое прелатство, каждое дворянское имение в Германии зажигали костры, на которых погибали тысячи людей, обвиняемых в колдовстве. Мы не преувеличим, если определим число жертв в 100 000 человек. В 1586 г. в Рейнских провинциях запоздало лето, и холода держались до июня; это могло быть делом только колдовства, и Трирский епископ сжег сто восемнадцать женщин и двух мужчин, у которых исторгли сознание, что это продолжение холодов было делом их заклинаний. О Вюрцбургском епископе Филиппе-Адольфе Эренберге (1623—1631 гг.) следует сказать особо. В одном только Вюрцбурге он организовал 42 костра, на которых были сожжены 209 человек, в том числе 25 детей в возрасте от 4 до 14 лет. Среди казненных были самая красивая девушка, самая полная женщина и самый толстый мужчина — отклонение от нормы казалось епископу прямым свидетельством связей с дьяволом» (17).

Последняя ведьма была сожжена в Камарго (Мексика) в 1860 г. Среди европейских знаменитостей, сожженных на костре, — Жанна д’Арк, Джордано Бруно, Савонарола, Ян Гус, Иероним Пражский, Мигель Сер-вет. Стоит отметить, что даже перед лицом столь страшной казни никто из них не отрекся от своих взглядов. Человечество до сих пор не избавилось от суеверий и даже от таких, за которые приходится расплачиваться человеческими жизнями. Массовые политические убийства в ленинско-сталинской России, полпотовской Камбодже, иди-аминовской Уганде, саддам-хусейновском Ираке и других странах, в определенной степени являются отголосками ритуальных жертвоприношений. Поменялась только терминология — теперь людей приносят в жертву не божествам, а идее. Справедливости ради надо сказать, что древние божества требовали значительно меньше крови, чем идеологический Молох, пожирающий миллионы безвинных жертв (6).

Особенно жестокими видами казней в Средние века были колесование и четвертование (разрывание). Колесование как способ казни был известен в Древнем Риме, в Германии, Франции и Англии. В России его применяли с XVII века, особенно часто — во время царствования Петра I, когда колесование стало «законным» методом казни и было включено в Воинский устав. Способ колесования состоял в следующем: к эшафоту привязывали в горизонтальном положении андреевский крест, сделанный из двух бревен (18). На каждой из ветвей этого креста делали две выемки на расстоянии примерно 30 см одна от другой. На кресте преступника привязывали лицом к небу, а каждую его конечность привязывали к одной из ветвей креста. Палач наносил удары по рукам и ногам железным ломом над выемками, переламывая кости каждой конечности в двух местах. Операция оканчивалась двумя-тремя ударами по животу и переломом спинного хребта. Искалеченного таким образом преступника укладывали на горизонтально поставленное колесо так, чтобы пятки касались головы, и оставляли в таком положении умирать.

Четвертование (разрывание). Привязывание преступника к конскому хвосту для разрывания тела было известно многим первобытным народам. Такая казнь применялась и у римлян во времена правления императоров. Но наибольшее распространение она получила в Средние века во Франции, Англии, Германии, Италии и России. Этим способом казнили за оскорбление величества, за покушение на жизнь государя и иногда за измену. Это была едва ли не самая жестокая казнь. Преступника, положенного спиной на невысокий эшафот (7—10 см), привязывали к нему накрепко цепями, которые охватывали грудь, шею, нижнюю часть живота и бедра. Привязывали к руке преступника орудие совершения преступления и жгли ее серным огнем. Затем клещами вырывали плоть в разных частях тела и в раны лили сплав свинца, масла, смолы и серы. Наконец, каждую конечность привязывали к лошади и сначала делали лошадьми небольшие рывки вперед, что причиняло казнимому страшные мучения, а затем пытались разорвать несчастного. У большинства казнимых сопротивление сухожилий и связок было так велико, что предварительно их нужно было рассекать. Только после этого лошади могли оторвать от тел конечности. После казни оторванные руки и ноги бросали к оставшемуся на эшафоте туловищу; все это сжигали на костре, а пепел пускали по ветру. Так во Франции в 1610 г. за убийство короля Генриха IV был казнен Франсуа Равальяк, а в 1757 г. за покушение на жизнь Людовика XV — Робер Дамьен.

Расчленение человека на более мелкие части палач проводил при казни, известной под названием «Разрезание на 10 тысяч частей», применяемой в Средние века в Китае. Этой казнью карались преступники за преступления против императора, за убийство отца и мужа. Раздетого преступника (преступницу) растягивали и привязывали к мраморному столу. Орудиями убийства служили ножи различной формы и назначения: для вырывания глаз, вскрытия полости живота, удаления внутренних органов, отрезания ногтей, рук, половых органов и т. д. Эти ножи имели надпись, обозначающую их предназначение, и находились в ящике, закрытом покрывалом. Палач вынимал орудия казни из ящика в случайном порядке и выполнял ту операцию, которая на них написана (1: 1л. 7).

Расстрел как вид казни получает большое распространение с появлением огнестрельного оружия. Как наказание за воинские преступления он стал применяться в XVI веке. В России первый случай расстрела, или «аркебузирования», как называли этот вид казни в петровские времена, отмечен в 1679 г., но официально он был введен Воинским артикулом Петра 1с 1715 г. В то время расстрел полагался за богохульство, самовольное обнажение шпаги с целью угрозы, небрежность офицера при несении караула, самовольное оставление караула или сон на посту, нападение на караул или на часового, невыполнение солдатом приказа, продажу солдатом мундира или оружия. С XIX века в России «узаконенными» видами казней остались только расстрел и повешение (19:17—24). В настоящее время расстрел как способ смертной казни особенно широко применяется в Китае, где приводится в исполнение наибольшее число смертных приговоров в мире. Власти этой страны периодически устраивают публичные показательные расстрелы осужденных, включая государственных чиновников — коррупционеров и взяточников. Казнь осуществляется путем выстрела в затылок стоящему на коленях преступнику. Во Вьетнаме, Сомали и Белоруссии расстрел также является единственным методом исполнения смертной казни. Наряду с повешением применяется расстрел и в КНДР. В США он сохраняется в качестве запасного метода казни только в штате Оклахома. Расстрел может производится как одним исполнителем так и стрелковым подразделением. В Советском Союзе основной формой смертной казни был расстрел путем одиночного выстрела, как правило, в затылок. В 1943—1947 гг. к военным преступникам и коллаборационистам применялось также повешение. В Российской Федерации расстрел является единственной формой смертной казни. Порядок приведения смертных приговоров определен Государственной думой РФ 18 декабря 1996 г. Согласно постановлению думы смертная казнь исполняется не публично путем расстрела. Исполнение смертной казни в отношении нескольких осужденных производится отдельно в отношении каждого и в отсутствие остальных. При исполнении смертной казни присутствуют прокурор, представитель учреждения, в котором исполняется смертная казнь, и врач. Наступление смерти осужденного констатируется врачом. Об исполнении приговора суда составляется протокол, который подписывается лицами, указанными в части второй настоящей статьи. Администрация учреждения, в котором исполнена смертная казнь, обязана поставить в известность суд, вынесший приговор, а также одного из близких родственников осужденного; тело для захоронения не выдается и о месте его захоронения не сообщается (20). С 1996 г. в связи с вступлением в Совет Европы в стране введен мораторий на смертную казнь.

Среди казненных посредством расстрела наследный французский принц герцог Энгиенский, император Мексики Максимилиан, последний русский государь Николай Второй и члены его семьи, советские политические деятели Бухарин, Каменев и Зиновьев, руководители советских карательных органов Ягода, Ежов и Берия, лидер итальянских фашистов Муссолини и лидер Румынии Чаушеску с женой.

КАЗНИ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

В России смертная казнь как мера наказания упоминается в ряде древних памятников, например в Краткой Русской Правде (XI век). В летописях сохранились упоминания о казне разбойников по указанию Владимира Мономаха. В 1069 г. Изяслав казнил 70 человек в поверженном Киеве. Были случаи казней в 1071 и 1157 гг. за «порицание веры», за «причинение мятежа и разделение в народе». Первым сводом законов, определяющим ответственность за совершение преступлений на Руси, была Русская Правда, разработанная в период с 1068 по 1072 г. сыновьями Ярослава Мудрого Изяславом, Святославом и Всеволодом. В этом своде законов было сохранено право кровной мести: «Убьет муж мужа, то мстит брат за брата, или сын за отца, или сын брата, или сын сестры; если не будет никто мстить, то 40 гривен за убитого». Однако основными наказаниями за нарушение имущественных прав и личной безопасности граждан, включая убийство, в Русской Правде были штрафы: «Если убитый — русин, или гридин, или купец, или ябедник, или мечник, или же изгой, или из Словении, то 40 гривен уплатить за него».

Весьма сурово относился законодатель к воровству. Так, любому предоставлялось право убить застигнутого на месте преступления ночного вора. Запрещалось лишать жизни вора лишь в дневное время или находящегося в связанном виде. В случае же убийства вором собственника около своего дома либо во время кражи его имущества закон разрешал убить преступника на месте без каких-либо ограничений. В Двинской Уставной грамоте 1397 г. смертная казнь была предусмотрена лишь за кражу, совершенную в третий раз. По Псковской судной грамоте 1467 г. смертью наказывались: воровство в церкви, конокрадство, государственная измена, поджог (26: 17—24).

Правовые нормы об уголовных наказаниях и их исполнении получили дальнейшее развитие в период образования и укрепления Российского централизованного государства. Важными источниками таких норм стали Судебники 1497 и 1550 гг., где были учтены предписания Русской Правды, и судебная практика. По Судебнику 1497 г. к числу преступлений, караемых смертью, были добавлены разбой, убийство, повторная кража, убийство своего господина, святотатство, хищение церковного имущества, кража холопов. С 1550 г. смертные приговоры дополнительно выносились за первую кражу, если вор пойман с поличным или признался в краже в результате пытки, за вторую кражу и второе мошенничество, если преступник сознался в этом, за ябедничество (клевету) или иное «лихое» дело, за супружескую измену.

Особенно жестокими были наказания в XVI веке во времена правления Ивана Грозного (1533—1584 гг.). Русские люди видели в Иване Грозном воплощенного Антихриста, посланца сил тьмы, ибо такого до него на Руси никто не творил. Обвинив в попытке отравления, он приказал выпить яд своему двоюродному брату, князю Владимиру Старицкому, его жене и двум малолетним сыновьям. Были убиты и их слуги, а мать князя Владимира, монахиня Ефросинья, вместе с сопровождавшими ее монахинями и слугами была утоплена в реке Шексне. После возвращения из Александровской слободы, обвинив бояр в «своевольстве, нерадении, строптивости, желании извести царя, супругу, сыновей его», Иван Грозный начал репрессии против реальных и мнимых врагов. Казни начались уже 4 февраля 1565 г., через два дня после его возвращения в Москву. По лживому доносу, что Новгородские «святитель, духовенство, чиновники и весь народ поддаются Литве», царь организовал карательную экспедицию. Его путь к Новгороду через Клин, Городню и Тверь был буквально залит кровью. «Думая, вероятно, что все жители сей области, покоренные его дедом, суть тайные враги московского самодержавия, убийства, грабеж там, где никто не мыслил о неприятеле, никто не знал вины за собою; где мирные подданные встречали государя как отца и защитника. Дома, улицы наполнились трупами; не щадили ни жен, ни младенцев. От Клина до Городни и далее истребители шли с обнаженными мечами, обагряя их кровию бедных жителей до самой Твери».

Так же как и Клин по пути к Новгороду Иван залил кровью и разграбил Тверь, Медное и Торжок. В Торжке, в одной из башен, находились окованные цепями пленные ливонцы и крымцы, которых умертвили. Крымцы, защищаясь, тяжело ранили Малюту Скуратова, едва не ранив и самого Ивана. «Вышний Волочок и все места до Ильменя были опустошены огнем и мечом. Всякого, кто встречался на дороге, убивали, для того что поход Иоаннов долженствовал быть тайною для России» (27: 588-591).

2 января 1570 г. передовая многочисленная дружина вошла в город, окружив его заставами со всех сторон, чтобы ни один человек не мог спастись бегством.Во время массовых казней в Новгороде царь приказал поджигать людей специальным горючим составом («пожаром»), затем, обожженных и изувеченных, их привязывали к саням и пускали лошадей вскачь. Тела волочились по мерзлой земле, оставляя кровавые полосы. Затем их сбрасывали в реку Волхов с моста, «где сия река не мерзнет зимою». Вместе с несчастными к реке везли их жен и детей. Женщинам закручивали назад руки и ноги, привязывали к ним детей и также бросали в студеную реку. «Ратники московские ездили на лодках по Волхову с кольями, баграми и секирами: кто из вверженных в реку всплывал, того кололи, рассекали на части. Сии убийства продолжались пять недель и заключились грабежом общим. 8 сентября оставшиеся в живых духовенство и миряне собрались в поле у церкви Рождества Христова служить общую панихиду за усопших над тамошнею скудельницею, где лежало 10 ООО неотпетых тел христиане!^».' Н.М. Карамзин Ш-шет: «Уверяют, что граждан и сельских жителей погибло тогда не менее шестидесяти тысяч. Кровавый Волхов, запруженный телами и членами истерзанных людей, долго не мог пронести их в Ладожское озеро».

25 июля 1570 г. на большой торговой площади в Китай-городе поставили 18 виселиц, разложили орудия для пыток и убийств, зажгли «высокий» костер и над ним повесили огромный чан с водой. В этот день «умертвили в четыре часа около двухсот человек» — и ни одна казнь не повторяла другую (27: 597).

Современники рассказывают, что царь приказал у многих «вырезать из живой кожи ремни, а с других совсем снять кожу, и каждому своему придворному определил, когда тот должен умереть, и для каждого назначил различный род смерти: у одних он приказал отрубить правую и левую руку и ногу, а только затем голову, другим же разрубить живот, а потом отрубить руки, ноги и голову».

Брата одной из своих жен, Михаила Темрюковича, Грозный приказал посадить на кол; так же он поступил и с бывшим своим любимцем, князем Борисом Тулуповым. Врачу Елисею Бомбелию по приказу Ивана Грозного вывернули из суставов руки, вывернули ноги, искромсали спину проволочными плетьми, затем привязали к столбу и развели под ним огонь. Затем несчастного полуживым отвезли в тюрьму, где он и скончался от ран.

Главу иностранного приказа (министра иностранных дел) Ивана Михайловича Висковатого по приказу Грозного привязали к столбу, а затем приближенные царя подходили к осужденному, и каждый вырезал у него из тела по куску мяса. Один из опричников, Иван Реутов, так «неудачно» отрезал кусок, что Висковатый умер. Тогда Грозный обвинил Реутова в том, что он сделал это, чтобы сократить муки Висковатого, и приказал казнить и его. От казни Реутов спасся тем, что заболел чумой и быстро умер.

Из других видов казней, применявшихся Грозным, следует назвать попеременное обливание осужденного крутым кипятком и холодной водой — так был казнен казначей Никита Фуников-Курпев. Тела казненных были оставлены без погребения на растерзание собакам. «Жены избиенных дворян числом 80 были утоплены». Иван Васильевич любил экзотические казни. Одним из любимых видов казни у него была травля «преступников» собаками. Для этого неугодных зашивали в медвежьи шкуры (называлось это «обшить медведно») и затем травили псами. Так был казнен Новгородский епископ Леонид. Иногда медведей, по указанию царя, просто натравливали на людей. Однажды царь приказал привязать к бочке с порохом и взорвать принявшего монашество воеводу михайловского Никиту Казаринова, заявив, что схимники — ангелы и должны лететь на небо.

Любимым видом казни у Ивана Грозного было и сожжение. Особый вид казни применялся грозным царем по отношению к изменникам. Приговоренного сажали в котел, наполненный маслом, вином или водой, закрепляли его руки во встроенные в котел кольца, ставили котел на огонь, постепенно нагревая жидкость до кипения. Известен случай, когда, прервав трапезу, царь «устремился растерзать литовских пленников, сидевших в московской темнице. Один из них, дворянин Быковский, вырвал копье из рук мучителя и хотел заколоть его, но пал от руки царевича Иоанна, который вместе с отцом усердно действовал в таких случаях... Умертвив более ста человек, тиран с торжеством возвратился в свои палаты и снова сел за трапезу» (27: 600).

Историки описывают и многие другие случаи, когда Иван Грозный лично убивал людей, включая и убийство собственного сына. В Синодике опальных, составленном по указанию Ивана Грозного в конце его жизни (около 1583 г.), царь объявил прощение всем казненным им боярам и пожертвовал монастырям на помин их душ крупные денежные суммы. Одновременно в десятки монастырей были разосланы поминальные списки. Синодик включает подробные списки лиц, казненных по делу о заговоре князя В.А. Старицкого в 1567—1571 гг. (примерно 3200 человек из 3300 записанных), а также списки казненных в 1564— 1565 и 1571—1575 гг. В него включена лишь часть убитых по приказу царя опричниками, точное число жертв террора неизвестно. Синодик приводит также некоторые данные о разорении Иваном Грозным Новгорода в 1570 г. Составители включили в Синодик текст отчета («сказку») Малюты Скуратова: «По Малютине скаске в новгороцкой посылке Малюта отделал 1490 человек (ручным усечением), ис пищали отделано 15 человек». Имена этих посадских людей в Синодике не перечисляются — по именам указано несколько сотен дворян и их домочадцы (28).

По Соборному уложению царя Алексея Михайловича 1649 г., смертная казнь назначалась за шестьдесят видов преступлений. Наиболее опасными считались преступления против веры. Первая статья Уложения гласила: «Будет кто иноверцы, какие ни буди веры, или и русской человек, возложит хулу на господа Бога и спаса нашего Иисуса Христа, или на рождышую его пречистую владычицу нашу богородицу и приснодеву Марию, или на честный крест, или на святых его угодников, и про то сыскивати всякие сыски накрепко. Да будет сыщется про то допряма, и того богохульника обличив, казнити, сжечь». А в 24-й статье 22-й главы Уложения было указано «А будет КОГО бусурман какими-нибудь мерами насильством или обманом русского человека к своей бусурманской вере принудит, и по своей бусурманской вере обрежет, а сыщется про то допряма, и того бусурмана по сыску казнить, сжечь огнем безо всякого милосердия. А кого он русского человека обусурманит, и того русского человека отослать к патриарху, или к иной власти, и велети ему учинити указ по правилам святых апостол и святых отец». Простая смертная казнь без указания ее вида полагалась за «святотатственную кражу, убийство в церкви и нарушение благочиния во время литургии, последствием которого явилась невозможность совершения последней».

Смертная казнь назначалась за «злоумышление против особы государя, а равно составление заговора или скопа против него; убийство или нанесение раны в присутствии государя или на государственном дворе; бунт против существующего правительства и государственная измена». К преступлениям против властей, караемых смертью, отнесены также «открытое восстание против властей; причинение смерти приставу, явившемуся из Москвы для вызова к суду; нанесение на суде смертельных ран судье; подложенное составление или порча акта, исходящего под авторитетом государственной власти, недозволенный выезд заграницу с целью измены, произведение в среде населения смут и злоумышлений на “затейные дела”». Смертью карались также «приготовление фальшивой монеты и порча настоящей, за что назначается залитие горла расплавленным металлом, и корчемная продажа табака, угрожаемая простою смертною казнью». Смертной казнью «без пощады» карались квалифицированные убийства: убийство родителей детьми, убийство матерью незаконнорожденного ребенка и мужеубийство, за которое виновной грозит «окапание заживо в землю». Смертная казнь назначалась и за оскорбление чести женщин, сопряженное с насильственными действиями, поджог, караемый сожжением преступника, вторичный разбой и квалифицированная кража; в последних двух случаях преступники карались обыкновенной казнью (29:44—71).

Уложение 1649 г. вносило в ритуал казни стадию «покаяния». Самой казни предшествовало пребывание осужденного в «покаянной избе» в течение 6 недель, затем следовало причастие и через 2—3 дня — казнь. По Указу 1669 г. срок пребывания в «покаянной избе» был сокращен до 10 дней, из которых 7 дней назначались для поста, два дня — на исповедь и принятие Святых Тайн, а на десятый день наступало исполнение приговора. В воскресные дни и дни «царского поминания» смертные казни не совершались. Казнь беременных женщин отлагалась до разрешения их от бремени. Экзекуцию «вершение» предписывается совершать, по возможности, на месте совершения преступления, но во всяком случае в городе или селении, а не в нежилом месте.

Интересное описание правил вершения правосудия, действующих в царствование Алексея Михайловича, оставил Котошихин Григорий Карпович — чиновник российского Посольского приказа, перебежавший в Швецию и написавший по заказу шведского правительства обширное сочинение, являющееся важным источником по истории России XVII века. Делами, связанными с убийствами и разбоями, занимался Разбойный приказ, в штате которого только в Москве было 50 «мастеров заплечных» — палачей. В других городах расследование подобных дел производилось в «приказных губных избах», и были «устроены для всяких воров тюрьмы». «И какова чину нибуди князь, или боярин, или и простой человек, изыман будет на розбое, или в тадбе, или в злом деле в смертном убийстве, и в пожоге, и в ыных воровских статьях, и приведут его на Москве в Розбойной или в земской Приказ, а в горо-дех в Приказы жив губную избу: и кто будет был на розбое и учинил убийство, или пожог и татбу, а таварыщи их розбежались и не пойманы, и таких злочинцов в празники и в иные дни пытают и мучат без милосердия...» «А устроены для всяких воров пытки: сымут с вора рубашку и руки его назади завяжут, подле кисти, веревкою, обшита та веревка войлоком, и подымут его к верху, учинено место что и виселица, а ноги его свяжут ремнем; и один человек палач вступит ему в ноги на ремень своею ногою, и тем его отягивает, и у того вора руки станут прямо против головы его, а из суставов выдут вон; и потом ззади палач начнет бити по спине кнутом изредка, в час боевой ударов бывает тридцать или сорок; и как ударит по которому месту по спине, и на спине станет так слово в слово будто большой ремень вырезан ножем мало не до костей. А учинен тот кнут ременной, плетеной, толстой, на конце ввязан ремень толстой шириною на палец, а длиною будет с 5 локтей. И пытав его начнут пытати иных потому ж, и будет с первых пыток не винятся, и их спустя неделю времени пытают вдругорядь и вътретьие, и жгут огнем, свяжут руки и ноги, и вложат меж рук и меж ног бревно, и подымут на огнь, а иным розжегши железные клещи накрасно ломают ребра; и будет и с тех пыток не повинятца, и таких сажают в тюрму.

...А как они в тюрме отсидят года два и больше, а порук не будет, и таких из тюрем свобождают и ссылают в далние городы, в Сибирь и в Астарахань, на вечное житье. А которые воры бывают на разбое, хотя и двожды пойманы, а убийства смертного и пожогу не учинили: и таких бив кнутом по торгам, за первую вину отрезав левое ухо сошлют в ссылку, а за другую вину, как будет пойман в таких же делах; бив кнутом, отрезав и правое ухо, сошлют в сылку ж, а за иные вины потомуж бывает наказание и казни, по разсмотрению, кто чего будет достоин. А в середних и малых винах бывает наказание, бьют кнутом и батогами, смотря по вине, а потом свобождают. А бывают мужскому полу смертные и всякие казни: головы отсекут топором за убийства смертные и за иные злые дела, вешают за убийства ж и за иные злые дела; живого четвертают, а потом голову отсекут за измену, кто город здаст неприятелю, или с неприятелем держит дружбу листами, или и иные злые изменные и противные статьи объявятся; жгут живого за богохулство, за церковную татьбу, за содомское дело, за волховство, за чернокнижество, за книжное преложение, кто учнет вновь толковать воровски против Апостолов и Пророков и Святых Отцов с похулени-ем; оловом и свинцом заливают горло за денежное дело, кто воровски делает, серебреником и золотарем... также кто на царском дворе, или где-нибудь, вымет на кого саблю, или нож, и за царское бесчестье, кто говорит про него за очи бесчестные. Женскому полу (Зри в Уложенной Книге) бывают пытки против того же, что и мужскому полу, окромь того что на огне жгут и ребра ломают. А смертные казни женскому полу бывают: за богохулство ж и за церковную татьбу, за содомское дело жгут живых, за чаровство и за убойство отсекают головы, за погуб-ление детей и за иные такие ж злые дела живых закопывают в землю, по титки, с руками вместе, отоптывают ногами, и от того умирают того ж дни или на другой и на третей день. А за царское бесчестье указ бывает таков же что мужскому полу. А которые люди воруют с чужими женами и з девками, и как их изымают, и того ж дни или на иной день обеих мужика и жонку, кто б каков ни был, водя по торгом и по улицам вместе нагих бьют кнутом» (30: 94—96).

По данным Котошихина, в царствование Алексея Михайловича по случаю смуты из-за подделки монет в один день было казнено 150 человек, а всего «за эти годы» — 7 тысяч человек. Значительную часть казненных составили участники крестьянских восстаний и, в частности, восстания под руководством Степана Разина, который в июне 1671 г. был четвертован в Москве вместе с братом. В Уложении 1649 г. способы смертной казни были регламентированы. Казни подразделялись на простые и квалифицированные. Целью простой казни было лишение жизни преступника, а квалифицированной — дополнительное причинение ему мучений и страданий. К простым казням относились повешение, обезглавливание и утопление, к квалифицированным — сожжение, заливание расплавленного металла в горло, четвертование, колесование, сажание на кол, закапывание живьем в землю и другие.

Наиболее распространенным видом квалифицированной казни в России в Средние века было сожжение заживо. Преступников сжигали на обыкновенном костре или в деревянном срубе, иногда предварительно заключив в железную клетку. Еще в начале XIII века киевские князья и высокопоставленные священнослужители казнили за хулу православной веры путем сожжения. Считалось, что огонь сжигает исходящее от провинившихся «зло». Главной целью казни были не только страдания казнимых, но и уничтожение «нечистой силы».

Как говорит летопись, в 1227 г. в Новгороде «изъжогша волхвов четыре». В 1230 г. в Новгороде же, во время голода, бояре присуждали к сожжению граждан, доведенных крайностью до людоедства. В 1411 г., после начала эпидемии чумы, в Пскове по обвинению в «напущений» болезни были сожжены 12 женщин. На другой год массовое сожжение людей произошло в Новгороде. В 1442 г. в Новгороде многие сожжены были по подозрению в совершении поджогов. В 1444 г. по обвинению в чародействе в Можайске вместе с женой был сожжен боярин Андрей Дмитриевич. В 1493 г. в Москве по подозрению в намерении отравить Иоанна III сожжены в железных клетках князь Лукомский и толмач Матиас. В 1684-м вышел указ, который предписывал «хватать» тех, «кто не ходит в церкви, не бывает у святого причастия и не пускает к себе в дом священников — и подвергать таких людей пытке; кто окажется при этом нераскаявшимся грешником — сжигать».

Во второй половине XVII века сожжение особенно часто применялось в виде наказания за упорство в «старой вере». В 1666—1667 гг. состоялся большой Московский собор, на котором староверов, а также всех не покоряющихся церкви предали анафеме и объявили достойными «телесной» казни: «Аще ли же кто не послушает повелеваемых от нас и не покорится святой восточной церкви и сему освященному собору, или начнет прекословить и противиться нам, и мы такового противника данной нам властью... проклятию и анафеме предаем... мы таковых накажем духовно: аще же и духовное наказание наше начнут презирать, и мы таковым приложим и телесные озлобления». После этого собора «отступников от Веры Христовой» сжигать стали чаще.

Для получения представления о личности казнимых и характере обвинений приведем несколько примеров из работы Е.О. Шацкого «Русская православная церковь и сожжения»: в 1666 г. в вязниковских лесах был схвачен и после допроса сожжен старообрядческий проповедник Вавила. В 1671 г. старообрядец Иван Красулин был сожжен в Печенгском монастыре. Зимой 1671—1672 гг. в Москве сожжен видный старообрядец Авраамий, несколько раньше него в Москве взошел на костер старообрядец Исайя. В 1672 г. в Астрахани воевода Одоевский сжег К. Семенова, у которого была найдена тетрадка с заговорами. Женка Федосья, обвиненная в порче, попала на костер в 1674 г. в северном городе Тотьме. Перед казнью она заявила, что никого не портила и наговорила на себя, не стерпев пыток. В 1676 г. в селе Сокольском царским указом было повелено сжечь Панко и Аноску Ломоносовых, колдовавших с помощью кореньев: «Сокольскому пушкарю Панке Ломоносову и жене его Аноске дать им отца духовного и сказать им их вину в торговый день при многих людях, и велеть казнить смертью, сжечь в срубе с кореньем и с травы».

В том же 1676 г. старообрядец, инок Филипп, который наладил связи Аввакума с центрами раскола, «сожжен огнем бысть» в Москве. В 1677 г. поп-старообрядец был сожжен в Черкасске по приказанию атамана донского войска М. Самарина. 14 апреля 1682 г. были сожжены Аввакум и три его товарища по заключению: Феодор, Епифаний и Лазарь (32). В сочинениях Аввакума сохранилось много сведений о сожжении старообрядцев. Иларион, стрелец, сожжен в Киеве. По-лиект, священник, сожжен в Боровске («и с ним 14 человек сожгли»). Иван Юродивый сожжен в Холмогорах. «В Казани никонияне тридцать человек сожгли, в Сибири столько же, во Владимире — шестерых, в Боровске — четырнадцать человек».

Иногда сожжение производилось на медленном огне. В 1701 г. таким образом были казнены за распространение возмутительных «тетрадей» (листовок) о Петре I Гришка Талицкий и его сообщник Савин. В синодском указе по этому поводу сказано, что Талицкий «во время казни, копчением творимой, не стерпя того, покаялся». Обоих осужденных, по свидетельству Штраленберга, в течение 8 часов окуривали едким составом, от которого у них вылезли все волосы на голове и бороде и все тело медленно таяло, как воск; в конце концов их истаявшие тела были сожжены вместе с эшафотом.

Сожжения колдунов, колдуний и прочих отступников продолжались и в XVIII веке. Особенно жестокими репрессиями преследовалась «ересь» во времена правления Анны Иоанновны (1730—1740 гг.). Это наглядно демонстрирует указ императрицы о наказаниях за волшебство от 25 мая 1731 г.: «Ежели впредь кто, гнева Божьего не боясь и сего Ея Императорского Величества указу не страшась, станут волшебников к себе призывать, или к ним в домы для каких волшебных способов приходить, или на путях о волшебствах разговоры с ними иметь, и учению их последовать, или какие волшебники учнут собою на вред, или мняще, якобы на пользу кому волшебства чинить; и за то оные обманщики казнены будут смертию, сожжены; а тем, которые для мнимой себе душевредной пользы, станут их требовать, учинено будет жестокое наказание, биты кнутом, а иные, по важности вин, и смертью казнены будут».

В 1730 г. приговорены к сожжению за богохульство 19-летний солдат Филипп Сизимин и дворовый Иван Столяр. В 1732 г. по доносу некоего разбойника Караулова в Москве были арестованы более ста сектантов — «хлыстов». Четыре человека, в том числе почитаемая сектантами как богородица монахиня Анастасия (Агафья) Карпова, были казнены, а 116 человек биты кнутом и сосланы (33). В 1732 г. жена симбирского посадского знахаря Якова Ярова донесла на своего мужа, что видела, как он «по книгам своим еретическим чинил еретичество и молился на запад левою рукою ниц»; а когда она была беременна, якобы говорил: «Ежели родит, чтобы того младенца отдать крестить отцу ево Сатанаилу». Сам Яров на допросе в Симбирской ратуше винился, что, найдя «приворотную к блуду» книжку, отрекся от Христа, призвал Сатану, неких еретиков Дионисия и Варлаамия и назвал себя их рабом. Хотя дальнейшие показания были противоречивы, Ярова сожгли. В 1738 г. две женщины были сожжены в срубе за то, что во время литургии выплюнули Святые Тайны. В 1738 г. протопоп Иван Федосьев был казнен за то, что в пьяном виде заявил: «Что мне Богородица, я с ней трижды сквернодеяние учиню» (и выговорил прямо народным речением).

В 1738 г. еврей Борух Лейбов ухитрился обратить в иудаизм флотского капитан-поручика Александра Возницына. Возницын даже совершил обрезание и был изобличен в вероотступничестве собственной супругой. Та подала донос, и Лейбов, и Возницын были сожжены. Приговор гласил: «...обоих казнить смертью, сжечь, чтобы другие смотря на то невежды и богопротивники, от христианского закона отступить не могли (как Возницын) и таковые прелестники, как и оный жид Борох, из христианского закона прельщать и в свои законы превращать не дерзали». Благочестивая вдова, кроме законной части из имения мужа, получила еще сто душ с землями «в вознаграждение за правый донос».

В 1738 г. был сожжен татарин Тойгильда Жуляков за то, что он, «крестясь в веру греческого вероисповедания, принял снова магометанский закон и тем не только в богомерзкое преступление впал, но яко пес на свои блевотины возвратился и клятвенное свое обещание, данное при крещении, презрел, чем Богу и закону его праведному учинил великое противление и ругательство». Казнь была совершена «при собрании всех крещеных татар», «на страх другим таковым, кои из магометанства приведены в христианскую веру».

В 1743 г. Сенат приговорил к сожжению вероотступника Несмеянко-Кривого. Последний не только отрекся от православной веры и снял с себя крест, но и расколол икону. Последнее известное сожжение произошло в 70-е гг. XVIII века на Камчатке, где в деревянном срубе сожгли колдунью-камчадалку. Руководил казнью капитан Тенгинской крепости Шмалев.

В 1744 г. императрица Елизавета распорядилась представлять ей на подпись все смертные приговоры и ни одного из них не утвердила, однако и в ее царствование приговоры за «отступничество» были довольно жестокими. Так, в 1744 г. по указу Синода в Соловецкую монастырскую тюрьму заключили матроса Никифора Куницына «за богоотступное своеручное его письмо, каково писал на князя тьмы, содержать его в вечных монастырских до смерти его никуда неисходных трудах и что за такое его тяжкое пред Богом согрешение во всю свою жизнь приносить Господу Богу покаяние, приходя с работы в церковь ко всякому славословию по вся дни» (31).

Указания на применение казни путем «залития горла расплавленным металлом», совершавшейся над фальшивомонетчиками, известны из Окружной грамоты 1637 г., в которой говорится: «В прежних летах, при прежних великих государях, таким ворам заливали теми их воров-скими деньгами горло». В 1672 г. эта казнь была заменена отсечением у преступников обеих ног и левых рук.

Четвертование назначалось за государственные преступления и считалось одной из самых позорных казней. В1497 г. в Москве по повелению великого князя Иоанна III были четвертованы сторонники его сына Василия. Четвертованием был казнен в первой половине XVII века самозванец Анкудинов (лже-Шуйский). Этой же казни был подвергнут Стенька Разин — «в Москве живой рассечен». Колесование заключалось в том, что осужденного распластывали на земле лицом кверху и затем раздробляли члены его колесом. После казни колесо устанавливалось в горизонтальном положении на шесте, и раздробленное, иногда еще с признаками жизни, тело казненного клали на него, что считалось увеличивающим позорность казни. Эта казнь особенно часто применялась в царствование Петра I. Рассказывая в своих записках про казни мятежных стрельцов, современник Петра Иван Афанасьевич Желябужский говорит, что «у них, за их воровство, ломаны руки и ноги колесами; и те колеса воткнуты были на Красной площади на колья, и те стрельцы положены были на те колеса и живы были немного не сутки, а на тех колесах стонали и охали» (34: 201—216).

Посаженне на кол, как и четвертование, применялось главным образом к бунтовщикам и государственным преступникам — «воровским изменникам». Так в 1598 г. был казнен «атаман воровских казаков». В 1606 г. казнь эта совершена над мятежником Аничкиным, а в 1614 г. над Заруцким, известным сообщником Марины Мнишек (35). Этим способом Иван Грозный иногда казнил бояр — так им был посажен на кол князь Дмитрий Шевырев (27: 583). По свидетельствам современников и, в частности, австрийского посланника Плейера, именно таким способом Петр I расправился с майором Степаном Глебовым, любовником своей сосланной в монастырь жены Евдокии. В три часа дня 15 марта 1718 г. измученного пытками Глебова привезли на Красную площадь, заполненную толпами народа. Петр приехал в отапливаемой карете и остановился неподалеку от места казни. Рядом стояла телега, на которой сидела опальная Евдокия. Ее охраняли два солдата, которые должны были держать бывшую государыню за голову и не давать ей закрывать глаза. Посреди помоста торчал кол, на который усадили раздетого донага Глебова. Чтобы он не умер от переохлаждения в тридцатиградусный мороз, на него, по личному указанию Петра, надели шубу, шапку и сапоги. Глебов мучился пятнадцать часов и умер только в шестом часу утра следующего дня. Голова его была отрублена, а тело было снято с кола и брошено среди тел других казненных по этому делу. В тот же день, 15 марта, на Красной площади были казнены проходившие по тому же делу ростовский епископ Досифей (в миру Демид Глебов), казначей Покровского монастыря и духовник бывшей царицы Федор Пустынный, певчий царевны Марии Алексеевны Федор Журавский. Ряд лиц был подвергнут телесным наказаниям. Через три с половиной года — 15 августа 1721 г. — Петр вдобавок повелел Святейшему Синоду предать покойного Степана Глебова вечной анафеме. Во исполнение этого повеления преосвященный Варлаам, епископ Суздальский и Юрьевский, издал 22 ноября 1721 г. т. н. архиерейский указ, в котором привел форму провозглашаемой анафемы. В ней майор Глебов был назван «злолютым закона Божия преступником», «царского величества противником», «лютейшим благочестия преступником и презирателем» (36:442—443).

В 1738 г., в царствование Анны Иоанновны, объявился самозванец Миницкий, объявивший себя царевичем Алексеем Петровичем. Самозванцу удалось «смутить» бывшего священника Г. Могилу и нескольких солдат и казаков. Дело сочли важным и решили произвести сильное впечатление на народ варварскими казнями. «Миницкий и священник села Ярославца Г. Могила были посажены живые на колья; некоторые из участников были четвертованы, другим отрубили головы». После казни самозванца Анна Иоанновна издала специальный указ, где рассказала о выступлении Миницкого и о мучительной казни, которой подвергся сам самозванец и те, кто ему поверил. Указ был оглашен по всей стране (37: 98).

Посажение на кол было одной из самых мучительных казней: под тяжестью тела казнимого кол медленно проникал в его внутренности и выходил наружу в грудь или между лопатками. Для увеличения мучений на колу делалась перекладина, которая задерживала опускание тела и тем самым замедляла смерть, доставляя казненному адские страдания. Иногда во время сидения преступника на колу ему проводился последний допрос, а священник давал напутствие. «Окопание заживо в землю» назначалось за мужеубийство. Осужденная зарывалась живой в землю по плечи с завязанными за спиною руками. В этом положении несчастную под стражей оставляли до тех пор, пока она не умирала от голода и жажды. Прохожим позволялось только бросать деньги, которые использовались на покупку ей гроба и свечей. Пока она была жива, к ней приходил священник, который напутствовал ее и молился за нее при зажженных свечах. По словам Котошихина, смерть при такой казни наступала на второй или третий день, но в отдельных случаях страдания прекращались лишь на 7-й, 8-йидажена 12-йдень. В течение второй половины XVII века смертная казнь через «окопание» то отменялась с заменой ее другими видами казни, то вновь восстанавливалась. Известны случаи применения этой казни в 1702, 1730 и даже в 1740 гг.

Со второй половины XVII века в России применяется такой вид квалифицированной казни, как повешение на железном крюке за ребро. Этот один из самых жестоких видов казней описан в «инструкции для искоренения разбойников».

Еще один вид экзотической казни-пытки описывает известный немецкий путешественник и ученый Адам Олеарий в Путевых записках о Московии XVII века. «Жертву привязывают к спине сильного человека, стоящего прямо на ногах и опирающегося руками на особое приспособление, похожее на высокую, в человеческий рост, скамейку, и в таком положении наносят 200 или 300 ударов кнутом, преимущественно по спине. Удары начинают наносить пониже затылка, и они идут сверху вниз. Палач с таким искусством наносит удар, что с каждым разом отрывает кусок мяса. Подвергшиеся истязанию большей частью умирают» (38:289). Подобная казнь применялась на Руси и в XIX веке, при Николае I, когда формально смертной казни не существовало. Преступника приговаривали более чем к ста ударам кнута, что равносильно смертельному приговору. Палач, понимая, что означает такой приговор, из чувства человеколюбия убивал несчастного третьим или четвертым ударом кнута.

В России квалифицированные способы смертной казни применялись вплоть до XVIII века. Утопление как вид казни применялось главным образом при массовых казнях. Так, в 1607 г. было утоплено по повелению царя Василия Шуйского до 4 тыс. мятежников: «Пленных мятежников каждую ночь выводили сотнями, ставили их в ряд и убивали как быков, ударяя дубиною по голове, а тела спускали под лед в Яузу». При царе Алексее Михайловиче казнь эта была применена к лицам, обвиненным за участие в бунте 1662 г.: «Пущим (т.е. главным) ворам в ночи учинен указ, — пишет Котошихин, — завязав руки назад, посадя в большие суды, потопили в Москве реке». При Алексее Михайловиче утопление вместе с собакою, петухом, ужом и котом назначалось также за отцеубийство и матереубийство (30: 95).

Как и в Европе, в России казни совершались публично при большом стечении народа. Устраивались торжественные процессии к месту казней, а трупы или части тела казненных выставлялись на месте казни. Иногда казненные надолго оставлялись на виселицах, на колу или на колесе; при четвертовании отрубленные члены выставлялись в разных концах города или прибивались к деревьям по дорогам, а голова казненного водружалась в публичном месте на кол. Иногда казни носили издевательский характер. В работе историка русского права Николая Павловича Загоскина «Очерк истории смертной казни в России» приводится пример такой казни, когда две женщины, казненные «окопанием в землю», после смерти были еще повешены верх ногами на виселице. В 1696 г. по приказанию Петра I была совершена казнь над трупом умершего за 13 лет перед тем боярина И.М. Милославского, которого Петр считал идейным вдохновителем стрелецкого движения. Тело умершего было извлечено из могилы и отвезено на тележке, запряженной шестью свиньями, в Преображенский приказ, где было облито кровью казненных стрельцов, а затем рассечено на части (39: 27). Нередко тела казненных отдавались на съедение собакам. Так, части тела четвертованного Стеньки Разина были выброшены в различных местах Москвы, а внутренности брошены собакам. По свидетельству современника, «псам на съедение отдан»; равным образом, и Никита Пустосвят был «главосечен и в блато псом на снедь» (40).

Иногда «заплечных дел мастера» еще и от себя усугубляли характер казней. Так, при царе Василии Шуйском при повешении самозванца лже-Петра веревка оказалась слишком толстой и петля не могла затянуться; тогда палач, взяв дубину у стоявшего поблизости мужика, размозжил повешенному голову. Через несколько лет при повешении четырехлетнего ребенка «паньи Маринки проклятого сынка-ворёнка», из-за того, что ребенок был легок, мочальная петля не затянулась, и несчастный, полуживым, был оставлен в метель и стужу мученически умирать на виселице. Речь идет о сыне Марины Мнишек и Лжедмитрия II. Марина Юрьевна Мнишек (1588—1614)—дочь Сандомирского воеводы Ежи Мнишека и Ядвиги Тарло, жена Лжедмитрия I, венчанная с ним в мае 1606 г., незадолго до его гибели, и коронованная как русская царица. Единственная женщина, коронованная в России до Екатерины I. После казни Лжедмитрия I — жена следующего самозванца, Лжедмитрия И, выдававшего себя за первого. Активно участвовала во всех основных событиях Смутного времени. По сообщениям русских послов польскому правительству, после ареста «умерла с тоски по своей воле»; по другим источникам — была повешена или утоплена. Перед смертью, узнав о казни сына, якобы прокляла род Романовых, предсказав, что ни один из них не умрет своей смертью (29: 65).

Православный народ России смотрел как на Антихриста и на другого горячего поклонника смертной казни — на Петра I (1682—1725). Воинский устав Петра 1 1716 г. предусматривал смертную казнь за 123 преступления. Примерно в половине случаев в уставе был определен способ смертной казни. В остальных — его оставляли на усмотрение суда. В отличие от Уложения 1649 г. число способов смертной казни при Петре было сокращено до трех: расстрел (аркебузирование), обезглавливание и повешение. Расстрел применялся только к военнослужащим. Обезглавливание осужденных производили мечом на плахе или бревне, а не топором, как при предшественниках Петра. По сравнению с Уложением царя Алексея Михайловича в Воинском уставе Петра число преступлений, караемых смертью, увеличилось почти в два раза. Преступлениями против веры в Петровскую эпоху считались «союз с дьяволом», «заговор ружья», «непосредственное сношение с адом с целью причинения вреда другим людям». Эти «преступные деяния» карались сожжением. Богохуление влекло за собой смертную казнь с предварительным прожжением языка раскаленным железом. К преступным деяниям была отнесена и лжеприсяга — при значительных последствиях преступление каралось смертью, при незначительных — отсечением двух пальцев и каторгой. Важным политическим преступлением в Воинском уставе считались неуважительные высказывания против царя: «Кто против Его Величества особы, — говорит 20-й артикул этого документа, — хулительными словами погрешит, его действия и намерения презирать и непристойным образом о том рассуждать будет, имеет живота лишен быть и отсечением главы казнен».

Как и во времена Алексея Михайловича, «залитием» горла расплавленным металлом наказывалось изготовление фальшивых монет. Об этом свидетельствует указ Петра от 5 февраля 1723 г., предписывающий отсекать «для скорой смерти» головы тем из подвергающихся этой казни преступникам, которые не сразу умрут после экзекуции над ними. К этой же группе преступных деяний были отнесены растрата или «утайка» казенных денег, караемые повешением. К такой же казни приговаривались и недоносители по таким делам. Смертной казнью при Петре карались виновные во всяком умышленном убийстве. Состоявшаяся дуэль, хотя бы в результате ее не было ни смертного исхода, ни нанесения раны, наказывалась позорной казнью через повешение как для обоих противников, так и для их секундантов. Даже убитый на дуэли не избегал казни — его мертвого вешали за ноги. При Петре I впервые в российском светском законодательстве появляется определение посмертных наказаний за самоубийство. Воинский устав отличал самоубийство, совершенное при здравом уме, от самоубийства, совершенного в болезненном психическом состоянии. В первом случае труп самоубийцы волочился палачом по улицам, после чего его бросали «в бесчестном месте»; во втором случае самоубийца лишался христианского обряда погребения. Воинский устав предусматривал также наказания и за покушение на самоубийство. Если солдат покусится на самоубийство «от мучения, досады или в беспамятстве», он с бесчестием изгоняется из полка; если же он покусится на него без этих смягчающих вину обстоятельств, его наказывали смертной казнью. Прелюбодеяние, блуд, кровосмешение, многобрачие, похищение и изнасилование женщин, мужеложство и скотоложство — все эти преступные деяния по Воинскому уставу карались смертной казнью, иногда заменяемой каторгой или телесным наказанием. Суровое наказание за прелюбодеяние смягчалось, если уличенная в нем сторона докажет, что она «в супружестве способу не может получить телесную охоту утолить».

Как и в Уложении 1649 г., смертная казнь через сожжение назначалась за поджог, если будет доказана умышленность деяния. За разбой и грабеж виновные карались колесованием «с последующим наложением на колесо тела казненного». Крупная кража (на сумму свыше 20 рублей), «а равно кража хоть и мелкая, но совершенная в четвертый раз, всякая кража во время наводнения или пожара, кража из казенного цейхгауза, у своего господина, у товарища или на карауле, если цена покраденного даже и незначительна», наказывалась смертной казнью через повешение. Воинский устав предусматривал наказания и за другие квалифицированные виды кражи: святотатственная кража из церкви (храмская татьба) влечет за собой смертную казнь путем усекновения головы. В качестве воров рассматриваются и «одинаковую с ними кару несут» лица, утаившие украденное и не объявившие о краже начальству.

Особенно жестокими были казни Петра I в 1698 г., при подавлении стрелецкого бунта, вызванного тяготами службы в пограничных городах, изнурительными походами и притеснениями со стороны полковников. После разгрома восставших стрельцов в 40 верстах к западу от Москвы войсками А. Шейна и П. Гордона 22 и 28 июня были повешены 56 «пущих заводчиков» бунта, а 2 июля — еще 74 «беглеца в Москву». Кроме того, 140 человек были биты кнутом и сосланы, а 1965 человек разосланы по городам и монастырям.

Срочно возвратившийся из-за границы 25 августа 1698 г. Петр I возглавил новое следствие («великий розыск»). Из городов и монастырей велено было свезти сосланных ранее стрельцов, которых разместили по московским монастырям и в подмосковных селах под крепким караулом. Всего было задержано 1714 стрельцов. Допрос происходил в Преображенском селе под руководством князя Федора Юрьевича Ромодановского, заведовавшего Преображенским приказом. Для допросов было устроено четырнадцать застенков, каждым из которых заведовал один из думных людей и ближних бояр Петра. Признания добывались пытками.

Подсудимых привязывали к перекладине за связанные назад руки и сначала пороли кнутом до крови. Если стрелец не давал желаемых показаний, его клали на раскаленные угли. По свидетельству современников, в Преображенском селе ежедневно курилось до тридцати костров с угольями для поджаривания стрельцов. Царь присутствовал при этих варварских истязаниях. Если пытаемый ослабевал и нужен был для дальнейших показаний, то призывали медика и лечили несчастного, чтобы затем вновь подвергнуть мучениям. Основной целью пыток было получение показаний, изобличающих сестру Петра, царевну Софью, в подстрекательстве стрельцов на бунт. Под пытками стрельцы сознались, что у них было намерение поручить правление царевне Софье и истребить немцев, но никто из них не показал, чтобы царевна сама призывала их к этому.

Петр подозревал сестру и приказал пытать стрельцов сильнее, чтобы вынудить у них показания, обвиняющие Софью. 30 сентября при въезде в каждые ворота Москвы были построены по две виселицы, каждая из которых была предназначена для шести бунтовщиков. 30 сентября на этих виселицах был казнен 201 человек. Через 10 дней 200 других бунтовщиков были повешены на бойницах кремлевской ограды, а через три дня несколько сот человек были повешены на ограде Белого города, так называемой Белой стене (1:69). Затем снова пытали как стрельцов, так и стрелецких жен.

Новые казни ежедневно проводились в Москве на Красной площади с 11 до 21 октября. Одним ломали руки и ноги колесами, другим рубили головы, большую часть стрельцов вешали. 11 октября было казнено 144 человека, 12 октября — 205 человек, 13 октября — 141 человек, 17 октября 109 стрельцам отрубили головы в Преображенском селе. Этим занимались по приказанию царя бояре и думные люди, а сам царь, сидя на лошади, смотрел на это зрелище. 18 октября были казнены 65 человек, 19 октября — 106 человек. 21 октября перед Новодевичьим монастырем повесили 195 человек, прямо перед кельями царевны Софьи. Троим из них, висевшим под самыми окнами, дали в руки бумагу в виде челобитных. Последние казни над стрельцами совершены были в феврале 1699 г. Тогда в Москве было казнено разными казнями 177 человек. Всего было казнено около 2000 стрельцов; биты кнутом, клеймены и сосланы 601 (преимущественно несовершеннолетние). Пятерым стрельцам Петр I отрубил головы лично. Головы казненных стрельцов были водружены на колья и выставлены на всеобщее обозрение. Тела казненных лежали не-прибранные до весны, и только тогда велено было зарыть их в ямы близ разных дорог в окрестностях столицы, а над их могилами специальным указом велено было поставить каменные столбы с чугунными досками, на которых были написаны их вины; на столбах были закреплены спицы с воткнутыми на них головами казненных (41: Гл. 13. Софья).

Софья по приказанию Петра была пострижена под именем Сусанны в том же Новодевичьем монастыре, в котором жила прежде. Дворовые места стрельцов в Москве были розданы, а строения проданы. Следствие и казни продолжались до 1707 г. В конце XVII — начале XVIII века 16 стрелецких полков, не участвовавших в восстании, были расформированы, а стрельцы с семьями высланы из Москвы в другие города и записаны в посадские.

При Петре в ноябре 1724 г., пожалуй впервые в российской истории, «за взятку и казнокрадство» был обезглавлен любимец императрицы Виллим Моне. На его казнь Петр привез Екатерину и показал ей насаженную на шест голову казненного.

При Петре I существовала казнь «по жребию». Она применялась, когда среди множества людей нельзя было выявить конкретных виновников или когда в преступлении участвовало много людей, но не было смысла казнить всех. Например, за драку на спорных землях, т.е. землях, которые оспаривались между собой разными селами, убивали «по жребию» каждого двадцатого.

Время царствования ближайших преемников Петра I — Екатерины I, Петра II, Анны Иоанновны и Иоанна Антоновича, до воцарения императрицы Елизаветы Петровны, — также характеризуется господством в уголовной практике идеи устрашения. В это время применяются все виды смертных казней, широко применявшихся Петром. Уже через полтора месяца после смерти Петра указом от 24 марта 1727 г. Екатерина вводит наказание, которое можно поставить в один ряд с самыми жестокими карами предшествующих десятилетий. Этим указом рекрутов, прибегающих к «членовреждению» с целью избавиться от военной службы, велено вешать по жребию в количестве одного из десяти; остальным же рвать ноздри, бить кнутом и ссылать в вечную каторгу (35).

Во время царствования Анны Иоанновны (1730—1740 гг.) жестокость способов смертной казни вновь возросла. Императрица в самом начале своего царствования особым указом напоминает о том, что по действующим законам за волшебство полагается сожжение. В годы ее царствования к ранее известным способам казни добавилось «подвешение на крюк за ребро». Казнимый таким образом висел вниз головой, пока не наступала смерть. В 1731 г. подтверждено применение этого вида казни к «вящим» ворам и разбойникам. Подвешение за ребро вместе с колесованием широко употреблялось при усмирении пугачевщины: «...при всех тех селениях, которыя бунтовали — поставить и впредь до указа не снимать по одной виселице, по одному колесу, и по одному глаголу для вешания за ребра» (42: 111). Во время правления Анны Иоанновны по ложному доносу — «сделать себя государем хотел» — после мучительной пытки отрубили правую руку и голову видному деятелю того времени, военному и дипломату Артемию Волынскому.

Взошедшая в 1741 г. на престол Елизавета Петровна заменила ссылкой смертную казнь для всех противников ее воцарения, присужденных к колесованию, четвертованию и отсечению голов. Она приостановила исполнение смертных казней в империи, хотя и не отменила это наказание. Это привело к переполнению тюрем приговоренными к смертной казни, поэтому в 1754 г. был издан указ, в соответствии с которым вместо смертной казни стали применять «жестокое наказание кнутом, клеймить словом “вор” и рвать ноздри». На практике такие наказания часто заканчивались смертью.

В подготовленном в 1755 г. при Екатерине II новом проекте Уложения о наказаниях широко фигурировала смертная казнь, причем к известным способам за тяжкие политические преступления предлагалось добавить новый — «разорвание на части пятью лошадьми». Сенат одобрил это Уложение, но императрица его не утвердила. Смертная казнь формально не применялась, но фактически осужденных лишали жизни путем засечения кнутом, плетьми, батогами и розгами. Такие казни наблюдались в России еще долгие годы. Выступая в принципе противницей смертной казни, Екатерина И, однако, не отрицала ее полностью. Во время ее царствования казни применялись весьма широко, особенно после подавления восстания Пугачева, которого велено было четвертовать. Многие его сторонники были повешены, некоторые четвертованы и колесованы. Однако после казни Пугачева и его сообщников Сенат постановил уничтожить все орудия казни и по отношению к смертным приговорам впредь снова руководствоваться указом от 30 сентября 1554 г., приостанавливающим действие смертной казни.

Во второй половине ХVIII века наблюдается сокращение смертной казни в законодательстве и ограничение ее фактического применения. Основными способами смертной казни остались повешение и расстрел, хотя запрета на применение других способов казни не было. Так, 36 декабристам была определена смертная казнь четвертованием, однако многие из них были помилованы, а пятеро казнены путем повешения. Ни общего, ни уголовного законодательства (Уложения) в царствование Екатерины II не появилось, тем не менее она осталась верна взгляду на смертную казнь, выраженному ею в «Большом Наказе». По ее мнению, смертная казнь может быть применима лишь в эпохи общественных возмущений, в годы анархии, и не должна допускаться при спокойном состоянии государства. Видимо, в этом смысле следует понимать и случаи казней во время ее правления — Мировича в 1764 г., убийц архиепископа Амвросия во время Чумного бунта 1771 г. и Пугачева и его сообщников в начале 1775 г. Последний в царствование Екатерины II случай смертного приговора по обвинению в политических преступлениях Радищева в исполнение не приведен «за помилованием осужденного» (43).

По мнению Н.П. Загоскина (35) и других историков, «Большой Наказ» Екатерины представляет собой выборку из известных сочинений Монтескье «О духе законов» и трактатов Беккариа: «О разуме» и «О человеке». В сочинениях Чезаре Беккариа Бонесано (1738—1794) наиболее ярко выражены гуманистические взгляды эпохи Просвещения на систему уголовного правосудия, подвергнут резкой критике феодальный инквизиционный процесс и особенно пытки как неотъемлемый атрибут последнего. Одним из первых в Европе Беккариа выступил за отмену смертной казни и других наиболее жестоких наказаний. Екатерина II пыталась реализовать в России идеи Беккариа и даже приглашала его приехать в страну для участия в составлении нового Уложения законов, однако поездка не состоялась (44).

С приходом к власти дочери Петра Елизаветы Петровны в России начинается долгая (1741—1905 гг.) эра милосердия. Смертная казнь в этот период применяется редко в отношении обычных уголовников и как действительно исключительная мера в отношении государственных преступников. В июле 1826 г. на кронверке Петроградской крепости были публично повешены руководители восстания декабристов К.Ф. Рылеев, П.И. Пестель, С.И. Муравьев-Апостол, М.П. Бестужев-Рюмин и П.Г. Каховский. В сентябре 1866 г. был повешен стрелявший в Александра II Дмитрий Каракозов. В апреле 1881 г. казнены участники убийства Александра II — Рысаков, Михайлов, Желябов, Кибальчич и Софья Перовская, которая непосредственно руководила терактом. В марте 1882 г. за убийство прокурора Стрельникова были повешены террористы Халтурин и Желваков. В мае 1887 г., при Александре III, за подготовку террористического акта против царя были преданы суду 15 человек. Из них пятеро: Генералов, Андреюшкин, Осипов, Шевырев и брат Владимира Ленина Александр Ульянов были повешены.

В Уложении 1845 г. Николая I смертная казнь допускалась только за важнейшие государственные и карантинные преступления: «а) всякого рода злоумышления на жизнь, честь, свободу и верховные права Государя Императора, Государыни Императрицы, Наследника Цесаревича и других особ императорского Дома, б) бунт, т.е. восстание скопом и заговором против Верховной Власти, умысел низвергнуть существующее правительство или изменить существующий образ правления, равно как и приготовление к преступным деяниям этого рода, в) государственная измена, в наиболее тяжких случаях ее», а также «преступления, совершаемые во время эпидемий или соединенные с насильственными действиями по отношению к карантинной страже и карантинным учреждениям».

Однако, несмотря на сокращение числа смертных казней и исключение их квалифицированных видов, в России широко применялись наказания кнутом и шпицрутенами, которые очень часто были не чем иным, как мучительным видом смертной казни. «Кнут — пуще четвертования», — заявлял князь Щербатов, современник императрицы Екатерины II. А вот характеристика наказания кнутом, которую представил известный противник смертной казни адмирал Мордвинов в своем письменном мнении по этому вопросу, поданном им в 1824 г. на общее собрание Государственного совета: «С того знаменитого для правосудия и человечества времени, когда европейские народы отменили пытки и истребили орудия ее, — одна Россия сохранила у себя кнут, коего одно наименование поражает ужасом народ российский и дает повод иностранцам заключать, что Россия находится еще в диком состоянии. Кнут — есть орудие, которое раздирает человеческое тело, отрывает мясо от костей, мечет по воздуху кровавые брызги и потоками крови обливает тело человека; мучение, лютейшее всех других известных. При кровавом зрелище такого мучения, — продолжает Мордвинов, — зрители приводимы бывают в иступленное состояние: каждый зритель видит лютость мучения и болезнуют о страждущем, себе подобным; при наказании кнутом многие из зрителей плачут, многие дают наказанному милостыню, трепещут, негодуют на жестокость мучения»... «До тех пор, пока будет существовать кнут в России, — говорит Мордвинов, — с кнутом в употреблении напрасны будут уголовные законы, судейские приговоры и точность в определении наказания: действие законов и мера наказания останутся всегда в руках и воле палача, который стами ударов может сделать наказание — легким, десятью жестоким и увечным, если не смертельным. Осужденные к наказанию кнутом торгуются с палачом из-за большей или меньшей силы наказания; бывали примеры, что осужденные к наказанию, чтобы не быть изувеченными, платили палачу до 10 тысяч рублей» (35).

Кнут как орудие кары исключен в России только Уложением о наказаниях 1845 г. с заменой его более легким наказанием плетьми и с определением в каждом конкретном случае количества ударов. Не менее страшным орудием кары, чем кнут, являлись и шпицрутены, впервые введенные Петром I. Это было наказание, предназначавшееся для «лиц военного звания», однако оно применялось и к гражданским лицам, которых судили по военным законам. Наказание шпицрутенами, всегда производившееся «сквозь строй», часто было смертельным, особенно в тех случаях, когда назначалось 6 и даже 12 тыс. ударов. Часто в таких случаях экзекуция заканчивалась над полуживым телом. Только 17 апреля 1863 г. был обнародован закон, которым отменялись наказания плетьми и шпицрутенами для гражданских лиц, солдат и матросов. Наказания плетьми были сохранены в ограниченных пределах лишь для ссыльных и каторжников.

Однако, отменяя плети и шпицрутены, Александр II тем же законом от 17 апреля 1863 г. предписывает судить в исключительных случаях лиц, обвиняемых в наиболее тяжких преступлениях против дисциплины и общественной безопасности, по законам военного времени. По этим законам смертная казнь назначалась также и за преступления, не подлежащие наказанию по общим законам, такие как убийство, грабеж, поджог, истребление лесов и жатв и изнасилование женщин. Как отмечали современники, ужасы смертной казни не возмущали общественное мнение, не производили какого-либо потрясающего впечатления, не вызывали протеста и отвращения. Роль палача была даже почетной, причем это было характерно как для России, так и для Европы. Публичные казни стали явлением настолько обычным и общество того времени настолько привыкло к почти ежедневным зрелищам «вершений» и «нещадных» наказаний кнутом, батогами и шпицрутенами, что вид пыток и казней перестал достигать той главной цели, которая преследовалась ими, — устрашения. Казни сделались явлением совершенно обыденным. Смертная казнь стала заурядным, никого не устрашающим наказанием, а борьба государства с «лихими» и «воровскими» людьми, с «ослушниками» и нарушителями царских указов принимала все более острый характер, вызывая новые меры устрашения, только деморализующие общество.

Иностранцы, посещавшие Россию, поражались тому, с какой легкостью относились к казням сами осужденные. «Они шли под топор, под колесо, в петлю, в сруб или на костер с той же безмолвной покорностью, — пишет профессор Н.П. Загоскин, — с какой пошли бы на вражеский строй или на всякую другую службу государству»... «Русские ни во что не ставят смерть и не боятся ее, — пишет англичанин Перри в своих записках о России при Петре I. — Когда им приходится идти на казнь, они делают это совершенно беззаботно»... «Стрельцы сотнями шли на казнь, не связанные и не скованные, — говорит другой современник, Гордон, рассказывая про знаменитые стрелецкие казни, — шли спокойно, сами всходили на лестницу к виселицам, прощались с народом, сами спускали с себя саваны, надевали на шеи петли и — бросались с подмостков». Третий современник, Коллинс, также утверждает, что приговоренные к повешению всегда сами надевают на себя петли и сами сбрасываются вниз. Корб рассказывает поразительный факт самообладания осужденного на казнь. Присутствуя на массовой казни мятежных стрельцов, царь стал слишком близко к одной из плах. «Отойди, государь, мне здесь лечь надо!» — заметил царю осужденный, которому нужно было класть голову именно на эту плаху. Берхгольц был свидетелем того, как один парень, подвергшийся колесованию, вынул с большим трудом из колеса раздробленную руку, утер себе ею нос и спокойно снова положил ее на прежнее место; затем, увидав, что колесо запачкано им кровью, он снова вытащил раздробленную руку и отер рукавом запачканное место (35).

В начале прошлого века Россию охватила эпидемия «революционного» террора. С 1901 по 1911 г. жертвами террористических актов стали около 17 тыс. человек. Из них 9 тыс. убитых приходятся на период революции 1905—1907 гг. В 1907 г. каждый день от рук «революционеров» различных мастей погибали в среднем до 18 человек. По данным полиции, только с февраля 1905 по май 1906 г. было убито: генерал-губернаторов, губернаторов и градоначальников — 8; вице-губернаторов и советников губернских правлений — 5; полицеймейстеров, уездных начальников и исправников — 21; жандармских офицеров — 8; генералов (строевых) — 4; офицеров (строевых) — 7; приставов и их помощников — 79; околоточных надзирателей — 125; городовых — 346; урядников — 57; стражников — 257; жандармских нижних чинов — 55; агентов охраны — 18; гражданских чинов — 85; духовных лиц — 12; сельских властей — 52; землевладельцев — 51; фабрикантов и старших служащих на фабриках — 54; банкиров и крупных торговцев — 29. В числе жертв террора много известных деятелей, в том числе: министр просвещения Н.П. Боголепов (15.03.1901), министр внутренних дел Д.С. Сипягин (2.04.1902), уфимский губернатор Н.М. Богданович (6.05.1903), министр внутренних дел В.К. Плеве (15.07.1904), генерал-губернатор Москвы великий князь Сергей Александрович (4.02.1905), московский градоначальник граф П.П. Шувалов (28.06.1905), бывший военный министр генерал-адъютант В.В. Сахаров (22.11.1905), тамбовский вице-губернатор Н.Е. Богданович (17.12.1905), начальник Пензенского гарнизона генерал-лейтенант В.Я. Лисовский (2.01.1906), начальник штаба Кавказского военного округа генерал-майор Ф.Ф. Грязное (16.01.1906), тверской губернатор П.А. Слепцов (25.03.1906), командующий Черноморским флотом вице-адмирал Г.П. Чухнин (29.06.1906), самарский губернатор И.Л. Блок (21.07.1906), пензенский губернатор С.А. Хвостов (12.08.1906), командир л-гв. Семеновского полка генерал-майор Г.А. Мин (13.08.1906), симбирский генерал-губернатор генерал-майор К.С. Старынкевич (23.09.1906), бывший киевский генерал-губернатор член Государственного совета граф А.П. Игнатьев (9.12.1906), акмолинский губернатор генерал-майор Н.М. Литвинов (15.12.1906), петербургский градоначальник В.Ф. фон дер Лауниц (21.12.1906), главный военный прокурор В.П. Павлов (27.12.1906), пензенский губернатор С.В. Александровский (25.01.1907), одесский генерал-губернатор генерал-майор К.А. Карангозов (23.02.1907), начальник Главного тюремного управления А.М. Максимовский (15.10.1907).

Особую ненависть у революционеров вызывал министр внутренних дел и премьер-министр Петр Аркадьевич Столыпин, реформатор и видный государственный деятель, который провел целый ряд законопроектов, вошедших в историю как столыпинская аграрная реформа. Всего на Столыпина было совершено одиннадцать покушений. С 1906 г. покушения на Столыпина производились организованными группами террористов. Так, в декабре 1906 г. Добржинским была организована «боевая дружина», которая по поручению Центрального Комитета партии социалистов-революционеров должна была убить П.А. Столыпина. Однако группа была раскрыта и арестована до совершения акта. В июле 1907 г. был арестован «летучий отряд», целью которого также было убийство Столыпина. В ноябре 1907 г. была обезврежена еще одна группа социалистов-революционеров (максималистов), готовивших бомбы для устранения высших должностных лиц, в том числе Столыпина. В декабре того же года в Гельсингфорсе был арестован руководитель северного боевого «летучего отряда» Трауберг. Главной целью отряда был Столыпин.

В декабре все того же 1907 г. была арестована Фейга Элькина, организовавшая революционную группу, которая занималась подготовкой покушения на Столыпина.

Активизация террористической деятельности вызвала ответную реакцию властей. Начались казни террористов. В мае 1905 г. был повешен убийца великого князя Сергея Александровича Романова и участник покушения на министра внутренних дел и шефа Корпуса жандармов В.К. Плеве И.П. Каляев. В марте 1906 г. были расстреляны руководители восстания в Севастополе: Шмидт, Антоненко, Частник и Гладков. В августе 1906 г. в чрезвычайном порядке был принят «Закон о военнополевых судах» для террористов. Военно-полевые суды вводились как чрезвычайная мера в борьбе с революционными выступлениями и террористическими актами, число которых в 1906 г. возросло. Поводом их введения послужил взрыв дачи Столыпина на Аптекарском острове 12 августа 1906 г., при котором погибли 27 человек и были ранены 32 человека, в том числе сын и дочь премьер-министра — Аркадий и Наталья. Во время взрыва сам Столыпин не пострадал. По свидетельству одной из его дочерей, Елены, от смерти его спас адъютант, генерал-майор А.Н. За-мятнин, погибший при взрыве (45). Великой утратой для России было убийство Петра Аркадьевича Столыпина 1 сентября 1911 г. Дмитрием (Мордко) Гершковичем Богровым, повешенным в Киеве 12 сентября 1911г. (46). Революционеры всех мастей хотя и отрицали свое участие в убийстве Столыпина, но позже откровенно говорили, что если бы Столыпин не был убит, то революция в России была бы окончательно задушена. Если бы не прозвучал этот роковой выстрел, то не было бы ни мировой войны, ни Февральской революции. Как сказал в интервью французскому телевидению Александр Солженицын: «Выстрел в Столыпина — это был выстрел в Россию, в ее будущее». Военно-полевые суды вводились в местностях, объявленных на военном положении или на положении чрезвычайной охраны. Суд состоял из председателя и 4 членов суда, назначаемых из строевых офицеров начальником местного гарнизона по приказу генерал-губернатора или главнокомандующего. Предварительное следствие не проводилось — вместо него использовались материалы охранного отделения или жандармского управления. Обвинительный акт заменялся приказом о предании суду. Судебное заседание проводилось без участия прокурора, защитника или свидетелей защиты, при закрытых дверях. Приговор выносился не позже чем через 48 часов и в течение 24 часов приводился в исполнение по распоряжению начальника гарнизона. Осужденные имели право подавать прошение о помиловании, однако 7.12.1906 г. Военное министерство отдало распоряжение «оставлять эти просьбы без движения». По решениям этих судов военнослужащих должны были расстреливать, а гражданских лиц вешать. Из-за нехватки палачей повешение часто заменяли расстрелом, который производился воинскими подразделениями. Итоговые данные, характеризующие интенсивность казней в России в период с 1826 по 1910 г., приведены в таблице (по данным Вентина) (47).

Казни в Российской империи по пятилеткам

 

Таким образом, за период с 1905 по 1910 г. в России в среднем казнили по 52, а по политическим мотивам — по 42 человека в месяц. По приговорам военно-полевых судов в 1906 г. были казнены 249 человек, в 1907 г. — 1307 человек, в 1908 г. — 1340 человек, т.е. около 80 человек в месяц. Реакция российского общества на казни была болезненной. В Кровавое воскресенье 9 января 1905 г. было убито около 100 человек (по данным большевистской печати, около 1000 человек), и это явилось катализатором революции 1905—1907 гг. В 1912 г. на Ленских приисках было убито 270 и ранено 250 человек, и это потрясло всю Россию. Несчастная Россия, знала бы она, что ждет ее впереди!

ИСТОЧНИКИ И ПРИМЕЧАНИЯ

1. Кистяковский А. Ф.Исследование о смертной казни. 2-е изд. СПб.: Типография А.Ф. Пантелеева, 1896. — 353 с. Репринтная копия.

2. Властелины Рима: Биографии римских императоров от Адриана до Диоклетиана. Юлий Капитолин. Опилий Макрин, с. 128 (XII, 10). М.: Наука, 1992.

3. Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Т. 1. М.: Наука, 1994. — 384 с.

4. Широкорад А.Б.Великая речная война 1918—1920 гг. Глава 4. — М.: Вече, 2006. — 416 с.

5. Революция и гражданская война в России: 1917—1923 гг. Энциклопедия в 4-х т. — М.: Терра, 2008. Т. 3. — 560 с.

6. Лаврин А.П.Хроники Харона: Энциклопедия смерти. — М.: Московский Рабочий, 1993. — 511 с.

7. Боборыкин П.Д.За полвека. Воспоминания. — М.: Захаров, 2003. 688 с.

8. Кистяковский АФ.Исследование о смертной казни. 2-е изд. — СПб.: Типография А.Ф. Пантелеева, 1896. — С. 38.

9. Гизо Франсуа. История цивилизации в Европе. Пер. с франц. — М.: Издательский дом «Территория будущего», 2007. — 336 с.

10. Баршев С.Общие начала теории и законодательств о преступлениях и наказаниях: В 2-х разделах. — Репринтная копия. — М.: Унив. тип., 1841. — 385 с.

11. Василиос Цаферис.Археологическое свидетельство распятия. Научный богословский портал. 9 марта 2010 г. Перевод статьи осуществлен священником Димитрием Кирьяновым по изданию: Tzaferis, Vassilios. Crucifixion — The Archaeological Evidence // Biblical Archaeology Review, Jan/Feb 1985,44-53.

12. Иосиф Флавий. Иудейские древности. Книга XIII. Гл. 14, 2.

13. Миронов В.Н. Ябыл на этой войне. Чечня 1995. Гл. 15. — М.: Издательство «Библион-Русская книга», 2001.

14. Ли Г.-Ч.История инквизиции в Средние века / Пер. с французского. Т. 1; под ред. С.Г. Лозинского; пер. А.В. Башкирова. — СПб.: Брокгауз-Ефрон, 1911. — 627 с.

15. «Признание — царица доказательств», лат. — Regina probationum — так в римском праве называли признание вины самим подсудимым, которое делает излишними все иные доказательства, улики и дальнейшие следственные действия.

16. Льоренте Х.Л.История испанской инквизиции. — М.: Издательство «Ладомир», 1999. — 1424 с. Гл. 66. Исчисление жертв инквизиции и хронологический список великих.

17. Шерр И.Германия. История цивилизации за 2000 лет. В 2-х т. Том 1. — М.: Издательство МФЦП, 2005. С. 543.

18. Андрееевский крест — косой крест в виде буквы X. По преданию, на таком кресте был распят первокреститель Руси апостол Андрей Первозванный. Петр I поместил изображение Андреевского креста на государственном гербе, на своей ручной печати и на военно-морском флаге.

19. Михлин А. С.Высшая мера наказания. История, современность, будущее. — М.: Дело. — 176 с.

20. Уголовно-исправительный кодекс Российской Федерации. Гл. 23. Ст. 186.

21. Ливий. Т. 2. - М.: Наука, 1989. С. 379-380 (XXVII, 37, 5-7).

22. Лев Диакон.История. — М.: Наука, 1988. Кн. 9.

23. Тираспольский Г.И.Беседы с палачом. Казни, пытки и суровые наказания в Древнем Риме. — М.: Интрада, 2003.

24. Домиций Ульпиан.Об обязанностях проконсула / Пер. А. Смышляева // Хрестоматия по истории Древнего Рима / Ред. В.И. Кузищин. — М., 1987. С. 298-314.

25. Роосбрек Роберт.Вильгельм Оранский. Мятежный принц. Ростов-на-Дону: Феникс. 1998. 218 с.

26. Михлин А. С.Высшая мера наказания: история, современность, будущее. — М.: Дело, 2000. С 17—24.

27. Карамзин Н.М.Предания веков. — М.: Издательство «Правда», 1988.-766 с.

28. Синодик опальных царя Ивана Грозного. (Реконструкция текста). Источник РПЦ. Интернет.

29. Исаев И.А.История государства и права России. — 3-е изд. — М.: Юристь, 2004. С. 44—71.

30. Котошихин Т.К.О России в царствование Алексея Михайловича. Издание археографической комиссии. — СПб., 1859. С. 94—96.

31. Шацкий Е. О.Русская православная церковь и сожжения. Текст на сайте «Разум или вера» от 6 июня 2004 г.

32. Протопоп Аввакум (Аввакум Петрович Кондратьев) — противник церковной реформы патриарха Никона, духовный писатель. Ему приписывают 43 сочинения, в том числе «Житие«, «Книга бесед», «Книга толкований», «Книга обличений» и др. Старообрядцы почитают Аввакума священномучеником и исповедником.

33. Хлысты, или христововеры, — одно из старейших русских внецерковных религиозных течений (сект), возникшее в середине XVII века среди православных крестьян. Самоназвание — «люди Божьи», «Христова вера». Название «хлысты» происходит от встречавшегося в их среде обряда самобичевания или от видоизмененного слова «христы». По учению секты Божий сын Христос воплощается не один раз, а постоянно — Христами называли себя главы секты.

34. Россия при царевне Софье и Петре I: Записки русских людей. — М.: Современник, 1990. С. 201—327.

35. Очерк истории смертной казни в России. Речь, читанная на годичном акте Императорского Казанского университета ордин. проф. Н.П. Загоскиным // Известия и ученые записки Казанского Университета — 1892 г. — № 1 //Allpravo.ru — 2004. Интернет.

36. Тихонравов К.Н.Проклятие Глебова. 1721 г. // Русская старина, 1876. Т. 15. №2. С. 442-443.

37. Соловьев С.М.История России с древнейших времен. Т. 20. Царствование императрицы Анны Иоанновны. — М.: Издательство ИДЦК, 2007. С. 98.

38. Адам Олеарий.Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно. — СПб.: Издание А.С. Суворина, 1906. С. 289.

39. Загоскин Н.П.Очерк истории смертной казни в России. Казань, 1892. С. 27.

40. Никита Пустосвят(настоящее имя Никита Константинович Добрынин). Казнен 6 (16) июля 1682 г. в Москве — суздальский священник, противник церковной реформы патриарха Никона. Прозвище Пустосвят было дано его оппонентами.

41. Костомаров Н.И.Русская история в жизнеописаниях главнейших ее деятелей. — М.: Эсмо, 2007. — 596 с. (Глава 13. Софья).

42. Сергиевский Н.Д.Наказание в русском праве XVII века. — СПб.: А.Ф. Цинзерлинг, 1887. — 314 с. Репринтная копия.

43. Мирович Василий Яковлевич(1740 —1764) — организатор неудачной попытки дворцового переворота. Подпоручик Смоленского пехотного полка, обедневший потомок некогда богатых и знатных малороссийских дворян в 1764 г. нес караульную службу в Шлиссельбургской крепости. Узнав, что таинственный узник № 1 — бывший император Иоанн Антонович, он решил его освобождением и возведением на престол приобрести богатства и славу. В результате попытки Мировича во главе солдат караульной команды освободить Иоанна Антоновича бывший император был убит 5 июля 1764 г. приставами — капитаном Власьевым и поручиком Чекиным.

Архиепископ Амвросий,в миру Андрей Степанович Зертис-Камен-ский (1708—1771) — епископ Русской церкви, с 18 января 1768 г. архиепископ Московский, член Святейшего Синода. Погиб трагической смертью, растерзанный толпой 16 сентября 1771 г. в Донском монастыре при возмущении народа во время чумы, свирепствовавшей в Москве. Причиной убийства стало его распоряжение запечатать короб для приношений Боголюбской иконе Божией Матери, а саму икону убрать во избежание скоплений народа и дальнейшего распространения эпидемии. Погребен в Донском монастыре в Москве.

Радищев Александр Николаевич(1749—1802). Автор книги «Путешествие из Петербурга в Москву». После известных слов Екатерины II «он бунтовщик хуже Пугачева» книга была конфискована, Радищев арестован и заключен в Петропавловскую крепость. Смертную казнь Екатерина II заменила 10 годами ссылки в сибирский острог Илимск.

44. Беккариа Ч.О преступлениях и наказаниях. — М.: ИНФРА-М, 2004.- 184 с.

45. Архив Саратовского Культурного центра им. П.А. Столыпина. С. 29-30/24.

46. Сидоровнин Г.П. П.А. Столыпин. Жизнь за Отечество. — М.: Поколение, 2007. С. 584—629.

47. Вентин А. Пятилетние итоги. Современный мир. 1910. № 12. С. 80-92.

ГЛАВА 2. КАЗНИ В СОВЕТСКОЙ РОССИИ И СССР

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО О СМЕРТНОЙ КАЗНИ

Смертная казнь как наказание в истории Советского государства применялась практически всегда. Однако независимо оттого, насколько широко она применялась на практике, в законе постоянно подчеркивался ее временный характер. Для обозначения смертной казни в разное время использовались эвфемизмы «высшая мера социальной защиты», «высшая мера наказания» и «исключительная мера наказания», так как официально считалось, что смертная казнь в СССР как мера наказания не практикуется, а применяется лишь в виде исключения как наказание за особо тяжкие преступления. После революции предпринималось несколько попыток отменить смертную казнь. Впервые об отмене смертной казни было объявлено Декретом II Всероссийского съезда Советов 26 октября 1917 г. Однако уже 21 февраля 1918 г. декретом СНК «Социалистическое отечество в опасности» было разрешено применение расстрела без суда, на месте и за достаточно широкий круг деяний — за совершение преступлений неприятельскими агентами, спекулянтами, погромщиками, хулиганами, контрреволюционными агитаторами, германскими шпионами. Такие практически безграничные права предоставлялись ВЧК, которая ими и воспользовалась. В Постановлении Наркомюста РСФСР от 16 июня 1918 г. говорилось, что революционные трибуналы в выборе мер борьбы с преступлениями не связаны никакими ограничениями. Кроме трибуналов смертные приговоры выносились также тройками или пятерками чрезвычайных комиссий на основе «революционного правосознания». Обжалованию они не подлежали. После убийства Моисея Урицкого и ранения на заводе Михельсона Ленина под нажимом Дзержинского 5 сентября 1918г. правительство легализовало террор, издав знаменитый декрет «О красном терроре», который содержит несколько разделов:

О расстрелах. Подтвердить прежнее постановление об оружии (расстрел контрреволюционеров за нахождение у них оружия). Расстреливать всех контрреволюционеров. Предоставить районам право самостоятельно расстреливать. Дать соответствующие инструкции районам.

О заложниках. Взять заложников (крупных фабрикантов) от буржуазии и союзников, объявить, что никакие ходатайства за арестованных буржуа не принимаются. Район определяет, кого брать в заложники. Освобождать арестованных только в крайнем случае на день, а ночью держать их под арестом. Устроить в районах маленькие концентрационные лагеря.

Указания провинции. В ближайшие дни созвать совещание от представителей ВЧК, народного комиссариата юстиции и ЦИК. Обратиться к ЦК РКП, чтобы он посылал людей (по возможности) в Губчрезвкомы.

Об арестованных. Сегодня же ночью Президиуму ВЧК рассмотреть дела к.р. и всех явных к.р. расстрелять. То же сделать районным ЧК. Принять меры, чтобы трупы не попадали в нежелательные руки. Ответственным товарищам ВЧК и районных ЧК присутствовать при крупных расстрелах. Поручить всем районным ЧК к следующему заседанию доставить проект решения вопроса о трупах. Предложить комиссариату юстиции в специальном порядке разгрузить тюрьмы от мелких преступников.

Об инструкциях районам. Поручить избранной комиссии выработать инструкции.

О других партиях. Поскольку левые эсеры стоят на точке зрения ЦК (своего) и выступают активно, арестовывать их. Что касается правых эсеров, центровиков, меньшевиков, кадетов и др. черносотенцев, то вопрос о них ясен. Декрет подписали Народный комиссар юстиции Д. Курский, Народный комиссар по внутренним делам Г. Петровский и Управляющий делами СНК Вл. Бонч-Бруевич (1).

На активизацию террора было направлено и постановление СНК от 27 марта 1919 г. (протокол № 271): «Совет Народных Комиссаров, заслушав доклад председателя Всероссийской Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по должности о деятельности этой комиссии находит, что при данной ситуации обеспечение тыла путем террора является прямой необходимостью, что для усиления деятельности Всероссийской Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по должности и внесения в нее большей планомерности, необходимо направить туда возможно большее число ответственных партийных товарищей, что необходимо обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях, что подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам, что необходимо опубликовать имена всех расстрелянных, а также основания применения к ним этой меры» (2: 18).

Следующая попытка отмены смертной казни была предпринята 17 января 1920 г., когда Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР была отменена высшая мера наказания. На Украине в это время смертная казнь отменена не была. Всеукраинский революционный комитет в Постановлении от 2 февраля 1920 г. пришел к выводу, что «не ликвидированы еще условия, угрожающие советской власти, и враг оказывает сопротивление Красной Армии». Однако и в РСФСР смертная казнь была восстановлена уже через несколько месяцев Постановлением ВЦИК и СТО от 11 мая 1920 г. «Об объявлении некоторых губерний на военном положении» и декретом от 28 мая 1920 г. Декрет ЦИК от 22 мая 1920 г. «О порядке приведения в исполнение губернскими революционными трибуналами приговоров к высшей мере наказания в местностях, объявленных на военном положении, а также в местностях, на кои распространяется власть революционных военных советов фронтов» предоставлял право губернским революционным трибуналам «входить с представлением в местный губернский революционный комитет или его президиум, или в местный революционный комитет в течение 24 часов с момента получения трибуналом кассационной жалобы или ходатайства о помиловании, о непропуске таковых и приведении приговора к немедленному исполнению». Для этого требовалось лишь, чтобы трибунал признал, что в силу безусловной ясности дела, тяжести совершенного деяния и политической обстановки в данной губернии приговор требует немедленного исполнения. Таким образом, было достаточно решения губернского исполкома, чтобы лишить осужденного права на обжалование и помилование и привести приговор в исполнение немедленно.

В первом Уголовном кодексе, принятом в 1922 г., высшая мера наказания также была объявлена временной мерой, которая действует «впредь до отмены Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом». Временный характер расстрела подчеркивался и в Основных началах уголовного законодательства СССР и союзных республик 1924 г., в Уголовном кодексе 1926 г. и в первоначальной редакции Уголовного кодекса 1960 г., где указывалось, что применение смертной казни допускается «впредь до ее полной отмены» (3).

Уголовные кодексы РСФСР 1922 и 1926 гг., хотя и не включили смертную казнь в систему наказаний, но предусмотрели ее в отдельных статьях. В санкциях Особенной части кодексов она была представлена весьма широко. Наряду с этим в 20-е гг. расстрел заменялся лишением свободы и в порядке амнистии. Так, Постановлением Президиума ЦИК СССР от 2 ноября 1927 г. «Об амнистии» к 10-летию Октябрьской революции всем осужденным к высшей мере социальной защиты (расстрелу), кроме виновных в государственных и воинских преступлениях, а также вооруженном разбое, расстрел по приговорам, не приведенным в исполнение, был заменен лишением свободы на срок 10 лет со строгой изоляцией и с конфискацией имущества.

Попытка отказаться от смертной казни была предпринята также Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 мая 1947 г. «Об отмене смертной казни», который упразднил эту меру наказания в мирное время, заменив ее лишением свободы сроком на 25 лет. В 1949 г. Советский Союз на сессии Генеральной Ассамблеи ООН внес предложение об отмене смертной казни во всех государствах, которое в то время поддержано не было. Однако и в это время, когда смертная казнь была формально отменена, действовала секретная директива о возможности применения этого наказания специальными судами МГБ по делам о так называемых контрреволюционных преступлениях (4: 124). Но и этот, по сути, формальный запрет был отменен в 1950 г., когда высшую меру наказания было разрешено применять к изменникам Родины, шпионам, диверсантам-подрывникам, а с 1954 г. — и за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах.

Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. расширил перечень преступлений, караемых смертной казнью, доведя их до 30. Действующий Уголовный кодекс Российской Федерации был принят Государственной Думой 24 мая 1996 г. и вступил в силу с 1 января 1997 г. По Кодексу, смертная казнь как исключительная мера наказания может быть установлена только за особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь. УК РФ содержит 5 статей, предусматривающих наказание в виде смертной казни: статья 105 «Убийство»; статья 277 «Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля»; статья 295 «Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование»; статья 317 «Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа» и статья 357 «Геноцид». В условиях военного времени допускается принятие самостоятельного уголовного закона об уголовной ответственности за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке (часть 3 статьи 331 УК РФ). Смертная казнь не назначается женщинам, а также лицам, совершившим преступления в возрасте до восемнадцати лет, и мужчинам, достигшим к моменту вынесения судом приговора шестидесятипятилетнего возраста. Смертная казнь не назначается также лицу, выданному Российской Федерации иностранным государством для уголовного преследования в соответствии с международным договором Российской Федерации или на основе принципа взаимности, если в соответствии с законодательством иностранного государства, выдавшего лицо, смертная казнь за совершенное этим лицом преступление не предусмотрена или неприменение смертной казни является условием выдачи, либо смертная казнь не может быть ему назначена по иным основаниям.

Смертная казнь в порядке помилования может быть заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок 25 лет. В настоящее время в Российской Федерации расстрел является единственной формой смертной казни. Порядок исполнения наказания в виде смертной казни предусмотрен ст. 186 Уголовного кодекса. Смертная казнь исполняется не публично путем расстрела. Исполнение смертной казни в отношении нескольких осужденных производится отдельно в отношении каждого и в отсутствие остальных. При исполнении смертной казни присутствуют прокурор, представитель учреждения, в котором исполняется смертная казнь, и врач. Администрация учреждения, в котором исполнена смертная казнь, обязана поставить в известность суд, вынесший приговор, а также одного из близких родственников осужденного; тело для захоронения не выдается и о месте его захоронения не сообщается. В связи с вступлением в Совет Европы с 1996 г. в стране введен мораторий на смертную казнь.

ПЕРВАЯ ОФИЦИАЛЬНАЯ КАЗНЬ В СОВЕТСКОЙ РОССИИ

Первым казненным в Советской России после принятия «Декрета о восстановлении смертной казни» в 1918 г. стал адмирал Алексей Михайлович Щастный. Причины и обстоятельства его обвинения поражают воображение даже на фоне ставших ныне известными казней «врагов народа» из ближайшего окружения Ленина (Троцкого, Бухарина, Каменева, Зиновьева и других), а также видных военачальников (Якира, Тухачевского, Блюхера, Уборевича и других). Алексей Михайлович Щастный (1881—22 июня 1918) — российский морской офицер. В 17 лет поступил в Морской кадетский корпус, в 1901 г. — мичман. С конца 1902 г. служил на Дальнем Востоке. "В Русско-японскую войну служил на кораблях Порт-Артурской эскадры, участвовал в боевых операциях. Был в японском плену, а потом служил на Балтике. Первую мировую войну А. Щастный встретил старшим офицером линкора «Полтава». В октябре 1915 г. он — командир эскадренного миноносца «Пограничник». В июле 1917 г. Щастному было присвоено очередное звание — капитан I ранга. За боевые отличия в Первой мировой войне награжден мечами к ранее полученным им орденам Св. Станислава 2-й степени и Св. Анны 2-й степени. Октябрьские события 1917 г. перевернули очередную страницу биографии А.М. Щастного, которая, к сожалению, оказалась последней. Он был одним из тех военных специалистов, которые откликнулись на призыв новой власти и верно служили ей. После революции Балтийский флот переживал трудные времена. Подписанием Брестского договора его судьба была предрешена: Балтийский флот ожидала передача в руки Германии или уничтожение. Флот находился тогда в Гельсингфорсе (Хельсинки) и Ревеле (Таллин), и Германия настаивала на его срочной передаче. 24 марта 1918 г. Советом флагманов Балтийского флота Алексей Михайлович Щастный был избран исполняющим обязанности Начальника морских сил Балтийского моря. После заключения «похабного» Брестского мира Щастный получил секретный приказ от Троцкого и Ленина подготовить суда Балтийского флота к взрыву. Троцкий даже обещал выплатить «подрывникам» денежное вознаграждение, приказав депонировать для этого специальные суммы в банках, понимая, что иначе будет трудно заставить моряков уничтожать родные для них корабли. Однако Щастный не стал минировать боевые корабли, решив их спасти. В первой декаде апреля возникла реальная угроза захвата флота; разведка сообщила: германская эскадра уже на подходе к Гельсингфорсу. Ранним утром 11 апреля с борта немецкого флагмана поступила радиограмма-ультиматум: «Германское командование вынуждено занять Гельсингфорс для защиты интересов Финляндии сегодня, а не 12 апреля в 12 часов дня. Все суда и вооруженные пункты просят поднять бело-красные флаги...» Немцы замышляли захват Балтийского флота. «Высадка немцев в Ганга, — сообщалось в одном из агентурных донесений в Морской Генеральный штаб, — имеет целью в ближайшее время занять Гельсингфорс, дабы помешать русским военным судам выйти в Кронштадт. Завладев ими, в случае возобновления войны с Россией немцы будут смотреть на суда как на военную добычу; в противном случае суда будут переданы Финляндской Республике. Во всяком случае, немцы хотят покончить с русским флотом до начала навигации в Финском заливе, дабы иметь там полную свободу действий...» В апреле-мае 1918 г. по инициативе и под командованием Начальника морских сил Балтийского флота А.М. Щастного, вопреки приказу большевистского правительства, состоялся Ледовый поход Балтийского флота. Корабли с помощью ледоколов были выведены через льды из Ревеля и Гельсингфорса в Кронштадт. В результате похода были спасены 211 кораблей, в их числе 6 линкоров, 5 крейсеров, 54 эскадренных миноносца, 12 подводных лодок, 10 тральщиков, 5 минных заградителей, 15 сторожевых судов, 14 вспомогательных судов, 4 посыльных судна, 45 транспортов, 25 буксиров, один паром, плавучий маяк и 7 яхт. Эти корабли и стали основой Красного Балтийского флота и ряда флотилий (5). Как известно, Черноморский флот, чтобы не достаться врагу, был затоплен, все корабли Северного и Тихоокеанского флотов достались интервентам, а Балтийский флот служил России, защищая ее в годы Великой Отечественной войны. Так, линкор «Марат» (бывший «Петропавловск») героически оборонял осажденный Ленинград, громя гитлеровцев своими мощными орудиями. Успешное руководство флотом в сложных условиях Ледового похода подняло авторитет Щастного — он стал популярным среди моряков, и это насторожило новых правителей России. 27 мая он был арестован по личному распоряжению народного комиссара по военным и морским делам Л.Д. Троцкого «за преступления по должности и контрреволюционные действия». Приговор трибунала звучал нелепо, так как из него следовало, что Щастный героическим спасением Балтийского флота намеренно завоевывал расположение матросов для развертывания контрреволюционной деятельности. Однако в протоколе заседания трибунала и в показаниях Троцкого имеются детали, которые позволяют считать, что у обвинителей была более веская причина для казни Щастного.

Так, при его аресте был изъят портфель с документами «красного адмирала». Что находилось в том загадочном портфеле, остается судить лишь по высказываниям Троцкого. Из свидетельских показаний Льва Давыдовича следует, что кроме всего Щастный виновен в распространении и поддержании слухов о связи большевиков с Германией, а также фальсификации неких документов, подтверждавших указанную связь. На заседании ревтрибунала, на котором судили спасителя Балтфлота, Троцкий заявил: «Вы знаете, товарищи судьи, что Щастный, приехавший в Москву по нашему вызову, вышел из вагона не на пассажирском вокзале, а за его пределами, в глухом месте, как и полагается конспиратору. И ни одним словом не обмолвился о лежавших в его портфеле документах, которые должны были свидетельствовать о тайной связи советской власти с немецким штабом». Из приговора можно выделить фразу, которая явно свидетельствует о наличии таких документов, поскольку их именуют не только фальшивыми, но и засекреченными. Одновременное признание бумаг, находившихся в портфеле Алексея Михайловича, и подложными, и секретными наталкивает на определенные размышления, так как считать секретным фальшивый документ не имеет смысла (6). Чего же так опасался Троцкий? Почему так спешили уничтожить первого «красного адмирала»? Об этом мы уже никогда не узнаем. Можно только догадываться, что в портфеле, с которым Щастный приехал в Москву, были документы, обнародования которых смертельно боялись большевики. В книге Владимира Попова «Возвращение Руси» утверждается, что «адмирал Щастный увел флот из Гельсингфорса в Кронштадт, поставив Ленина в совершенно идиотское положение перед своими хозяевами, за что и был расстрелян» (7: Гл. 28). Несмотря на отсутствие прямых улик, доказывающих его участие в контрреволюционной деятельности, 21 июня Щастный был приговорен Революционным трибуналом к расстрелу. Многочисленные протесты в ходе процесса и по его завершении были проигнорированы. После отказа в помиловании адмирала из состава ревтрибунала демонстративно вышли его члены — эсеры, подчеркивая, таким образом, незаконность приговора. Приговор поддержали Троцкий, Ленин и Свердлов. Свою вину Щастный не признал и в ночь с 21 на 22 июня в 4 часа 40 минут утра китайцами из дежурной части трибунала был расстрелян. Спасителя Балтийского флота казнили во дворе Александровского военного училища. Наемниками командовал некий Андриевский. Впоследствии был опубликован его шокирующий рассказ о казни: «Я подошел к нему: “Адмирал, у меня маузер. Видите, инструмент надежный. Хотите, я застрелю вас сам?” Он снял морскую белую фуражку, отер платком лоб. “Нет! Ваша рука может дрогнуть, и вы только раните меня. Лучше пусть расстреливают китайцы. Тут темно, я буду держать фуражку у сердца, чтобы целились в нее”. Китайцы зарядили ружья. Подошли поближе. Щастный прижал фуражку к сердцу. Была видна только тень да белая фуражка... Грянул залп. Щастный, как птица, взмахнул руками, фуражка отлетела, и он тяжело рухнул на землю» (8). По свидетельствам Андриевского, тело адмирала в мешке было зарыто китайцами под полом в том же училище. Приказ о срочном захоронении поступил от руководства, а для контроля за его исполнением был прислан специальный агент. Предсмертными словами Алексея Михайловича были: «Смерть мне не страшна. Свою задачу я выполнил — спас Балтийский флот». В одной из предсмертных записок Щастный писал: «В революции люди должны умирать мужественно. Перед смертью я благословляю своих детей Льва и Галину, и, когда они вырастут, прошу сказать им, что иду умирать мужественно, как подобает христианину». Дело Щастного пролежало в архивах КГБ более 70 лет. В советской военно-исторической литературе о его роли во время Ледового похода не упоминалось. Судьба А.М. Щастного и его семьи, к сожалению, так же трагична, как и судьбы многих его современников — моряков, прославивших Россию. Через тюрьмы и лагеря прошли А.Н. Гарсоев (первый «главный подводник» Советской России), А.Н. Бахтин (командир знаменитой подлодки «Пантера»), следы Н.А. Зарубина, возрождавшего подводные силы Советской России, не найдены до сих пор. Все они были офицерами царского флота, честно ставшими на сторону революции. А.М. Щастный был реабилитирован в 1995 г. В Научно-информационном центре «Мемориал» в г. Санкт-Петербурге хранится копия его предсмертной записки и вышитая рубаха адмирала (9).

ВЧК - КАРАЮЩИЙ МЕЧ РЕВОЛЮЦИИ

После Великой Октябрьской революции и образования ВЧК нужно было в кратчайшие сроки уничтожить сотни тысяч и даже миллионы классовых врагов. Человеческая жизнь обесценилась. Казни стали массовыми. Казнь как «высшая мера наказания» или «высшая мера социальной защиты» в чекистском жаргоне стала иметь много терминов: вышка, разменять вьпиак, получить девять граммов, послать к Духонину, получить дырку в затылке, пустить в земельный отдел, отправить во мхи, отправить в Могилевскую губернию, пустить налево, сыграть на гитаре, запечатать, цокнуть, отправить на Машук фиалки нюхать, осудить по первой категории, списать в расход, расшлепать или шлепнуть, отвезти рябчиков в Кронштадт, шпокнуть, расхлопать, получить семь копеек, отправить в Иркутск, поставить к стенке, ухлопать (хлопнуть) и другие. В 1920-е гг. использовался также особенно циничный термин для конспиративного обозначения расстрела — «свадьба» (надо полагать, имелось в виду венчание со смертью). В тридцатые годы расстрел маскировали как: «убытие по первой категории», «десять лет без права переписки», «спецоперация». Характерно, что эсэсовцы также маскировали слово «убийство», употребляя такие выражения, как «особая акция», «чистка», «приведение в исполнение», «исключение», «переселение».

Идеологами красного, вернее кровавого, террора были революционные вожди: Ленин, Троцкий и Свердлов, а его «рабочим органом» — Всероссийская чрезвычайная комиссия (ВЧК) по борьбе с контрреволюцией и саботажем — карательная организация, которая в течение десятилетий под разными названиями была главным орудием борьбы с «врагами народа». ВЧК была образована 20 декабря 1917 г. и располагалась в Петрограде на Гороховой ул., д. 2 (ныне Музей политической полиции России). В марте 1918 г. ее центральный аппарат вместе с советским правительством был переведен в Москву. ВЧК являлась органом «диктатуры пролетариата» по защите государственной безопасности РСФСР, «руководящим органом борьбы с контрреволюцией на территории всей страны». Главный идеолог ее создания — В.И. Ленин — называл Всероссийскую чрезвычайную комиссию, без которой «власть трудящихся существовать не может, пока будут существовать на свете эксплуататоры...», «нашим разящим орудием против бесчисленных заговоров, бесчисленных покушений на Советскую власть со стороны людей, которые были бесконечно сильнее нас» (10).

ВЧК возглавляла коллегия, членами которой были: Шкловский, Кнейфис, Кронберг, Цейстин, Хайкина, Карлсон, Шауман, Леонто-вич, Ривкин, Антонов, Делафарб, Циткин, Е. Розмирович, Г. Свердлов, Бисенский, Блюмкин (убийца посла Мирбаха), Александрович (сообщник Блюмкина), Модель, Ройтенберг, Финес, Гольдин, Гальперштейн, Книгиссен, Закс, Лацис, Дайбол, Сейзан, Депкин, Либерт (начальник Таганской тюрьмы), Фогель, Закис, Шилленкус, Янсон. Председателем комиссии и практическим организатором «красного террора» был Дзержинский. Несмотря на заслуги перед партией — шесть арестов, три побега из ссылки, 11 лет неволи, фанатизм в работе (спал в кабинете за ширмой), — Ленин не включил Дзержинского в Политбюро, а держал на политических задворках. Он поставил его на пост главного карателя как «пролетарского якобинца». Рассуждения о том, что «чекистом может быть человек с чистыми руками, холодной головой и горячим сердцем», — ложь. «Сам Дзержинский не был никогда расслабленно-человечен», — заметил его преемник Менжинский (11). Выполняя указания Ленина, Дзержинский отменил всякую законность. Первыми, кого казнили по его приказу без суда и следствия, были заложники из представителей высшего чиновничества бывшей Российской империи. Всего было расстреляно до 80 человек. Среди них — министр внутренних дел Н.А. Маклаков, бывший министр юстиции И.Г. Щегловитов, последний председатель Государственного совета, протоиерей Иоанн Восторгов, видные деятели А.Н. Хвостов, С.П. Белецкий и другие.

Как вспоминал очевидец расстрела Сергей Кобяков, казнь была совершена публично в Москве, в Петровском парке. Расстреливали китайцы. Чекист выкрикивал имена казнимых. Указывая на Щегловитова, он кричал: «Вот бывший царский министр, который всю жизнь проливал кровь рабочих и крестьян...» После расстрела все казненные были ограблены (12: 84).

Справедливости ради следует отметить, что лично расстреливать людей так, как это делали его подчиненные, Феликс Эдмундович, будучи тонкой и чувствительной натурой, не мог. Это подтверждает рассказ его бывшего помощника, левого эсера Александровича. В 1918 г., когда отряды чекистов, наряду с латышами, китайцами и мадьярами, включали и матросов, один такой матрос вошел в кабинет Дзержинского, как говорят, пьяный «в стельку». Аскет Дзержинский сделал ему замечание, но пьяный внезапно обложил Дзержинского, вспомнив всех его родителей. Дзержинский затрясся от злобы, не помня себя, выхватил револьвер и, выстрелив, уложил матроса на месте. Но тут же с ним случился припадок падучей. То есть для непосредственного убийства Дзержинский был слишком слаб. Для этого и были необходимы те «рукастые» коммунисты, которых требовал найти для защиты своей диктатуры Ленин. Их и возглавил эстет Дзержинский, росчерком пера убивавший десятки тысяч людей. ВЧК имела территориальные подразделения для «борьбы с контрреволюцией на местах».

В 1918 г. насчитывалось 40 губернских (Губчека) и 365 уездных чрезвычайных комиссий. В конце 1918г. для организации борьбы с контрреволюцией в армии и в прифронтовой полосе, шпионажем и для проведения разведки в тылу неприятеля в Красной Армии созданы фронтовые и армейские чрезвычайные комиссии, которые 21 февраля 1919 г. были преобразованы в Особые отделы по борьбе со шпионажем и контрреволюцией. С августа 1918 г. действуют железнодорожные ЧК на крупных железнодорожных станциях и узловых пунктах, а также пограничные и водно-транспортные органы ВЧК. В начале июня 1918 г. в ВЧК работало 12 ООО сотрудников, к концу 1918 г. их было уже 40 ООО, а к началу 1921 г. — 280 ООО. Председателями и уполномоченными ВЧК в крупнейших городах России в 1918—1920 гг. были: Петроград — М.С. Урицкий, Г.И. Бокий (Берг); Москва — С.А. Мессинг, Г.Я. Раппопорт; Нижний Новгород — Я.З. Воробьев (Кац); Киев — М. Блувштейн; Одесса — С.М. Деноткин, М. Вихман, Б. Юзефович; Харьков — И.И. Шварц, Я. Лившиц; Николаев — В.М. Горожанин; Чернигов — Л.И. Рейхман; Херсон — И.Я. Дагин, А.М. Минаев-Цихановский; Закавказское ЧК — Д. Могилевский; Крымская ЧК — И.Я. Дагин, И.М. Радзивиловский; Брянск — И. Визнер, Пенза — Е. Бош; Самара — И.М. Леплевский, Я.С. Визель; Ростов — М.А. Дейч; Таганрог — И.М. Островский; Симбирск — Л.М. Вельский (Левин); Курск — Г.М. Каминский; Смоленск — H.Е. Этингон; Екатеринбург — М.Д. Берман; Воронеж — Я.Д. Раппопорт; Архангельск — З.Б. Кацнельсон; Омск — С.Г. Южный; Томск — С.Г. Чудновский; Ашхабад — М.И. Диментман; Самарканд — К.В. Паукер.

С издания декрета «О красном терроре» началась эпопея террора, которой нет аналогов в истории. Следующие четыре с лишним года Россия буквально захлебывалась собственной кровью. Всероссийская чрезвычайная комиссия получила ничем не ограниченные права — права на самостоятельные обыски, аресты и расстрелы. Был введен институт заложников — один из самых мерзких методов борьбы, когда ни в чем не повинных людей хватали на улицах в облавах, арестовывали на квартирах, на вокзалах, в театрах. Хватали и расстреливали только потому, что кто-то другой где-то совершил убийство или теракт. К террору призывают телеграммы Ленина, разосланные 9 августа 1918 г.: Г. Федорову — в Нижний Новгород. «Надо напрячь все силы, составить тройку диктаторов (Вас, Маркина и др.), навести тотчас массовый террор». Евгении Бош — в Пензу. «Необходимо провести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев; сомнительных запереть в концентрационный лагерь». На другой день в ту же Пензу. «1. Повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не меньше 100 заведомых кулаков, богатеев, кровопийц. 2. Опубликовать их имена. 3. Отнять у них весь хлеб. 4. Назначить заложников — согласно вчерашней телеграммы. Сделать так, чтобы на сотни верст народ видел, трепетал...» Исполкому — Ливны. «Необходимо... конфисковать весь хлеб и все имущество у восставших кулаков, повесить зачинщиков из кулаков...» О борьбе с Юденичем. «...Покончить с Юденичем... Если наступление начато, нельзя ли мобилизовать еще тысяч 20 питерских рабочих плюс тысяч 10 буржуев, поставить позади их пулеметы, расстрелять несколько сот и добиться настоящего массового напора на Юденича».

К террору с пеной у рта призывают и другие вожди. В сентябре 1918г. Председатель Петроградского Совета Зиновьев (Радомысльский) публично заявил: «Мы должны увлечь за собой 90 миллионов из ста, населяющих Советскую Россию. С остальными нельзя говорить — их надо уничтожать». Судьба или другая какая-то сила, управляющая вселенной, распорядилась так, что Зиновьев «попал» в число тех, кого следует уничтожить. 24 августа 1936 г. он был приговорен к высшей мере наказания по делу «Антисоветского объединенного троцкистско-зиновьевского центра» и после оглашения приговора написал следующее прошение о помиловании. В Президиум ЦИК СССР. Заявление «О совершенных мною преступлениях против Партии и Советской Власти я рассказал до конца пролетарскому суду. Прошу мне верить, что врагом я больше не являюсь и остаток своих сил горячо желаю отдать социалистической родине. Я прошу Президиум ЦИК о помиловании меня. Г. Зиновьев. 26 августа 36 года 4 часа 30 минут». Призывающий к децимации русского народа Зиновьев расстрелян 25 августа в Москве, в здании ВКВС. По воспоминаниям, перед казнью он униженно молил о пощаде, целовал сапоги своим палачам, а затем от страха вообще не смог идти, на что Каменев сказал ему: «Перестаньте, Григорий, умрем достойно!» Бывший сотрудник НКВД А. Орлов писал, что при расстреле присутствовали глава НКВД Г.Г. Ягода, заместители главы НКВД Н.И. Ежов и начальник охраны Сталина К.В. Паукер (13: 82).

Другой видный деятель большевистской партии, Николай Бухарин, сразу же после завоевания власти большевиками заявил: «У нас могут быть только две партии: одна — у власти, другая — в тюрьме». Интересен также предложенный им метод «выработки коммунистического человека»: «Пролетарское принуждение во всех своих формах, начиная от расстрелов, является методом выработки коммунистического человека из человеческого материала капиталистической эпохи». Находясь во внутренней тюрьме НКВД СССР, приговоренный к расстрелу Бухарин, так же как и Зиновьев, 13 марта 1938 г. обратился в Президиум Верховного Совета СССР с прошением о помиловании: «Прошу Президиум Верховного Совета СССР о помиловании. Я считаю приговор суда справедливым возмездием за совершенные мною тягчайшие преступления... У меня в душе нет ни единого слова протеста. За мои преступления меня нужно было расстрелять десять раз. Пролетарский суд вынес решение, которое я заслужил своей преступной деятельностью, и я готов нести заслуженную кару и умереть, окруженный справедливым негодованием, ненавистью и презрением великого героического народа СССР, которому я так подло изменил... Я рад, что власть пролетариата разгромила все то преступное, что видело во мне своего лидера и лидером чего я действительно был... Прошу я Президиум Верховного Совета о милости и пощаде... Я твердо уверен: пройдут годы, будут перейдены великие исторические рубежи под водительством Сталина, и вы не будете сетовать на акт милосердия и пощады, о котором я вас прошу. Я постараюсь всеми своими силами доказать вам, что этот жест пролетарского великодушия был оправдан».

3 декабря 1987 г. в «Московских новостях» было напечатано письмо-завещание Бухарина «Будущему поколению советских руководителей». Заканчивается письмо такими словами: «Знайте, товарищи, что на том знамени, которое вы понесете победоносным шествием к коммунизму, есть и моя капля крови». Этого, по известному выражению Ленина, «любимца партии» характеризует его письмо от 1 сентября 1936 г. Климу Ворошилову: «Каменев — циник-убийца, омерзительнейший из людей, падаль человеческая. Что расстреляли собак, страшно рад» (14: Гл. Бухарин).

К массовому террору призывает и революционная пресса. 31 августа 1918 г. газета «Правда» писала: «...настал час, когда мы должны уничтожить буржуазию, если мы не хотим, чтобы буржуазия уничтожила нас. Наши города должны быть беспощадно очищены от буржуазной гнили. Все эти господа будут поставлены на учет и те из них, кто представляет опасность для революционного класса, будут уничтожены. Гимном рабочего класса отныне будет песнь ненависти и мести!» «Мы железной метлой выметем всю нечисть из Советской России, — писал в журнале “Красный террор” от 1 ноября 1918 г. председатель Всеукраинского ЧК М. Лацис. — Не ищите в деле обвинительных улик о том, восстал ли он против Советов оружием или словом, — учил Лацис. — Первым долгом вы должны его спросить, к какому классу он принадлежит, какое у него происхождение, какое образование и какова его профессия. Вот эти вопросы должны разрешить судьбу обвиняемого. В этом смысл и суть красного террора».

Журнал «Еженедельник Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией» ради устрашения начал публиковать списки расстрелянных. «В ответ на убийство тов. Урицкого и покушение на тов. Ленина... Красному террору подвергнуты: Сумской уездной ЧК — трое летчиков; Смоленской областной Комиссией — 38 помещиков Западной области; Новоржевской ЧК —... Александра, Наталия, Евдокия, Павел и Михаил Росляковы;...Пошехонской ЧК — 31 человек (5 Шалаевых, 4 Волковых...)» — зафиксировано в «Еженедельнике ВЧК» № 2 за 1918 г. «Взято... в общем количестве 184 виднейших представителей местной и крупной буржуазии и социал-предателей», — рапортовала Комиссия ЧК Иваново-Вознесенска в «Еженедельнике...» № 3. «По постановлению Петроградской Чрезвычайной Комиссии, — докладывает “Еженедельник ВЧК” № 5 от 20 октября 1918 г., — расстреляно 500 человек заложников» (15: 20—38).

«В своей картотеке, относящейся только к 1918 г., я пытался определить социальный состав расстрелянных, — пишет в своей книге “Красный террор в России 1918—1923” С. Мельгунов, живший в то время в Москве. — По тем немногим данным, которые можно было уловить, у меня получились такие основные рубрики, конечно, очень условные. Интеллигентов — 1.286 человек, заложников... — 1.026, крестьян — 962, обывателей — 468, неизвестных — 450, преступных элементов... — 438, преступления по должности — 187, слуг — 118, солдат и матросов — 28, буржуазии — 22, священников —19» (15: 43). Священник, инженер, фельдшер, купец, заводчик, бывший редактор газеты, лесничий, бывший охранник, отставной артиллерист, лидер местного отделения партии «Народная воля», студент, выдающий себя за матроса, — все это из перечисленных профессий расстрелянных, опубликованных в различных еженедельниках ВЧК. Это была какая-то вакханалия насилия! «Нелепо ввести деятельность ЧК в юридические рамки», — доходчиво объясняет в № 6 «Еженедельника ВЧК» чекист Шкловский. И — не вводили! По всей стране чекисты без суда и следствия пытали, насиловали гимназисток и барышень, убивали родителей на глазах детей, сажали на кол, били железной перчаткой, надевали на головы кожаные «венчики», закапывали живыми, закрывали в камеры, где пол был устлан трупами с разможженными черепами...

Читать «Архив русской революции» И. Гессена или «Красный террор» С. Мельгунова невозможно. Невозможно представить, что живешь в стране, где ради некоего «светлого будущего» земля была превращена в сплошной погост. «Наш террор был вынужденный, — восклицали большевистские лидеры. — Это террор не ЧК, а рабочего класса». То, что это был террор именно ЧК, возражают им очевидцы, историки, наконец, собственные инструкции ЧК. Вот одна из них — весны 1918 г.: «Применение расстрелов: 1. Всех бывших жандармских офицеров по специальному списку, утвержденному ВЧК. 2. Всех подозрительных по деятельности жандармских и полицейских офицеров соответственно результатам обыска. 3. Всех, имеющих оружие без разрешения, если нет на лицо смягчающих обстоятельств (например, членство в революционной Советской партии или рабочей организации). 4. Всех с обнаруженными фальшивыми документами, если они подозреваются в контрреволюционной деятельности. В сомнительных случаях дела должны быть переданы на окончательное рассмотрение ВЧК. 5. Изобличение в сношениях с преступной целью с российскими и иностранными контрреволюционерами и их организациями, как находящимися на территории Советской России, так и вне ее. 6. Всех активных членов партии социалистов-революционеров центра и правых. (Примечание: активными членами считаются члены руководящих организаций — всех комитетов, от центральных вплоть до местных городских и районных; члены боевых дружин и состоящие с ними в сношениях по делам партии; выполняющие какие-либо поручения боевых дружин; несущие службу между отдельными организациями и т. д.). 7. Всех активных деятелей к/революционных партий (кадеты, октябристы и проч.). 8. Дело о расстрелах обсуждается обязательно в присутствии представителя Российской партии коммунистов. 9. Расстрел приводится в исполнение лишь при условии единогласного решения трех членов Комиссии. 10. По требованию представителя Российского комитета коммунистов или в случае разногласия среди членов ЧК дело обязательно передается на решение Всероссийской ЧК. Арест с последующим заключением в концентрационный лагерь. 11. Всех призывающих и организующих политические забастовки и другие активные выступления для свержения Советской власти, если они не подвергнуты расстрелу. 12. Всех подозрительных, согласно данных обысков, и не имеющих определенных занятий бывших офицеров. 13. Всех известных руководителей буржуазной и помещичьей контрреволюции. 14. Всех членов бывших патриотических и черносотенных организаций. 15. Всех без исключения членов партий с.-р. центра и правых народных социалистов, кадетов и прочих контрреволюционеров. Что касается рядовых членов партии с.-революционеров, центра и правых рабочих, то они могут быть освобождены под расписку, что осуждают террористическую политику своих центральных учреждений и их точку зрения на англо-французский десант и вообще соглашение с англо-французским империализмом. 16. Активных членов партии меньшевиков, согласно признакам, перечисленным в примечании к пункту 6. Должны быть произведены массовые обыски и аресты среди буржуазии, арестованные буржуа должны быть объявлены заложниками и заключены в концлагерь, где для них должны быть организованы принудительные работы. В целях терроризации буржуазии следует также применять выселение буржуазии, давая на выезд самый короткий срок (24—36 часов)» (16).

«Вся Россия покрылась сетью чрезвычайных комиссий... Не было города, не было волости, где не появились бы отделения всесильной Всероссийской Чрезвычайной комиссии, которая отныне становится основным нервом государственного управления и поглощает собой последние остатки права», — пишет Мельгунов. И добавляет: «Это такой открытый апофеоз убийства как орудия власти, до которого не доходила ни одна власть в мире» (15:6). Крупной акцией «красного террора» был расстрел в Петрограде 512 представителей элиты (бывших сановников, министров, профессоров). Данный факт подтверждает сообщение газеты «Известия» от 3 сентября 1918 г. о расстреле ЧК города Петрограда свыше 500 заложников. По официальным данным ЧК, всего в Петрограде в ходе «красного террора» было расстреляно около 800 человек.

Согласно исследованиям итальянского историка Дж. Боффы, в ответ на ранение В.И. Ленина Ф. Каплан в Петрограде и Кронштадте было расстреляно около 1000 контрреволюционеров (17:92). Массовые казни в подвалах ЧК происходили по всей России, однако объемы репрессий не всегда можно было установить. О казнях на Украине и в Южной России известно гораздо больше, чем о том, что творилось на Кавказе, в Средней Азии, в Сибири или на Урале, благодаря работе Особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков. Последний этап «ликвидации буржуазии как класса» — казни заключенных в тюрьмах, «подозреваемых» и заложников — разворачивался во многих украинских городах после взятия их большевиками. В Харькове от 2000 до 3000 казненных в феврале—июне 1919 г.; от 1000 до 2000 во время второго прихода большевиков в декабре 1919 г. В Ростове-на-Дону — около 1000 в январе 1920 г.; в Одессе — 2200 в мае—августе 1919 г., а затем от 1500 до 3000 в период между февралем 1920ифевралем 1921 г.; в Киеве — не менее 3000 в феврале—августе 1919 г.; в Екатеринодаре — не меньше 3000 между августом 1920 и февралем 1921 г.; в Армавире, маленьком городе на Кубани, — от 2000 до 3000 в августе—октябре 1920 г. При этом все население города составляло до войны менее 30 000 человек. В Екатеринодаре перепугавшийся приближения казачьего десанта врангелевского генерала Улагая глава местной ЧК Атарбеков приказал расстрелять 1600 «буржуев» за три дня — 17, 18 и 19 августа 1920 г. Этот список можно продолжить (15: 62).

В России до революции 1917 г. публично извещали об исполнении каждого смертного приговора. В первые годы советской власти расстрел по приговору суда исполнялся органами наркомата юстиции, ВЧК (ГПУ, ОГПУ) зачастую прямо во дворе этих учреждений. Расстреливаемых выводили из подвала ночью, ослепляли фарами грузовиков и открывали по ним огонь. Шум заведенных моторов заглушал выстрелы. С конца 1920 г. монополия расстрелов принадлежала только ОГПУ, а с 1934 г. перешла в ведение НКВД (НКГБ, МГБ, МВД, КГБ) СССР. Казни совершались не публично, в подвалах специальных расстрельных тюрем.

В первые годы советской власти, как правило, применялись «упрощенные» технологии казней. «Для расстрела был оборудован специальный сарайчик... — при доме на Институтской, № 40, уг. Левашевской, куда перешла с Екатерининской “губчека”. В этот сарайчик палач (...а иногда “любители” из чекистов) заводил совершенно нагою свою жертву и приказывал ей лечь ничком. Затем выстрелом в затылок кончал со своею жертвой. Расстрелы производились из револьверов (чаще всего кольты). Но ввиду стрельбы на близком расстоянии обыкновенно от выстрела черепная коробка казненного разлеталась в куски... Следующая жертва приводилась тем же порядком и укладывалась рядом... Когда число жертв превышало... вмещаемое сарайчиком, то новые жертвы укладывались на прежде казненных или расстреливались при входе в сарайчик... Все жертвы шли на казнь, обыкновенно не сопротивляясь» (18: 111-141).

А вот свидетельство о расстрелах в Московской ЧК в 1918—1920 гг.: «Иногда стрельба неудачна. С одного выстрела человек падает, но не умирает. Тогда в него выпускают ряд пуль: наступая на лежащего, бьют в упор в голову или грудь. 10—11 марта Р. Олеховскую, приговоренную к смерти за пустяковый поступок, который смешно карать даже тюрьмой, никак не могли убить. 7 пуль попало в нее — в голову и грудь. Тело трепетало. Тогда Кудрявцев (чрезвычайник из прапорщиков, очень усердствовавший, недавно ставший “коммунистом”) взял ее за горло, разорвал кофточку и стал крутить и мять шейные хрящи» (15: 146).

Большевики во время Гражданской войны для казней применяли и шашки. Так, в Пятигорске в 1918 г. казнили генералов Рузского, Радко-Дмитриева и других заложников. Эта казнь описана Антоном Ивановичем Деникиным в его работе «Очерки русской смуты» (19: Гл. 9). «Когда умер командовавший Северо-Западным фронтом “товарищ” Ильин от ран, полученных в бою с добровольцами, Чрезвычайная комиссия казнила в его память 6 заложников. После расстрела Сорокиным членов ЦИК обещание было исполнено в более широком масштабе: “чрезвычайка” постановила “в ответ на дьявольское убийство лучших товарищей” расстрелять заложников — по двум спискам 106 человек. В их числе были генералы Рузский и Радко-Дмитриев, зверски зарубленные 18 октября. Обоим им большевистские главари неоднократно предлагали стать во главе Кавказской Красной Армии, и оба они отказались от предложения, заплатив за это жизнью». «В одном белье, — говорится в описании “Особой комиссии”, — со связанными руками повели заложников на городское кладбище, где была приготовлена большая яма... Палачи приказывали своим жертвам становиться на колени и вытягивать шеи. Вслед за этим наносили удары шашками... Каждого заложника ударяли раз по пять, а то и больше... Некоторые стонали, но большинство умирало молча... Всю эту партию красноармейцы свалили в яму... Наутро могильщики засыпали могилы... Вокруг стояли лужи крови... Из свежей, едва присыпанной могилы, слышались тихие стоны заживо погребенных людей. Эти стоны донеслись до слуха Обрезова (смотрителя кладбища) и могильщиков. Они подошли и увидели, как “из могильной ямы выглядывал, облокотившись на руки, один недобитый заложник (священник И. Рябухин) и умолял вытащить его из-под груды наваленных на него мертвых тел... По-видимому, у Обрезова и могильщиков страх перед красноармейцами был настолько велик, что в душах их не осталось более места для других чувств, — и они просто забросали могилу землей... Стоны затихли”». Сохранился рассказ о последнем разговоре генерала Рузского со своим палачом: «Признаете ли вы теперь великую российскую революцию? — Я вижу лишь один великий разбой» (20, 21).

Во время Гражданской войны в России политических противников казнили также путем сожжения и утопления. А.И. Деникин в упомянутой выше работе, говоря о расправах большевиков в Крыму в январе 1918 г., пишет: «Ужаснее всех погиб шт. ротм[истр] Новацкий, которого матросы считали душой восстания в Евпатории. Его, уже сильно раненного, привели в чувство, перевязали и тогда бросили в топку транспорта». «Людей, приговоренных к смерти, топили, бросали массами и живых, но в этом случае жертве отводили назад руки и связывали их веревками у локтей и у кистей; помимо этого связывали и ноги в нескольких местах, а иногда оттягивали и голову за шею веревками назад и привязывали к уже перевязанным рукам и ногам. К ногам привязывались колосники» (19: Гл. 9). В эти годы многие видные палачи-чекисты буквально залили кровью отданные под их неограниченную власть области. Так, латыш Петерс залил кровью Дон, Петербург, Кронштадт, Тамбов. Его земляк Лацис (Судрабс) залил кровью Украину, Кедров (Цедербаум) — Архангельск и Вологду, Артабеков — Кавказ и Астрахань, грузин Саджая — Одессу.

Осенью 1921 г. начальник секретного отдела Новониколаевской губ-чека Карл Крумин так характеризовал работу начальника секретно-оперативного отдела и зампреда губчека Сергея Евреинова: «Тов. Евреинов лично принимал участие и проявлял максимум энергии в раскрытии нескольких белогвардейских организаций. Сам лично расстреливал участников в количестве нескольких сотен человек. Кто думает бросить тень сомнения на таких революционеров, тот враг Революции». О том, как выглядели «рабочие места» чекистов в эти годы, видно из сообщения, которое оставил член Сибревкома В.Н. Соколов, в июне 1920 г. обследовавший работу Енисейской губчека, чье руководство во главе с В.И. Вильдгрубе за несколько недель (с марта) расстреляло более 300 человек. В телеграмме, адресованной в Сиббюро ЦК РКП(б), он сообщал: «Расстреливали в подвалах на дворе. Говорят о пытках в этом подвале, но когда я его осматривал, (он) оказался закрытым, и я подозреваю, что его подчистили. Кровь так и стоит огромными черными лужами, в землю не впитывается, только стены брызгают известью. Подлый запах... гора грязи и слизи, внизу какие-то испражнения. Трупы вывозят ночью пьяные мадьяры. Были случаи избиения перед смертью в подвале, наблюдаемые из окон сотрудниками чека» (22). Справедливости ради отметим, что среди чекистов, правда нечасто, встречались эстеты и поэты. Так, ближайший подручный Дзержинского, член Коллегии ВЧК в 1919—1921 гг. латыш А. Эйдук, опубликовал в 1921 г. в Тифлисе в сборнике с символическим названием «Улыбка ЧеКа» лирическое стихотворение, в полной мере отражающее сущность палаческой профессии:

На вашем столике бутоны полевые

Ласкают нежным запахом издалека,

Но я люблю совсем иные,

Пунцовые цветы ЧеКа.

Когда влюбленные сердца стучатся в блузы,

И страстно хочется распять их на кресте,

Нет большей радости, нет лучших музык,

Как хруст ломаемых и жизней и костей.

Вот отчего, когда томятся Ваши взоры,

И начинает страсть в груди вскипать,

Черкнуть мне хочется на Вашем приговоре

Одно бестрепетное: «К стенке! Расстрелять!»

Чекистские методы уничтожения и пыток были столь ужасными, что следственные комиссии белых армий, отвоевывавшие у красных города, поражались изуродованным трупам: у них часто были выколоты глаза, отрезаны носы, уши и конечности, раздавлены половые органы и вырваны кишки; тела не хоронили и не выдавали родственникам, а выбрасывали на свалки, в море, в реки и карьеры. Помещения для расстрелов были покрыты коркой от запекшейся крови и разлетевшихся мозгов — и их не убирали не только по нечистоплотности, но, возможно, и из садистского желания унизить жертву в последние моменты ее жизни: человек должен был с ужасом сознавать, что сейчас и его мозги добавятся в эту зловонную кашу. Судя по этим картинам, для работы в ВЧК нормальный человек был непригоден. Карательная машина Дзержинского производила некий естественный отбор сотрудников, принимая патологически кровожадных и даже психически ненормальных изуверов, находивших удовольствие в работе палача. «Волею революционной власти, — писал первый народный комиссар юстиции, левый эсер Штейнберг, — создавался слой революционных убийц, которым суждено было вскоре стать убийцами революции» (15: 55).

ЧК изначально была не только карательной, но и мародерской организацией. В августе 1919 г. ВЧК издала приказ о том, что вещи расстрелянных концентрируются у видного чекиста А.Я. Беленького — начальника охраны Ленина — и распределяются по указанию Президиума ВЧК. Награбленное шло в первую очередь начальству. Сам Ленин получил от хозотдела Московской ЧК счет за полученные костюм, сапоги, подтяжки, пояс — всего на 1.417 руб. 75 коп. У Петрочека «был свой счет в Нарбанке, на который поступали конфискованные у осужденных деньги и выручка за продажу их имущества; рядовые чекисты не брезговали торговать одеждой и обувью казненных и, случалось, предлагали выкупить все это их родственникам» (22).

В архивах ЦК партии и в архиве Дзержинского сохранились многочисленные рапорты ответственных партийцев, ревизоров ВЧК, рисующие «разложение» местных органов политической полиции, «опьяненных кровью и властью». Упразднение всех юридических и моральных норм способствовало полной самостоятельности местных ЧК, их превращению в кровавые, никем и ни в чем не контролируемые застенки. Приведем выдержки из подобных рапортов. Инструктор ВЧК Смирнов сообщает Дзержинскому 22 марта 1919 г. из Сызрани: «Я просмотрел дело о кулацком восстании в Ново-Патренской волости. Пришел в ужас от хаотического ведения дел. Допрошено 75 лиц. Изо всех показаний невозможно уловить, что произошло <...>. Расстрелы производились так: 16.11 — 5; 17.11 — 13. Постановления вынесены 28. II, через двенадцать дней позже произведения в исполнение. Когда я спросил местного начальника ЧК, он мне ответил: “Некогда разбираться и писать постановления. И к чему же, раз ликвидируем кулачество и буржуазию?”» Ярославль, 26 сентября 1919 г., донесение секретаря губкома РКП(б): «Чекисты грабят и задерживают кого угодно. Зная, что они будут безнаказанными, они превратили местную ЧК в сплошной притон, куда приводят “буржуек”. Пьянствуют вовсю. Кокаин употребляется местным начальством». Астрахань, 16 октября 1919 г., донесение Н. Розенталя, инспектора Управления особыми отделами: «Начальник Особых Отделов XI армии Атарбеков не признает даже и центральной власти. 30 июля, когда тов. Ваковский, сотрудник ВЧК, откомандированный из Москвы для ревизии и налаживания работы, зашел к Атарбекову, тот ему заявил: “Скажите Дзержинскому, что я проверять себя не дам”. <...>. Штат состоит из подозрительных, а иногда и уголовных элементов, не соблюдающих никаких норм <...>. Дела операц[ионного] отдела в полном беспорядке. О расстрелах даже нет личных постановлений, лишь списки, часто неполные, с краткой заметкой, что “расстрелян по распоряжению тов. Атарбекова”. В деле мартовских восстаний даже не разберешь, кого, за что и почему расстреляли <...>».

В письме, адресованном Ленину, большевик Гопнер описал деятельность чекистов в Екатеринославе (письмо датировано 22 марта 1919 г.): «В этой организации, пораженной преступностью, насилием и произволом, управляемой уголовным сбродом, вооруженные до зубов субъекты расправляются с каждым, кто придется им не по нраву, производят обыски, грабят, насилуют, сажают в тюрьму, сбывают фальшивые деньги, вымогают взятки, а потом шантажируют тех, кто им эти взятки дал, и освобождают за суммы в десять, а то и в двадцать раз крупнее».

25 декабря 1918 г. ЦК РКП(б) обсудил новое положение о ВЧК. Инициаторами были Бухарин и ветераны партии Ольминский и Петровский. Они критиковали «полновластие организации, ставящей себя не только выше Советов, но и выше самой партии». Требовали принять меры, чтобы «ограничить произвол организации, напичканной преступниками, садистами и разложившимися элементами люмпен-пролетариата». Л.Б. Каменев, назначенный председателем комиссии политического контроля, предложил упразднить ВЧК. В.И. Ленин заявил о решительной защите ЧК, «подвергшейся за некоторые свои действия несправедливым обвинениям со стороны ограниченной интеллигенции,...неспособной взглянуть на вопрос террора в более широкой перспективе». По предложению В.И. Ленина и без того нерешительная критика действий ЧК была окончательно прекращена и законодательно запрещена Постановлением ЦКпартии от 19 декабря 1918 г.: «На страницах партийной и советской печати не может иметь место злостная критика советских учреждений, как это имело место в некоторых статьях о деятельности ВЧК, работы которой протекают в особо тяжелых условиях» (23: 122).

Ученые-историки Ю.Г. Фелыытинский и Г.И. Чернявский в работе «Красный террор» утверждают, что «в отличие от белых, которые не находили в массовом терроре идеологической и практической необходимости, так как воевали не против народа, террористическая политика большевиков носила принципиально иной характер, так как несмотря на все демагогические заявления и заверения большевистских лидеров, советская власть воевала не за интересы народа, а против народа. Поэтому курс насилия лидерами большевиков проводился в отношении почти всего крестьянства. Опиралась в этих своих действиях советская власть на сельских маргиналов — пьяниц, лентяев и проходимцев, которых украсила при этом регалиями “сельского пролетариата”». «Советской властью смертельным врагом был объявлен почти весь слой образованных и хозяйственно активных людей, которые несли на себе бремя экономического прогресса страны и являлись носителями ее культуры». Авторы приходят к выводу, что основная причина «красного террора» заключалась в отчуждении советской власти от основных социальных структур общества, в ее враждебности простым трудовым людям, людям знаний и общественной инициативы. «Красный террор», проводившийся с «высочайшего благословения» лидера партии большевиков и главы правительства В.И. Ленина, по своим масштабам, глубине, бесчеловечности ни в коем случае не может быть уподоблен «белому террору», который являлся вторичным, ответным и обусловленным обстоятельствами и конъюнктурой Гражданской войны (24: 508).

В октябре 1919г. ВЧК потребовал от местных органов «создать гибкий и прочный информационный аппарат, добиваясь того, чтобы каждый коммунист был вашим осведомителем». Дзержинский предпочитал действовать методами внесудебных расправ. В январе 1922 г. он пишет Ленину: «Есть целый ряд дел, по которым в трибуналах из-за отсутствия фактического материала будут вынесены оправдательные приговоры, в то время как у нас имеется агентурный материал, вполне достаточный для строгого приговора вплоть до высшей меры наказания. По отношению к деятелям антисоветских партий при известной обстановке на территории всей республики или в отдельных частях необходимо применять те или другие репрессии, не имея против них конкретных материалов».

Для борьбы с интеллигенцией большевики создали цензурно-контрольные органы: первоначально политотдел Госиздата РСФСР (20 мая 1919 г.), позднее — Главлит (6 июня 1922 г.), комитет по контролю за репертуаром — Главрепертком (9 февраля 1923 г.). В структуре центрального аппарата ВЧК-ОГПУ были созданы отдел политконтроля (исполнение режима цензуры Главлитом и Главреперткомом, перлюстрация почтово-телеграфной корреспонденции), 4-е и 5-е отделения секретнополитического отдела (агентурные данные и организация сети осведомителей в художественной и научной среде, сбор агентурных данных). Деятельность этих подразделений поражает своим охватом. Как свидетельствует докладная начальника отдела политконтроля от 4 сентября 1922 г., в течение августа сотрудники отдела вскрыли и подвергли проверке 135 ООО из 300 ООО поступивших в РСФСР почтовых отправлений. Все 285 ООО писем, отправленных за границу, также подверглись перлюстрации. Работники этого отдела готовили рецензии на литературные произведения, имели право вносить предложения об отмене решений Главлита и Главреперткома, если они оказывались положительными. Запретительная практика шла рука об руку с репрессивной.

Уже летом 1918 г. по подозрению в причастности к заговору левых эсеров арестовали Александра Блока. По надуманному делу «ЦК партии кадетов» в августе 1919г. взяли под стражу Владимира Немировича-Данченко и Ивана Москвина, а 19 октября 1920 г. арестовали Сергея Есенина. Сохранились арестантская карточка (№ 13699) и протокол допроса поэта в качестве обвиняемого. В архиве КГБ имеется также записка в Президиум ВЧК об освобождении Есенина. «По делу Есенина Сергея Александровича, обвиняемого в контрреволюции. Произведенным допросом выяснено, что гр. Есенин в последние три месяца в Москве не находился, а был командирован НКПС в Кавказ и Тифлис, прибыл в Москву с докладом и был арестован на квартире у гр. Кусиковых. Допросом причастность Есенина к делу Кусиковых недостаточно установлена, и посему полагаю гр. Есенина Сергея Александровича из-под ареста освободить под поручительство тов. Блюмкина».

От начала и до конца было сфальсифицировано чекистами «дело Таганцева», по которому расстреляно 97 человек, в том числе и Николай Гумилев. По делу проходили также основоположник отечественной урологии Федоров, бывший министр юстиции Манухин, известный агроном Вырво, архитектор Леонтий Бенуа — брат Александра Бенуа, крупнейшего русского художника, сестра милосердия Голенищева-Кутузова и другие (25). В 20-е гг. Россия понесла самые большие интеллектуальные утраты. Ее покинули тысячи виднейших представителей отечественной интеллигенции. Уезжали за рубеж философы, писатели, юристы, художники. Покинули Россию выдающиеся представители русской культуры — Шаляпин, Бунин, Репин, Андреев, Бальмонт, Мережковский, Коровин, Шагал. Ленин предложил и через ОГПУ реализовал и такую форму репрессий, как насильственные высылки виднейших ученых за границу. В письме Сталину он пишет: «Решено ли “искоренить” всех энесов? Пешехонова, Мякотина, Горнфельда? Петрищева и др. По-моему, всех выслать. Тоже А.Н. Потресов, Изгоев и все сотрудники “Экономиста” (Озеров и мн. мн. другие). Розанов (враг хитрый)... Н.А. Рожков (надо его выслать, неисправим); С.А. Франк (автор “Методологии”). Комиссия под надзором Манцева, Мессинга и др. должна представить списки, и надо бы несколько сот подобных господ выслать за границу безжалостно. Очистим Россию надолго... Всех их — вон из России. Делать это надо сразу. К концу процесса эсеров, не позже. Арестовать несколько сот и без объявления мотивов — выезжайте, господа!» (26:43).

18 августа 1922 г. руководство ОГПУ направило Ленину списки интеллигенции, высылаемой из Москвы, Петербурга и Украины — Николай Бердяев, Семен Франк, Федор Степун, Николай Лосский, Иван Ильин. За пределами России оказался ректор Московского университета биолог Новиков. Тяжелый урон понесла историческая наука: выслали Кизеветтера, Флоровского, Мельгунова и других. На одном из пароходов уехал Питирим Сорокин. От высылаемых требовали гарантий, что они никогда не возвратятся на Родину, и объявляли, что самовольный приезд обратно будет караться расстрелом. Академик Александр Яковлев опубликовал текст расписки известного русского писателя, философа и публициста Ильина: «...Дана сия мною, гражданином Иваном Александровичем Ильиным, Государственному Политическому управлению в том, что обязуюсь не возвращаться на территорию РСФСР без разрешения органов Советской власти (статья 71 Уголовного кодекса РСФСР, карающего за самовольное возвращение в пределы РСФСР высшей мерой наказания, мне объявлена)» (25).

В борьбе с инакомыслием и контрреволюцией большевикам представлялась важной ликвидация влияния церкви на политическую и социально-культурную ситуацию в стране и избавление от так называемого реакционного духовенства. Репрессии против священников Русской православной церкви начались еще до опубликования Декрета об отделении Церкви от государства (20.01.1918 г.) и изъятия у Церкви капиталов, земли и зданий, и постановления наркомата юстиции (14.02.1919 г.) о вскрытии мощей, которые вызвали массовые протесты верующих. Волна репрессий против духовенства в 1917—1918 гг. унесла около 20 ООО жизней (27). Многие убийства священнослужителей проходили с особой жестокостью или осуществлялись публично с различными унижениями казнимых лиц. Так, священнослужитель старец Золотовский был предварительно переодет в женское платье и затем повешен. 8 ноября 1917 г. Царскосельский протоиерей Иоанн Кочуров был подвергнут продолжительным избиениям, затем был убит путем волочения по шпалам железнодорожных путей. В1918 г. три православных иерея в г. Херсоне были распяты на кресте. В декабре 1918 г. епископ Соликамский Феофан (Ильменский) был публично убит «путем периодического окунания в прорубь и замораживания, будучи подвешенным за волосы». В Самаре бывший Михайловский епископ Исидор (Колоколов) был посажен на кол. Епископ Пермский Андроник (Никольский) был убит «путем захоронения в землю заживо». Архиепископ Нижегородский Иоаким (Левицкий) был убит, согласно документально не подтвержденным данным, «путем публичного повешения вниз головой в севастопольском соборе». Епископ Серапульский Амвросий (Гудко) был убит «путем привязывания к хвосту лошади». В Воронеже в 1919 г. было одновременно убито 160 священников во главе с архиепископом Тихоном (Никаноровым), которого повесили на Царских вратах в церкви Митрофановского монастыря.

В начале января 1919 г. в числе других был зверски умерщвлен епископ Ревельский Платон (Кульбуш) (28: Кн. 9). Избранный в ноябре 1917 г. патриархом Московским и всея Руси митрополит Тихон в январе 1918 г. обратился к народу с воззванием и предал анафеме «всех, проливающих невинную кровь». «Явные и тайные враги стремятся к тому, чтобы... всюду сеять семена злобы, ненависти и братоубийственной брани... Ежедневно доходят до Нас известия об ужасных и зверских избиениях ни в чем не повинных и даже на одре болезни лежащих людей, виновных только разве в том, что честно исполняли свой долг перед родиной, что все силы свои полагали на служение благу народному, все это совершается не только под покровом ночной темноты, но и въявь, при дневном свете, с неслыханной доселе дерзостью и с беспощадной жестокостью, без всякого суда и с попранием всякого права и законности, совершается в наши дни во всех почти городах и весях нашей Отчизны... Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело: это — поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенны в жизни будущей — загробной и страшному проклятию потомства в жизни настоящей — земной... Заклинаем и всех вас, верных чад Православной церкви Христовой, не вступать с таковыми извергами рода человеческого в какое-либо общение» (27).

13 октября 1918 г. в послании Совету Народных Комиссаров патриарх Тихон писал: «Вы разделили весь народ на враждующие между собой станы и ввергли его в небывалое по жестокости братоубийство... Вы обещали свободу... Великое благо — свобода, если она правильно понимается, как свобода от зла, не стесняющая других, не переходящая в произвол и своеволие. Но такой-то свободы вы не дали; во всяческом потворстве низменным страстям толпы, в безнаказанности убийств, грабежей заключается дарованная вами свобода... Где свобода слова и печати, где свобода церковной проповеди? Уже заплатили своею кровью мученичества многие смелые церковные проповедники; голос общественного и государственного осуждения и обличения заглушен; печать, кроме узко-большевистской, задушена совершенно... Дайте народу желанный и заслуженный им отдых от междоусобной брани. А иначе взыщется от вас всякая кровь праведная, вами проливаемая, и от меча погибнете сами вы, взявшие меч» (29).

В 1921 г. Россию охватил голод. Церковь не могла остаться равнодушной к смерти миллионов людей, и 21.08.1921 г. патриарх Тихон образовал Всероссийский Комитет помощи голодающим, который был закрыт по распоряжению властей ровно через неделю. Патриарх пишет письмо Ленину и предлагает передать часть церковных ценностей для закупки хлеба. Ленин зачитал послание патриарха на Политбюро и заявил, что, воспользовавшись случаем, надо обвинить церковь в нежелании помочь голодающим. 23 февраля 1922 г. был опубликован «Декрет ВЦИК об изъятии церковных ценностей», а 19 марта Ленин направил секретное письмо членам Политбюро, руководству ОГПУ, Наркомата юстиции и ревтрибунала: «Просьба ни в коем случае копий не снимать, а каждому члену Политбюро (тов. Калинину тоже) делать свои заметки на самом документе... Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны!) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией и не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления. Именно теперь и только теперь громадное большинство крестьянской массы будет либо за нас, либо во всяком случае будет не в состоянии поддержать сколько-нибудь решительно ту горстку черносотенного духовенства и реакционного городского мещанства, которые могут и хотят испытать политику насильственного сопротивления советскому декрету. Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обеспечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (надо вспомнить гигантские богатства некоторых монастырей и лавр). Без этого фонда никакая государственная работа вообще, никакое хозяйственное строительство в частности и никакое отстаивание своей позиции в Генуе в особенности совершенно немыслимо... Один умный писатель по государственным вопросам справедливо сказал, что если необходимо для осуществления известной политической цели пойти на ряд жестокостей, то надо осуществлять их самым энергичным образом и в самый кратчайший срок, ибо длительного применения жестокостей народные массы не вынесут... Поэтому я прихожу к безусловному выводу, что мы должны именно теперь дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его. Самую кампанию проведения этого плана я представляю себе следующим образом: официально выступить с каким-то ни было мероприятием должен только тов. Калинин — никогда и ни в коем случае не должен выступать ни в печати, ни иным образом перед публикой тов. Троцкий. Посланная уже от имени Политбюро телеграмма о временной приостановке изъятий не должна быть отменена. Она нам выгодна, ибо посеет у противника представление, будто мы колеблемся, будто ему удалось нас запугать (об этой секретной телеграмме, именно потому, что она секретная, противник, конечно, скоро узнает)... Самого патриарха Тихона, я думаю, целесообразно нам не трогать, хотя он, несомненно, стоит во главе всего этого мятежа рабовладельцев. Относительно него надо дать секретную директиву Госполитупру, чтобы все связи этого деятеля были, как можно точнее и подробнее наблюдаемы и вскрываемы, именно в данный момент. Обязать Дзержинского и Уншлихта лично делать об этом доклад в Политбюро еженедельно. На съезде партии устроить секретное совещание всех или почти всех делегатов по этому вопросу совместно с главными работниками ГПУ, Н[ародного] к[омиссара] ю[стиции] и Ревтрибунала. На этом совещании провести секретное решение съезда о том, что изъятие ценностей, в особенности самых богатых лавр, монастырей и церквей, должно быть проведено с беспощадной решительностью, безусловно ни перед чем не останавливаясь, и в самый кратчайший срок. Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет, ни о каком сопротивлении они не смели и думать. Для наблюдения за быстрейшим и успешнейшим проведением этих мер назначить тут же на съезде, т. е. на секретном его совещании, специальную комиссию при обязательном участии тов. Троцкого и тов. Калинина без всякой публикации об этой комиссии и с тем, чтобы подчинение ей всех операций было обеспечено и проводилось не от имени комиссии, а в общесоветском и общепартийном порядке. Назначить особо ответственных наилучших работников для проведения этой меры в наиболее богатых лаврах, монастырях и церквах...» (30).

Отряды ОГПУ—преемника ВЧК ринулись в храмы и монастыри. Вся кампания по изъятию ценностей вылилась в чистейшее мародерство, которое нанесло огромный моральный и материальный ущерб России. Потрясенный происходящим 28 февраля Тихон обратился с воззванием ко всем «верующим чадам Российской Православной Церкви», объявив действия властей «святотатством». С протестующими не церемонились. Документы сообщают о случаях, когда толпы верующих рассеивались пулеметным огнем, а арестованных в тот же день расстреливали.

В ходатайстве на имя Ленина 16 июня приходская община села Барант Красноярского уезда Енисейской губернии в количестве 6 тыс. прихожан просила заменить изъятие немногочисленных ценностей из местного сельского храма продуктами в количестве 150 пудов хлеба, 75 пудов мяса, 15 пудов масла. ЦК Помгомола (Комитета помощи голодающим) отказал в ходатайстве. Большевикам нужно было золото, а не хлеб для голодающих. По данным Помгомола по состоянию на 1 ноября 1922 г., было изъято следующее количество церковных ценностей: золота — 33 пуда 32 фунта, серебра — 23 997 пудов 23 фунта, бриллиантов — 35 670 штук, других драгметаллов — 71 762 штуки, жемчуга — 14 пудов 32 фунта, золотой монеты — 3115 рублей, серебряной монеты — 19 155 рублей, различных драгоценных камней — 52 пуда 30 фунтов. Стоимось изъятого оценивалась на сумму 4 650 810 рублей 67 копеек. Кроме того, было изъято 964 единицы антикварных изделий (31: 59—60).

По самой скромной оценке специалистов, чистая прибыль мародеров составила два с половиной миллиарда золотых рублей. Некоторые исследователи утверждают, что эту цифру можно, не греша против истины, увеличить раза в три.

А как же обстояло дело с закупками хлеба? Официальная советская статистика указывает, что в 1922—1923 гг. хлеба за границей было закуплено всего на один миллион рублей — и то на семена. Что же касается закупок скота и сельскохозяйственных орудий, то их не было вообще. Церкви и монастыри были разграблены, как и приказал Ленин, «с беспощадной решительностью» и «в кратчайший срок». Чекисты расстреляли 32 митрополита и архиепископа, тысячи священников, дьяконов, монахов и простых верующих. В их числе был и митрополит Петроградский и Гдовский Вениамин, расстрелянный 13.08.1922 г. вместе с архимандритом Сергием (Шейным), адвокатом И.М. Ковшаровым и профессором Ю.П. Новицким. Причислен клику святых в 1992 г.

По неполным данным, в течение 1922 г. было уничтожено 8100 духовных лиц; кроме того, тысячи людей погибли, защищая святые иконы и священные сосуды от комиссий по изъятию церковных ценностей (32:143). Патриарх Тихон был арестован вместе с членами Священного Синода в мае 1922 г. Скончался 25 марта 1925 г. в возрасте 60 лет — по официальным данным, от сердечной недостаточности, хотя существует версия о его отравлении. По оценкам некоторых историков, с 1918 г. до конца 1930 г. в ходе репрессий в отношении духовенства было расстреляно либо умерло в местах лишения свободы около 42 000 священнослужителей.

Подобные данные по статистике расстрелов приводит Свято-Тихоновский Богословский институт, проводящий анализ репрессий в отношении священнослужителей на основе архивных материалов, сообщая о 3000 расстрелов в 1918 г. По данным этого института, более чем 400 архиереев подверглись репрессиям, из них свыше 300 были казнены или скончались в заключении, «но даже и эти огромные цифры потерь среди православного епископата далеко не являются исчерпывающими, и можно ожидать заметного увеличения этого списка».

В числе жертв «красного террора» Николай II, его семья, доктор Боткин и прислуга, великие князья: Михаил Александрович (убит и его секретарь англичанин Брайан Джонсон), Николай Михайлович, Павел Александрович, Николай Константинович, Дмитрий Константинович, Георгий Михайлович.Были убыты также великая княгиня Елизавета Федоровна, великий князь Сергей Михайлович; князья императорской крови Иоанн Константинович, Константин Константинович (младший), Игорь Константинович (дети великого князя Константина Константиновича), князь Владимир Павлович Палей (сын великого князя Павла Александровича от его морганатического брака с Ольгой Пистолькорс). Казнены были также царские министры А.Н. Хвостов, Н.А. Маклаков, А.А. Макаров, А.Г. Булыгин, А.Д. Протопопов, И.Г. Щегловитов, генералы Н.Н. Духонин, Я.Г. Жи-линский, Н.В. Рузский, Радко-Дмитриев, П.К. Ренненкампф, адмиралы А.В. Колчак, Н.А. Непенин, PH. Вирен, А.М. Щастный, В.К. Гирси и многие, многие другие.

Точные данные о числе жертв большевистского террора отсутствуют. Согласно сведениям, опубликованным лично Лацисом, в 1918 г. и за 7 месяцев 1919 г. были расстреляны 8389 человек, заключено в концлагеря 9496 человек, в тюрьмы — 34 334; взяты в заложники 13111 человек и арестованы 86 893 человека. Согласно Роберту Конквесту, всего по приговорам ревтрибуналов и внесудебных заседаний ЧК в 1917—1922 гг. было расстреляно 140 тыс. человек. Особой следственной комиссией по расследованию злодеяний большевиков в начале 1920-х гг. была обнародована цифра в 1 млн 700 тыс. человек жертв «красного террора». Современный исследователь истории ВЧК Олег Борисович Мозохин на основании архивных данных утверждает, что «со всеми оговорками и натяжками число жертв органов ВЧК можно оценивать в цифру никак не более 50 тыс. человек» (33). Общий итог «победы» революции был трагичным. В стране умерло от голода 5—6 млн человек, погибло в Гражданской войне, по разным данным, от 2 до 7 млн человек. Примерно 2 млн человек оказались в эмиграции. «Красный террор» открыл дорогу и послужил фундаментом для всех последующих репрессивных кампаний советского режима, включая искусственный голод и большой сталинский террор. «Идеи диктатуры пролетариата, красного террора, насильственного устранения эксплуататорских классов, так называемых врагов народа и Советской власти привели к массовому геноциду населения страны 20—50-х гг., разрушению социальной структуры гражданского общества, чудовищному разжиганию социальной розни, гибели десятков миллионов безвинных людей» (34).

ПОДАВЛЕНИЕ ВОССТАНИЙ РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКОЙ АРМИЕЙ

Гражданскую войну в России обычно рассматривают как войну красных и белых. Однако за подвижными фронтами между Красной Армией и разнородными формированиями, входящими в белую армию, на так называемом «внутреннем фронте» полыхали крестьянские восстания. Они начались летом 1918 г. и достигли кульминации зимой 1920/21 г. Две причины толкали крестьян к выступлениям: реквизиции и насильственная мобилизация в Красную Армию. Солдаты, вернувшиеся домой после трехлетнего пребывания в окопах, отказывались вступать в ряды Красной Армии. Крестьяне, уклоняющиеся от мобилизации, уходили в леса, составляя основной контингент отрядов зеленых. Число дезертиров в 1919—1920 гг. оценивается в три с лишним миллиона. В 1919 г. было задержано и арестовано различными подразделениями ЧК и специальных комиссий по борьбе с дезертирством около 500 000 человек; в 1920 г. — от 700 до 800 тыс. От полутора до двух миллионов дезертиров, в основном крестьян, отлично знавших местность, смогли избежать поимки. В мае 1918 г. Ленин подписал декрет «О продовольственной диктатуре», согласно которому все продовольствие в стране изымалось у хозяев и распределялось исключительно советской властью. Свободный рынок запрещался. Большевики хорошо понимали: у кого в руках хлеб, у того и власть. Вскоре был подписан Декрет о принудительной «продразверстке». Для изъятия хлеба у крестьян была создана продармия, главным комиссаром и военным руководителем которой был Г.М. Зусманович. Примерно половину бойцов продармии составляли рабочие охваченного безработицей Петрограда и других городов, привлеченные регулярным содержанием и получением части конфискованного зерна. В деятельности продотрядов принимали участие будущие генералы С.Г. Поплавский, С.А. Калинин и другие впоследствии видные деятели советской эпохи. Бойцами продотрядов и сотрудниками ЧК были и писатели М.А. Шолохов и И.Э. Бабель. В состав продотрядов, а также в части особого назначения (ЧОН) и ЧК, изымающие хлеб наряду с продотрядами, кроме рабочих, включались латыши, венгры, китайцы и прочий интернациональный сброд, попавший в Россию во время военно-революционной смуты и безжалостный к чуждому ему населению (35). Презирающие русский народ, почти не знающие языка, они были идеальными исполнителями воли революционных вождей. По данным историка М. Берныггама, в 1918 г. «интернационалисты» составляли 19 % от общей численности Рабоче-крестьянской Красной Армии, а в 1920 г., после всеобщей мобилизации, — 7,6 %. Эти карательные войска общей численностью до 300 тыс. бойцов и сыграли решающую роль в подавлении всех восстаний. Бернштам утверждает, что интернационалисты «сыграли ключевую роль в победе режима над населением», «спасли мировую революцию от русского народа», контролировали и «террористически прочищали» ненадежную армию, «стали главной, решающей силой социализма в 1917—1920 гг.» (36). Активная роль инородцев в российских делах подтверждается и тем, что на памятниках погибшим при подавлении «кулацких» восстаний в основном нанесены фамилии воинов-интернационалистов.

Декретом от 11 июня 1918г. были созданы комитеты деревенской бедноты (комбеды), призванные тесно сотрудничать с продовольственными отрядами, а также участвовать в реквизициях в обмен на передаваемую им часть изъятого у зажиточных крестьян зерна. Однако реквизиции коснулись большинства крестьян. Это вызвало всеобщее недовольство. В то время как горы зерна гнили на элеваторах и в вагонах, эшелонами отправлялись в Германию по позорному Брестскому миру, в стране начался голод. Не признавая большевиков, видя в них грабителей, крестьяне как могли противились изъятию хлеба. Продовольственные отряды входили в села, сгоняли жителей на сход и, угрожая оружием, требовали выдать зерно. Для устрашения продотрядовцы расстреливали упорствующих. Крестьяне не верили в «светлое будущее», которое не просматривалось за штыками китайцев, латышей и люмпен-пролетариев. Им были более понятны мысли, изложенные, например, в одной из листовок восставших: «Повстанческая армия считает своим святым долгом стать на защиту интересов трудового крестьянства против попытки господ коммунистов впрячь в свой хомут трудовое крестьянство. Повстанческая армия — меч в руках трудового народа призывает Вас, товарищи крестьяне и рабочие, самим взять в свои руки и дальнейшее строительство своего счастья, и свои народные трудовые богатства без помощи партийных лиц, пророков и большевистских шарлатанов, которые достойны смерти как гнусные воры, трусы и разбойники перед трудовым народом, в котором они находят только “человеческий материал” и пушечное мясо» (37: 337).

Действия продотрядов и реакцию на них крестьян можно проследить по событиям, происходящим в то время в российской деревне. В Тамбовском селе Козловка, куда прибыл «летучий отряд» из китайцев для установления советской власти и изъятия хлеба, продотрядовцы согнали крестьян на сход к церкви. Комиссар отряда, в пенсне, с черной бородкой, на вид добрый дядюшка, влез на тачанку с пулеметом и обратился к крестьянам с речью. Он сказал, что отныне в селе будет советская власть, от которой им ничего плохого не будет, а поэтому нужно будет создать совет из уважаемых людей. Крестьяне, переговорив между собой, начали называть имена уважаемых в селе людей. Когда они были названы, комиссар ласковым голосом предложил всем рекомендованным в совет выйти к тачанке. Вышедших сразу же взяли в кольцо китайцы и, щелкая затворами винтовок, стали оттеснять к церковной стене. Раздалась команда, и прозвучал винтовочный залп. Среди народа раздался истошный женский вопль, а затем заголосили и остальные женщины. Мужики, шокированные произошедшим, не сразу смогли прийти в себя от такой подлости. Первыми на китайцев кинулись бабы, а потом опомнились и мужики, похватав оглобли и колья. Раздались беспорядочные выстрелы, но народ уже смял пришельцев. Комиссар кинулся к пулемету, но у того перекосило ленту. Озверевший народ, отбирая у китайцев винтовки, забивал их оглоблями и колами, топча ногами под вой и крики. Помимо расстрелянных в селе было убито несколько женщин и ребенок четырех лет. Отряд был уничтожен озверевшей толпой, а комиссара чуть живого с выбитыми глазами мужики подтащили к козлам для распиловки дров и кинули на них. Держа за голову и ноги, вопящего от боли, его распилили пилой пополам.

Такой же «летучий отряд» из матросов, анархистов и мадьяр возглавляла комиссар Гельберг С.Н., получившая в тамбовских селах клички Красная Соня и Кровавая Соня. Эта садистка в присутствии селян лично расстреливала «богатеев», священников, офицеров и гимназистов, издеваясь при этом над своими жертвами. Отряд Кровавой Сони крестьянами также был уничтожен, а она, захваченная живой, по решению схода нескольких сел была посажена на кол, где умирала в течение трех дней.

В 1918 г. в одном из сел Тамбовской губернии «пьяная орава коммунистов — установителей Советской власти» ногами до смерти забила священника Космодемьянского, дедушку будущих Героев Советского Союза Зои и Шуры Космодемьянских, разграбила его дом, запретив под страхом смерти хоронить убитого старика. Он был предан земле через пять дней, когда бандиты ушли дальше устанавливать советскую власть. Семья Космодемьянских бежала от этого кошмара на Дальний Восток к родственникам. Однако всюду полыхала война, и семья переехала в Москву, стараясь затеряться среди многолюдья. В 1937 г. отец Зои и Шуры был арестован органами НКВД и навсегда канул в бездну сталинских лагерей (38: 46—49).

Осенью 1918 г. «Известия Пензенской Губчека» публикуют следующую информацию: «За убийство товарища Егорова, петроградского рабочего, присланного в составе продотряда, было расстреляно 152 белогвардейца. Другие, еще более суровые меры будут приняты против тех, кто осмелится в будущем посягнуть на железную руку пролетариата». (Егоров был убит уголовником, сбежавшим из тюрьмы. — В.И.) Донесения ЧК позволяют представить накал этой войны. 10 октября 1918 г. Череповецкая уездная ЧК. В уезде убит организатор комитетов бедноты. В ответ на это в г. Череповце расстреляны заложники: Кирилловский епископ Варсонофий, игуменья Ферапонтиевского монастыря Серафима, Бурлаков, Барашков, Трубников, Метышев, Пронин, Фокин, Савин и Агашин. В Субботинской волости Тверской губернии крестьянами дер. Двоенки и Подберезовки зверски убиты трое. Среди них член Зубцевского Исполкома Павлов (по имеющимся сведениям, зарыт живым, что видно из того, что в могиле оказалось много крови). Трупы вырыты в одном белье и отправлены в Зубцов. Отряд Тверского батальона возвращается обратно».

«Из оперативной сводки за 12 июля 1919 г.: сообщено по прямому проводу из Ярославля Кузмичевым 11 июля с.г. в 23 час. ночи. По сведениям разведки, дезертиры группируются в дер. Никольской Петропавловской вол. Костромской губ., которых насчитывается около 5 тыс. человек. Нашими отрядами ведется наступление на линии Кабаново. Отрядом захвачен караул зеленых численностью 40 человек. Тамбовская губ. 31 июля. Работа отрядов по ловле дезертиров протекает успешно. В лесах Темни-ковского уезда скрывается около 1400 дезертиров, в Кирилловской и Сядемской вол. Спасского уезда скопилось около 1500 дезертиров. Костромская губ. Политическое положение. Кирилловская вол. После перевыборов в волсовет прошли кулаки. Военное положение... Белые банды продолжают скрываться по лесам и терроризировать население. Было несколько случаев зверского убийства сторонников и работников Советской власти. При столкновении отрядов Советской власти с дезертирами от снарядов сгорели два села — Саметь и Селюце. Общее положение...

Воздвиженская вол Председатель волисполкома к уничтожению дезертирства относится крайне пассивно. Отряды во главе с начальниками, работавшие по подавлению восстаний в Красносельской, Семеновской, Быгизинской и Мисковской вол. бесчинствовали — незаконные реквизиции продуктов сопровождались убийствами.

30 апреля 1919 г. Тамбовская губерния. В начале апреля в Лебедянском уезде вспыхнуло восстание кулаков и дезертиров на почве мобилизации людей и лошадей и учета хлеба. Восстание шло под лозунгом: «Долой коммунистов! Долой советы!» Восставшие разгромили четыре волисполкома, замучили варварски семь коммунистов, заживо распиленных. Прибывший на помощь продармейцам 212-й отряд внутренних войск ликвидировал кулацкое восстание — 60 человек арестовано, 50 расстреляно на месте; деревня, откуда вспыхнуло восстание, — сожжена.

11 июня 1919 г. Воронежская губерния. Положение улучшается. Восстание в Новохоперском уезде можно считать ликвидированным. Бомбами с аэропланов сожжено село Третьяки — гнездо восстания. Операции продолжаются.

Из Ярославля. 23 июня 1919 г. Восстание дезертиров в Петропавловской вол [ости] ликвидировано. Семьи дезертиров были взяты в качестве заложников. Когда стали расстреливать по мужчине в каждой семье, зеленые стали выходить из леса и сдаваться. Расстреляно 34 вооруженных дезертира».

В донесениях ЧК приводятся также обобщенные итоги войны по усмирению деревни: за период между 15октябряи30 ноября 1918г. только в двенадцати губерниях России вспыхнуло 44 бунта, в результате которых 2320 человек были арестованы, 620 убиты в бою, 982 расстреляны. При этом погибли 480 советских работников и 112 бойцов продовольственных отрядов Красной Армии и частей ЧК. За сентябрь 1919 г. «в десяти губерниях, о которых есть обобщенная информация, арестованы 48 735 дезер-тирови7325 “бандитов”, 1826 человек убиты в бою и 2230 —расстреляны, 430 жертв насчитывается среди военных и советских работников. Этот далеко не полный перечень не включает жертвы крупнейших крестьянских восстаний» (39: 85,104,139,150,163,181).

10 августа Ленин предлагает наркому продовольствия Цюрупе проект декрета: «...взять в каждой хлебной волости 25—30 заложников из богачей, отвечающих жизнью за сбор и ссыпку всех излишков». Помимо системы заложничества большевистские руководители применили летом 1918 г. другой репрессивный инструмент — концентрационные лагеря. 9 августа 1918 г. Ленин телеграфировал в Пензенский губиспол-ком: «Необходимо произвести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев; сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города». Число заключенных как в трудовых, так и в концентрационных лагерях постоянно росло от примерно 16 000 в мае 1919 г. до 70 000 в сентябре 1921 г. И это без учета лагерей, созданных в Тамбовской губернии к лету 1921 г.

К июню 1918 г. волнения приняли форму настоящей войны. По материалам ВЧК, в 1918 г. в 20 губерниях России произошло 245 восстаний. В результате этих восстаний большевики потеряли 875 человек, а восставшие — 1821. Кроме того, 2431 человек из числа восставших были расстреляны. Восстания и массовые отказы солдат и унтер-офицеров от явки на приемные пункты начались в Орловской, Курской и Воронежской губерниях. В августе началось восстание в ряде волостей Пензенской губернии, а в ноябре очаги восстания запылали в Рязанской, Смоленской, Тамбовской, Тульской, Ярославской и Череповецкой губерниях. В ноябре 1918 г. практически вся территория России, контролируемая большевиками, оказалась охвачена крестьянским движением.

Наивысший накал сопротивления крестьян отмечен в марте 1919 г. В этом месяце крестьяне должны были сдать 30 % разверстки. В это время восстания повсеместно произошли в Пензенской, Уральской, Оренбургской, Вятской, Казанской и частично в Московской губерниях. Восстало до 10 тыс. казаков в районе Поворино-Царицыно и Лиски-Миллеровская, а также в станицах Вешенская, Шумилинская и Еланская. Осенью 1919 г. вспыхнули восстания в ряде волостей Череповецкой и Новгородской губерний, которые отказались сдавать скот для Красной Армии. Волости были объявлены на военном положении. Восстания разрастались: в марте — августе 1919 г. — в районах Средней Волги и Украины; в феврале — августе 1920 г. — в губерниях Самарской, Уфимской, Казанской, Тамбовской, в Средней Азии. Выкачав все, что можно, из сельских районов Южной России и Украины, большевики осенью 1920 г. обратили свой взор на Западную Сибирь, где размеры продразверстки были произвольно установлены «...с учетом экспорта зерна из края в 1913 г.».

Как и повсюду, сибирские крестьяне поднялись на защиту плодов своего труда и ради собственного выживания. В январе—марте 1921 г. большевики утратили контроль над губерниями Тобольской, Омской, Оренбургской, Екатеринбургской, т. е. территорией, превосходящей по размерам Францию. Транссибирская магистраль — единственная железная дорога, связывающая европейскую часть России с Сибирью, — оказалась перерезанной. 21 февраля Народная крестьянская армия овладела Тобольском и удерживала город до 30 марта. С конца 1920 г. и в течение всей первой половины 1921 г. крестьянские волнения, жестоко подавляемые на Украине, Дону, Кубани, Западной и Восточной Сибири, достигают в России масштабов подлинной крестьянской войны с центром в Тамбовской, Пензенской, Самарской, Саратовской и Симбирской губерниях. В 1920 г., когда на территории Центральной России, Поволжья, Урала и Сибири уже не было интервентов и белых армий, в 36 губерниях сохранялось военное положение и шла борьба с крестьянским движением. В феврале—марте 1920 г. восстания разгорелись в Уфимской, Вятской, Пермской и Екатеринбургской губерниях, где хлеб выметали «под метелку». Восстания распространились на уральские и сибирские территории: Омскую, Томскую, Енисейскую и Алтайскую.

В январе 1922 г. Горный Алтай был объявлен на чрезвычайном положении. Кровавый след оставили после себя каратели в Сибири. Там произошло более тысячи крестьянских восстаний, что тщательно скрывалось и стало известно только в последние годы. В борьбе с повстанчеством местные власти особенно широко использовали институт заложиичества и круговой поруки. Заложники подлежали расстрелу не только в случаях приближения повстанческих отрядов к уездным или волостным центрам, но и при «малейшем поползновении на попрание прав представителей власти» (40: 7—22).

На подавление крестьянских восстаний, как правило, бросали значительные силы Красной Армии, части особого назначения. Например, против повстанцев Степного Алтая выступили три полка 26-й стрелковой дивизии, четыре бригады, курсанты военной школы, коммунистические отряды. Общее командование ими было поручено начальнику 26-й дивизии Яну Гайлиту. С восставшими расправлялись самым жестоким образом. Документы свидетельствуют, что, например, 13 июля 1920 г. в бою за село Волчиха красноармейцы имели одного убитого и 12 раненых, а повстанцы — около 900 погибших. Последних хладнокровно зарубили бойцы 1-го кавалерийского дивизиона 87-й бригады ВОХР. А красноармейцы 226-го Петроградского полка 26-й дивизии за 13—17 июля 1920 г. только в пяти селах Славгородского уезда убили около 1600 мятежников (41).

В 1921 г. засуха поразила обширные территории Поволжья, Казахстана и Западной Сибири, южные районы Украины и Черноземного Центра, в результате чего разразился голод. Крестьяне резали скот, в пищу употреблялись собаки и кошки, в хлеб — мох, желуди, жмых и мякина. Отовсюду поступали сведения о многочисленных случаях голодной смерти, самоубийств и каннибализма. Всего в 1921—1922 гг. голодало свыше 30 миллионов человек, а от голода погибли от 1,5 до 2 миллионов человек (42: 42, 49).

Наиболее крупными народными восстаниями против советской власти с формированием крупных повстанческих армий были восстания в Тамбовской губернии под руководством А.С. Антонова и на Украине под руководством Н.И. Махно. В Тамбовской губернии в 1920 г. была резко повышена продразверстка, которую проводили губпродкомиссар Гольдин, секретари губкома Райвид и Пинсон, заведующий отделом пропаганды Эйдман и председатель губисполкома Шлихтер. Губерния вместо 18 миллионов пудов зерна должна была сдать 27 миллионов. Но еще до этого распоряжения крестьяне, зная, что все, что они не смогут употребить, будет реквизировано, резко сократили посевные площади. Таким образом, выполнение продразверстки означало голодную смерть для крестьянства.

Осенью 1918 г. хлеб у крестьян в губернии реквизировали 50 продотрядов численностью до 50 тыс. человек. Такой плотности реквизиторов не было ни в одной губернии (43). «Крестовый поход» за хлебом и деятельность продотрядов комбедов вызвали волнения крестьян, которые в августе переросли в народное восстание, которое наряду с Кронштадтским восстанием заставило Ленина отказаться от продразверстки. Численность восставших достигла 20—25 тыс. человек, многие из которых были вооружены огнестрельным оружием. Из восставших были сформированы две армии, имеющие в своем составе соответственно девять и четыре полка по 300—500 человек в каждом (44:241). Максимальное число бойцов в повстанческой армии, не считая внутренней охраны, достигло в феврале 1920 г. 40 тыс. человек, которое к весне 1921 г. снизилось до 25 тыс. Армия была хорошо организованной: в ней имелись отделы, обеспечивающие разведку, связь, медицинское обслуживание и снабжение.

В феврале 1921 г. в Тамбов для борьбы с бандитизмом был направлен Антонов-Овсеенко, который возглавил Полномочную комиссию ВЦИК. В апреле по решению Политбюро ЦК «единоличным командующим войсками Тамбовской губернии» был назначен «герой» Кронштадта М.Н. Тухачевский. Он прибыл в Тамбов с военачальниками Н.Е. Какуриным, И.П. Уборевичем, Г.И. Котовским и представителями карательных органов Г.Г. Ягодой и В.В. Ульрихом. Прекращение польской кампании и войны против Врангеля позволило бросить на подавление восстания почти стотысячную армию, в которую вошли специальные части ВЧК, бронепоезд, бронеавтомобили, тяжелая артиллерия и авиация. Командующий войсками Тухачевский и председатель Полномочной комиссии ВЦИК Антонов-Овсеенко установили в Тамбовской губернии подлинный оккупационный режим, применяя массовое взятие заложников, смертные казни, заключение в наспех оборудованные концлагеря, атаки отравляющими боевыми веществами и депортации целых деревень, заподозренных в помощи «бандитам». Какими методами проводилось «умиротворение» Тамбовской губернии, видно из приказов карателям, подписанных Антоновым-Овсеенко и Тухачевским. Приказ № 171 от 11 июня 1921 г. Тамбов. «1. Граждан, отказывающихся называть свое имя, расстреливать на месте, без суда. 2. Селениям, в которых скрывается оружие, властью уполиткомиссии или райполиткомиссии объявлять приговор об изъятии заложников и расстреливать таковых в случае несдачи оружия. 3. В случае нахождения спрятанного оружия расстреливать на месте без суда старшего работника в семье. 4. Семья, в доме которой укрылся бандит, подлежит аресту и высылке из губернии, имущество ее конфискуется, старший работник в этой семье расстреливается без суда. 5. Семьи, укрывающие членов семьи или имущество бандитов, рассматривать как бандитов, и старшего работника этой семьи расстреливать на месте без суда. 6. В случае бегства семьи бандита имущество таковой распределять между верными Советской власти крестьянами, а оставленные дома сжигать или разбирать. 7. Настоящий приказ проводить в жизнь сурово и беспощадно». На следующий день после объявления этого приказа «красный маршал» и «победитель Кронштадта» по согласованию с вождями Лениным и Троцким приказал применить против повстанцев газы.

«Приказ № 0116 (Оперативно-секретный). Тамбов. 12 июня 1921 г. Остатки разбитых банд и отдельные бандиты, сбежавшие из деревень, где восстановлена Советская власть, собираются в лесах и оттуда производят набеги на мирных жителей. Для немедленной очистки лесов ПРИКАЗЫВАЮ: 1. Леса, где прячутся бандиты, очистить ядовитыми газами; точно рассчитывать, чтобы облако удушливых газов распространялось полностью по всему лесу, уничтожая все, что в нем пряталось. 2. Инспектору артиллерии немедленно подать на места потребное количество баллонов с ядовитыми газами и нужных специалистов. 3. Начальникам боевых участков настойчиво и энергично выполнять настоящий приказ. 4. О принятых мерах донести. Командующий войсками Тухачевский. Начальник штаба войск Какурин».

Это было первое в мире после Первой мировой войны применение отравляющих газов и единственное в истории человечества их применение против собственного народа. (Организаторы массового уничтожения крестьян — Тухачевский, его заместитель Уборевич и Антонов-Овсеенко — были расстреляны в1937—1938 гг. Реабилитированы Хрущевым. Нарушивший присягу царский полковник Какурин арестован органами НКВД и умер в 1936 г. в тюрьме. Интересно было бы узнать, вспомнили ли перед смертью каратели об отравленных газом тамбовских крестьянах и расстрелянных кронштадтских матросах.)

Приказ Полномочной комиссии ВЦИК о порядке чистки в «бандитски настроенных» волостях и селах № 116 от 23 июня 1921 г. «Опыт первого боеучастка показывает большую пригодность для быстрого очищения от бандитизма известных районов по следующему способу чистки. Намечаются наиболее бандитски настроенные волости, и туда выезжают представители уполиткомиссии, особотделения, отделения РВТ и командования вместе с частями, назначенными для проведения чистки. По прибытии на место волость оцепляется, берутся 60—100 наиболее видных заложников и вводится осадное положение. Выезд и въезд из волости должны быть на время операции запрещены. После этого созывается полный волостной сход, на коем прочитываются приказы Полнком ВЦИК № 130 и 171 и написанный приговор для этой вол [ости]. Жителям дается два часа срока на выдачу бандитов и оружия, а также бандитских семей, и население ставится в известность, что в случае отказа дать упомянутые сведения взятые заложники через два часа будут расстреляны. Если население бандитов и оружие не указало по истечении 2-часового срока, сход собирается вторично и взятые заложники на глазах у населения расстреливаются, после чего берутся новые заложники, и собравшимся на сход вторично предлагается выдать бандитов и оружие. Желающие это исполнить становятся отдельно, разбиваются на сотни, и каждая сотня пропускается для опроса через опросную комиссию [из] представителей особотдела РВТ. Каждый должен дать показания, не отговариваясь незнанием. В случае упорства производятся новые расстрелы и т. д. По разработке материала, добытого из опросов, создаются экспедиционные отряды с обязательным участием в них лиц, давших сведения, и других местных жителей, [которые] направляются на ловлю бандитов. По окончании чистки осадное положение снимается, водворяется ревком и насаждается милиция. Настоящее Полнком ВЦИК приказывает принять к неуклонному руководству и исполнению. Председатель Полномочной комиссии ВЦИК Антонов-Овсеенко! Командующий войсками М.Тухачевский. Предгубисполкома Лавров».

Приказ Полномочной комиссии ВЦИК о взятии и расстреле заложников в случае разрушения мостов. № 189, г. Тамбов. 9 июля 1921 г. «Разгромленные банды прячутся в лесах и вымещают свою бессильную злобу на местном населении, сжигая мосты, портя плотины и прочее народное достояние. В целях охранения мостов Полнком ВЦИК приказывает: 1. Немедленно взять из населения деревень, вблизи которых расположены важные мосты, не менее пяти заложников, коих в случае порчи моста надлежит немедленно расстреливать. 2. Местным жителям организовывать под руководством ревкомов оборону мостов от бандитских налетов, а также вменить населению в обязанность исправление разрушенных мостов не позднее, чем в 24-часовой срок. 3. Настоящий приказ широко распространить по всем деревням и селам. Предполком ВЦИК Антонов-Овсеенко. Командвойск Тухачевский. Предгубиспол-кома Лавров» (45).

Для оценки ситуации в области представляет интерес ответ руководителя тамбовского восстания А.С. Антонова на предложение большевиков сдаться: «Я был довольно удивлен, когда от Вас получил письмо. Вы мне пишете: “Если вы сознательный, а мы в этом уверены, вы должны прийти к нам и сдать все имеющееся у вас оружие, а людей своих распустить по домам”. Так вот на что вы надеетесь. Это становится довольно интересно. Так какое оружие вы от нас хотите получить? То, которое добыто нами у вас ценой нашей крови? Для защиты своего имущества и собственной жизни от вас — насильников, разбойников и самозванцев. Это с вашей стороны придумано не умно. У вас еще хватает нахальства и наглости называть нас “бандитами”. Вы оглянитесь кругом и назад, что вы натворили за то короткое время, как самозвано захватили в стране власть. Кругом одно насилие над нашим народом и сплошное его ограбление с уничтожением ни в чем не повинных людей, будь то старики, дети и женщины. Если взять и собрать все жертвы всевозможных властителей и деспотов, а также всех простых убийц и положить их на чашу весов, а на другую всех убитых вашей подлой рукой, то ваша чаша с убитыми и замученными вами людьми с грохотом упадет на стол, перетянув первую. Потому что таких извергов, как вы, еще никогда не видала наша земля. Посмотрите сами кругом, что вы наделали. Стон стоит от этого. Сплошь грабежи и убийства. От кого летят у крестьян в щепки двери амбаров и ворота, от кого льется народная кровь? Только от вас — самозванцев и хамов. А вы нас зовете “бандитами”. У кого мы отняли его имущество? Тронули ли мы хоть единым пальцем старика, вдову или ребенка? Нет, не тронули. Все это делаете вы — коммунисты, вампиры и кровососы народной крови. Это вы-то не знаете, за что мы боремся против вас? Прошу вас прислать двух или трех представителей вашей Красной Армии. Жизнь им гарантирована, как и никакого над ними насилия. И пусть смотрят сами, кто есть кто. Но если вы по-прежнему будете в деревнях и селах убивать семьи наших народных партизан и их детей и жен, от нас пощады не будет. Антонов» (46: 78).

Массовые расстрелы восставших производили по ночам в подвалах резиденции Полномочной комиссии ВЦИК, Казанском монастыре и в уездах. Расстрелянных вывозили на Петропавловское кладбище или зарываливямах на берегу реки Цны. Б.В. Сенников приводит данные о трех этапах, включающих 850,563 и 490 детей повстанцев, направляемых в тамбовские лагеря из различных уездов. Сохранился список фамилий 23 подростков в возрасте 14—16 лет, изъятых из одного из таких этапов и расстрелянных по постановлению Особого отдела Полномочной комиссии ВЦИК РСФСР, подписанному начальником Особого отдела Турунбергом и его заместителем Рубинштейном (46:102). К июлю 1921 г. военные власти и органы ЧК открыли в губернии десять концентрационных лагерей, в том числе по два лагеря в Тамбове, Моршанске и Борисоглебске и по одному в Козлове, Кирсанове, Инжавино и Сампуре. Тамбовские каратели в 1921 г. докладывают: «В качестве заложников берутся ближайшие родственники лиц, участвующих в бандитских шайках, причем берутся они целиком, семьями, без различия пола и возраста. В лагеря поступает большое количество детей, начиная с самого раннего возраста, даже грудные». В докладе по улучшению жизни детей при тамбовском Губисполкоме приводились сведения о количестве детей, содержащихся в концлагерях губернии на 1 августа 1921 г.: до 3-х лет — 397, до 5 лет — 758 детей. Всего 1155 детей (47).

В лагерях было размещено по меньшей мере 50 ООО человек, главным образом стариков, женщин и детей, «заложников» и членов семей крестьян-дезертиров. Обстановка в них была ужасающей: там свирепствовали тиф и холера, и полуодетые узники страдали от всех возможных бед. Летом 1921 г. дал о себе знать голод. Смертность к осени поднялась до 15—20 % в месяц. Заложники и заложницы содержались как в Тамбове, так и отправлялись в тюрьмы других городов, включая Москву и Петроград («Выборгская тюрьма»). Начиная с ноября 1921 г. тысячи тамбовских крестьян из «усмиренных» деревень и сел вывозились в концентрационные лагеря на север России, в Архангельск и Холмогоры. Поданным С. Мельгунова, «в одном Кожуховском концентрационном лагере под Москвой (в 1921—1922 гг.) содержалось 313 тамбовских крестьян в качестве заложников, в числе их дети от 1 месяца до 16 лет. Среди этих раздетых (без теплых вещей), полуголодных заложников осенью 1921 г. свирепствовал сыпной тиф» (48: 28—30).

Осенью 1921 г. Тамбовскую губернию, как и другие регионы страны, поразил голод. О его масштабах можно судить хотя бы по неполным данным, приведенным в отчете губкома РКП(б) за декабрь 1921 г. «О голоде и уголовной преступности в Тамбовской губернии». «...Объективные условия, создающие экономическую конъюнктуру губернии, суть — голод, охватывающий преимущественно южные уезды — Борисоглебский, в котором насчитывается 120104 голодающих, Кирсановский—до 160 000 человек, Тамбовский — 60 000 человек и Усманский — свыше 100 000 человек, причем в прочих уездах также количество голодающих превышает несколько сот тысяч человек. По сведениям, представленным специальными обследованиями голодающих уездов, на каждые 100 случаев рождения приходится в среднем до 216 смертей (точно — на 100 случаев рождения от 122 до 136 смертей по Костино-Отделецкой, Кулябовской и др. волостям Борисоглебского уезда), причем установлено, что 72 % смертей происходит на почве голода; что же касается заболеваемости, то она, по мнению врачей, должна быть целиком отнесена за счет голода. По данным губздравотдела, крестьянское население многих волостей, отчаявшись в возможности просуществовать, покидают целыми деревнями свои насиженные места и движутся в поисках хлеба. Главная тяжесть голода падает на детей, которые в этой обстановке гибнут сотнями...» (49).

Летом 1921 г. основные силы повстанцев были разбиты. Руководитель восстания Александр Степанович Антонов еще целый год скрывался в лесах, был выслежен и убит 24 июня 1922 г. в селе Нижний Шибряй Борисоглебского уезда. В этой войне «отличились» многие герои Гражданской войны. В автобиографии А.П. Голиков-Гайдар пишет: «...Был командиром 58-го отдельного полка армии по подавлению восстания в Тамбовской губернии (антоновщина)...» Активное участие в подавлении восстания принимали такие известные деятели, как Федько И.Ф., будущий генерал Тюленев И.А., известный «экспроприатор» Котовский и другие. Как это ни печально, но и прославленный маршал Жуков свой первый орден получил за «усмирение» тамбовских крестьян. По данным Б.В. Сенникова, за 1920—1922 гг. население Тамбовской области сократилось на 240 тыс. Из них треть погибла в боях и от террора большевиков.

Крестьянское восстание под руководством Н.И. Махно охватило Екатеринославскую, Херсонскую, Таврическую, Полтавскую и Харьковскую губернии. Оно распространилось также на некоторые районы Дона, Кубани, Воронежской, Тамбовской и Саратовской губерний. По данным советского командования, в мае 1919 г. повстанческая армия Махно насчитывала 20 тыс. штыков и 2 тыс. сабель. Сам Махно по состоянию на июнь 1919 г. оценивал ее в 27 тыс. бойцов. Осенью того же года численность повстанческой армии достигла 30—35 тыс. (50:145,228).

Махно в июне 1918 г. в Москве встречался с Лениным и Свердловым. Он трижды заключал соглашения с советской властью. В феврале 1919 г. его отряды стали третьей бригадой советской Заднепровской дивизии, а он — комбригом Красной Армии. В мае того же года бригада была реорганизована в дивизию и «батька» соответственно стал советским начдивом. Он боролся против Красной и Добровольческой армий, Петлюры, Скоропадского и Врангеля. После совместной победы над Врангелем началась ликвидация «махновщины». 26 ноября 1920 г. приказом Фрунзе Махно и его отряды объявлялись врагами Советской Республики. Командиры Крымской группы махновцев были приглашены на совещание в штаб Фрунзе, где были арестованы и расстреляны. Против махновцев была развернута мощная пропагандистская кампания, в которой использовались провокационные средства вроде мифа о тайном союзе Махно с белогвардейскими генералами.

В декабре 1920 г. председатель СНК Украины Раковский, секретарь ЦК КПУ Молотов и командующий вооруженными силами Украины Фрунзе утвердили «Краткую инструкцию по борьбе с бандитизмом на Украине». Согласно этой инструкции устанавливалась система заложников, которые расстреливались в случае невыдачи селами «бандитов» и имеющегося у населения оружия или воинского снаряжения, недонесения о появлении «бандитов» или неизвестных лиц, порчи мостов, железнодорожных путей и средств связи на территориях, прилегающих к населенному пункту. На местное население через систему заложников возлагалась также ответственность за какое бы то ни было волнение или выступление против советской власти. По инструкции на села в районах восстания устанавливались «плановые» показатели по сдаче оружия. При невыполнении «плана по сдаче оружия» разрешалось сдавать за несданную винтовку, например, свинью или корову. В случае обнаружения несданного оружия виновные расстреливались.

Основными задачами органов ВЧК в районах борьбы с повстанцами было выявление руководителей банд, мест их пребывания, определение численности банд, их вооружения, расположения штабов, отношение населения к бандитам и наличие оружия у населения. Для решения этих и других задач органы ВЧК создавали широкую агентурную сеть среди населения, а также вербовали осведомителей среди работников советских органов — волисполкомов и волревкомов для выявления проникших в них бандитских элементов и их ликвидации. После окончания крымской кампании власти развернули на Украине активную борьбу с отрядами Махно под лозунгом борьбы с бандитизмом и «ликвидации партизанщины». Крупные военные соединения были брошены против восставших. Отряды Махно с боями ушли из окружения в районе Гуляй-поля и несколько месяцев перемещались по Украине, уходя от преследования. После столкновений с превосходящими силами Красной Армии остатки отрядов Махно были прижаты к румынской границе, и 28 августа 1921 г. Махно с отрядом из 78 человек перешел границу. С 1921 по 1925 г. Нестор Иванович Махно находился в Румынии, Польше и Германии. С апреля 1925 г. жил во Франции, в пригороде Парижа. В последние годы жизни Махно бедствовал, работал разнорабочим (маляром), публиковал отдельные очерки в анархическом журнале «Дело труда», готовил мемуары. Его здоровье было подорвано множеством ранений, в том числе тяжелых, полученных в боях. Умер Махно 6 июля 1934 г. в больнице от костного туберкулеза в возрасте 45 лет. Урна с его прахом была замурована в стене колумбария кладбища Пер-Лашез, в ячейке под номером 6685.

Одновременно с Нестором Махно и после его поражения на Украине действовали десятки других, более мелких отрядов под руководством местных вождей и атаманов, которые боролись под лозунгами: «Земля — крестьянам», «Свободная торговля», «Свободно избираемые Советы без коммунистов, москалей и жидов». Среди войн, которые большевики вели против крестьянства, особое место занимает расказачивание, т. е. ликвидация казачества Дона и Кубани как социальной группы, искоренение вековых устоев казачества, физическое уничтожение его наиболее трудолюбивой и свободолюбивой части. Коммунистический режим предпринял ряд карательных мер, чтобы уничтожить и выслать все население с территории, именовавшейся на лексиконе большевистских вождей «советской Вандеей». Эта операция не была ответной мерой, предпринятой в разгаре сражений; она была спланирована заранее, стала предметом многочисленных распоряжений, отданных на самом высоком государственном уровне многими ответственными лицами в большевистском руководстве (Свердлов, Ленин, Орджоникидзе, Сырцов, Сокольников (Бриллиант), Рейнгольд).

Расказачивание, неудавшееся с первой попытки весной 1919 г. из-за отступления большевиков, возобновилось с новой силой в 1920 г., когда большевики вернулись на казачьи земли. Как признавал в июне 1919 г. председатель Донского ревкома Исаак Рейнгольд, на которого была возложена задача «навести большевистский порядок» на казачьих землях, «у нас была тенденция проводить массовое уничтожение казачества без малейшего исключения». С середины февраля до середины марта большевистские отряды уничтожили более восьми тысяч казаков. В каждой казачьей станице революционным трибуналам требовались минуты, чтобы просмотреть списки подозреваемых; всех их, как правило, приговаривали к «высшей мере» за «контрреволюционное поведение». Перед лицом такого разгула репрессий казакам ничего не оставалось, как поднять восстание, которое и началось в Ве-шенском округе И марта 1919 г. Восставшие объявили мобилизацию всех мужчин от шестнадцати до пятидесяти пяти лет. Они разослали во все округа Войска Донского и в соседнюю Воронежскую губернию телеграммы с призывом к населению подниматься против большевиков. «Мы, казаки, не против Советов. Мы за свободно избранные Советы. Мы против коммунистов, коммун и жидов. Мы против разверстки, грабежа и безобразий, причиненных болыиевицкими охранками».

К началу апреля 1919 г. восставшие казаки представляли собою армию в тридцать тысяч опытных и хорошо вооруженных бойцов. Действуя в тылу Красной Армии, сражавшейся южнее с Деникиным и кубанскими казаками, донские казаки, как и восставшие украинские крестьяне, обеспечили стремительное продвижение армии белых в мае — июне 1919 г. В начале июня восставшие казаки соединились с основными частями белой армии и кубанскими казаками. Вся «казачья Вандея» была освобождена от позорной власти «москалей, жидов и большевиков». Однако военное счастье переменчиво, и большевики вернулись на Дон в феврале 1920 г. Вторая оккупация казачьих земель оказалась гораздо разрушительней и смертоносней первой. На область Войска Донского была наложена контрибуция в 36 миллионов пудов зерна — количество, явно превосходящее возможности края; у сельского населения отбирались не только скудные запасы продовольствия, но и все имущество, «включая обувь, одежду, подушки и самовары», как уточняется в одном из донесений ЧК. В ответ на эти грабежи и притеснения все мужчины, способные носить оружие, присоединялись к партизанским отрядам зеленых. К июлю 1920 г. в таких отрядах на Кубани и Дону было по меньшей мере 35 тыс. человек. Занятие Крыма большевиками стало причиной самых массовых убийств за все время Гражданской войны: десятки тысяч гражданских лиц были уничтожены большевиками в ноябре—декабре 1920 г.

Оказавшись в лагере побежденных, казаки в очередной раз подверглись «красному террору». В октябре 1920 г. особоуполномоченный по Северному Кавказу чекист Карл Ландер, проинструктированный перед поездкой в регион лично Лениным, пообещал с «неумолимой жестокостью» подавить все выступления «бело-зеленых банд». Его приказом на Северном Кавказе был введен порядок, согласно которому станицы и селения, укрывавшие «белых и зеленых», подлежали уничтожению, а взрослое население — поголовному расстрелу. Для «наведения порядка» Ландер организовал на местах специальные трибуналы (тройки) по расказачиванию. За один только октябрь 1920 г. эти тройки приговорили к смерти с немедленным исполнением приговора более шести тысяч человек. Трибуналы рассматривали в день до 50 дел, смертные приговоры выносились старикам, женщинам и детям. В сохранившихся расстрельных списках казаков в графе «за что расстрелян» указывались, в числе других, следующие причины: за критику советской власти; за несочувствие большевикам; как отец офицера; офицер, отставной генерал, хуторской атаман, сельский священник, учитель, адвокат, ювелир, брат служит в Донской Армии; за сочувствие кадетам; и даже зато, что казачка отвергла любовь комиссара (51).

Дома расстрелянных подвергались разграблению и сжигались. Семьи, а иногда и просто соседи зеленых и казаков, еще не попавших в руки властей и боровшихся с оружием в руках против большевиков, повсеместно арестовывались, объявлялись заложниками и попадали в концентрационные лагеря, представлявшие собой, по сути, лагеря смерти. Вот красноречивое свидетельство Мартына Лациса, в то время председателя Украинской ЧК: «Заложники — женщины, дети, старики — изолированы в лагере недалеко от Майкопа, выживают в страшных условиях при холоде, октябрьской грязи <...>. Дохнут, как мухи <...>. Женщины готовы на все ради спасения, и стрелки, охраняющие лагерь, этим воспользуются».

Наиболее быстрым и распространенным методом расказачивания было разрушение казачьих станиц и депортация их обитателей. В архиве Орджоникидзе, крупного большевистского руководителя, направленного в те дни на Северный Кавказ, сохранились документы, относящиеся к одной такой операции, проводимой в октябре — ноябре 1920 г. 23 октября Орджоникидзе приказал: «1. станицу Калиновскую сжечь. 2. станицы Ермоловская, Романовская, Самашинская и Михайловская отдать беднейшему безземельному населению и в первую очередь —- всегда бывшим преданным соввласти нагорным чеченцам, для чего: 3. все мужское население вышеназванных станиц от 18 до 50 лет погрузить в эшелоны и под конвоем отправить на Север для тяжелых принудительных работ; 4. стариков, женщин и детей выселить из станиц, разрешив им переселиться на хутора или станицы на Север; 5. лошадей, коров, овец и проч. скот, а также пригодное имущество передать Кавтрудармии...» Три недели спустя в донесении, адресованном Орджоникидзе, так описывался ход операции: «Калиновская: <...> полностью выселена. Ермоловская — от жителей очищена (32:18). Романовская — выселено 1600; остается к выселению 1661 чел. Самашинская — выселено 1018 чел.; остается к выселению 1900 чел. Михайловская — выселено 600 чел.; остается к выселению 2200 чел. Кроме того, в Грозный вывезено 154 вагона продовольствия. Из трех станиц, где выселение еще не закончилось целиком, выселены в первую очередь семьи злостных бело-зеленых и принимавших участие в последнем восстании. Не выселенные еще составляют часть населения, сочувственно относящихся к Советской власти: семьи красноармейцев, советских служащих и коммунистов. Медленное выселение объясняется плохой подачей вагонов, которых подается в количестве одного эшелона в сутки. К настоящему времени для выселения людей требуется еще 306 вагонов». Осенью 1920 г. около 9 тыс. семей (или примерно 45 тысяч человек) терских казаков были выселены из ряда станиц и депортированы в архангельскую губернию. Самовольное возвращение выселенных казаков пресекалось. Освободившаяся земля была передана нагорным ингушам и чеченцам, поддерживающим большевиков (52).

Война шла не только против крестьян, но и против «гегемона» — рабочего класса. Расстрелы голодных маршей, митингов и манифестаций были в Петрограде, Колпине, Березовском Заводе под Екатеринбургом, Ярославле, Нижним Тагиле, Белорецке, Златоусте, Екатеринбурге, Ижевске, Ярославле и других городах. Войскам Красной Армии и отрядам чекистов хватило нескольких дней для подавления этих восстаний, и только в Ярославле восставшие смогли продержаться две недели. После падения города Дзержинский направил туда специальную следственную комиссию, которая за пять дней, с 24 по 28 июля, расстреляла 428 человек.

10 марта 1919 г. общее собрание рабочих Путиловского завода (10 ООО участников) одобрило воззвание, осуждающее большевиков, чье правительство «представляет собой диктатуру Центрального Комитета партии коммунистов и правит с помощью ЧК и революционных трибуналов». В воззвании были выдвинуты требования перехода всей власти к Советам, свободных выборов в Советы и заводские комитеты, отмены ограничений на ввоз рабочими продуктов питания из деревни в Петроград (разрешено было только полтора пуда (24 килограмма) муки в месяц на семью), освобождения всех политических заключенных из числа «настоящихреволюционных партий». С целью обуздания все шире распространявшихся рабочих волнений 12 марта в Петроград прибыл Ленин. Однако когда он попытался взять слово на захваченном бастующими рабочими заводе, его, как и Зиновьева, встретили свистом и криками: «Долой евреев и комиссаров!» 16 марта войска Петроградской ЧК взяли штурмом Путиловский завод. Около 900 рабочих были немедленно арестованы. В последующие дни примерно 200 забастовщиков были бессудно расстреляны в Шлиссельбургской крепости. Отныне рабочие находились под неусыпным надзором. С весны 1919 г. секретный отдел ЧК имел на всех важных заводах осведомителей из рабочей среды, которым было поручено поставлять регулярную информацию о настроениях на том или ином заводе.

Весна 1919 г. отмечена жестоко подавленными забастовками во многих рабочих центрах России: в Туле, Сормове, Орле, Твери, Брянске, Иваново-Вознесенске, Астрахани. Требования рабочих повсюду были почти одинаковы. Доведенные до голода нищенским жалованьем, которого едва хватало на оплату скудных (полфунта хлеба в день на человека) карточных рационов, забастовщики требовали уравнивания их пайков с солдатскими пайками Красной Армии. Но, главное, они выдвигали и политические требования: отмена привилегий для коммунистов, освобождение всех политических заключенных, свободные выборы в заводские комитеты и советы, прекращение мобилизации в Красную Армию, свобода союзов, слова, печати и т.п.

Наиболее опасным для большевиков было то обстоятельство, что в эти движения часто оказывались вовлеченными расквартированные в рабочих городах части Красной Армии. В Орле, Брянске, Гомеле, других городах взбунтовавшиеся красноармейцы присоединялись к забастовщикам. В апреле 1919 г. восстали рабочие в Туле. 3 апреля 1919 г. в Тулу прибыл Дзержинский, чтобы ликвидировать забастовку на оружейных заводах. Прекратили забастовку «железной рукой голода». Все рабочие были уволены, и их продовольственные карточки в течение многих недель не отоваривались. Чтобы получить новые карточки на 250 граммов хлеба и вернуться на предприятия, рабочие должны были подписать прошение о приеме на работу, в котором указывалось, что всякая остановка работы приравнивается к дезертирству, влекущему за собой наказание вплоть до смертной казни. 10 апреля работа возобновилась. Накануне 26 «зачинщиков» были расстреляны. В Астрахани стачка рабочих была подавлена с особой жестокостью. 10 марта красноармейцы 45-го пехотного полка отказались стрелять в рабочую демонстрацию, проходившую по центру города. Присоединившись к забастовщикам, солдаты двинулись к зданию горкома партии, разгромили его и убили нескольких ответственных работников. С.М. Киров, председатель Временного военно-революционного комитета Астраханской губернии, приказал «уничтожать безжалостно белогвардейских гадов». Оставшиеся верными правительству части и отряды ЧК, заблокировав все подступы к городу, начали методическое вытеснение мятежников из занятых ими кварталов. Когда тюрьмы оказались наполненными до отказа, забастовщиков и солдат-бунтарей грузили на баржи и с привязанными на шею камнями сотнями сбрасывали в Волгу. От двух до четырех тысяч «пленных» было расстреляно и утоплено в дни 12—14 марта.

Начиная с 15 марта взялись за городскую буржуазию, ведь это якобы «буржуи» стояли во главе заговора «белогвардейцев» и «вдохновляли» его. За два дня дома богатых торговцев Астрахани были разграблены, а их владельцы арестованы и убиты. Точное количество убитых в Астрахани «буржуев» установить трудно, но оценки колеблются между 600 и 1000 человек. В общей сложности за одну неделю было расстреляно и утоплено от 3 до 5 тыс. человек. Что же касается числа астраханских коммунистов, убитых и сгоревших во время грандиозного пожара 18 марта, в День Парижской коммуны, то, по данным властей, их погибло 47 человек. Астраханские убийства предстают как наиболее грандиозная расправа большевиков с рабочими, если не считать Кронштадта 1921 г.

Забастовка рабочих в Туле повторилась в июне 1920 г. В городе было введено военное положение. Забастовка ширилась, аресты множились; сначала сотни, а затем и тысячи работниц и домохозяек стали приходить в ЧК с требованием арестовать также и их. Движение разрасталось — теперь уже и рабочие требовали, чтобы арестовали их всех. За четыре дня более десяти тысяч человек были заключены в тюрьму, вернее, размещены на обширной поляне на открытом воздухе под охраной чекистов. Комитет по ликвидации заговора в Туле допрашивал тысячи рабочих и работниц в надежде отыскать воображаемых виновников. Чтобы выйти на свободу, снова получить работу и новые продовольственные карточки и не умереть с голода, все арестованные должны были подписать следующую бумагу: «Я, нижеподписавшийся, гнусный вонючий пес, раскаиваюсь перед революционным трибуналом и Красной Армией в своих преступлениях и обещаю впредь добросовестно трудиться».

24 февраля 1921 г. в Петрограде начались забастовки и митинги рабочих с политическими и экономическими требованиями. Петроградский комитет РКП(б) расценил волнения на заводах и фабриках города как мятеж и ввел в городе военное положение, арестовав рабочих-активистов. Эти события послужили толчком к восстанию гарнизона Кронштадта. 28 февраля 1921 г. состоялось собрание команд линкоров «Севастополь» и «Петропавловск». Моряки и красноармейцы вынесли резолюцию о поддержке рабочих Петрограда и потребовали освобождения из заключения всех представителей социалистических партий, проведения перевыборов Советов и исключения из них всех коммунистов, предоставления свободы слова, собраний и союзов всем партиям, обеспечения свободы торговли, разрешения кустарного производства собственным трудом, разрешения крестьянам свободно пользоваться своей землей и распоряжаться продуктами своего хозяйства, т.е. ликвидации продовольственной диктатуры. 1 марта 1921 г. в крепости был создан Временный революционный комитет, который через радиостанции кораблей передал в эфир резолюцию митинга и просьбу о помощи. 2 марта Петроград и Петроградская губерния были объявлены на осадном положении. Ежедневные донесения ЧК о положении в Петрограде в первые дни марта 1921 г. свидетельствуют о растущей народной подцержке восставших Кронштадта: «Кронштадтский Ревком со дня надень ожидает всеобщего восстания в Питере. Установлена связь между мятежниками и многими заводами... Сегодня на общезаводском собрании “Арсенала” рабочие приняли резолюцию, призывающую к восстанию».

7 марта Петроградская ЧК получила приказ «предпринять решительные действия на заводах». Были произведены более двух тысяч арестов среди рабочих, членов социалистических партий и сочувствующих. Подавление восстания возглавил «герой» проигранной польской кампании Тухачевский. По состоянию на 12 марта 1921 г. силы мятежников насчитывали 18 тыс. солдат и матросов, 100 орудий береговой обороны (с учетом корабельных орудий линкоров «Севастополь» и «Петропавловск» — 140 орудий), свыше 100 пулеметов с большим количеством боеприпасов. 7 марта начался артобстрел Кронштадта. На рассвете 8 марта 1921 г., в день открытия X съезда РКП(б), начался штурм Кронштадта, который был отбит, и войска с потерями отступили на исходные рубежи. Как отмечал К.Е. Ворошилов, после неудачного штурма «политикоморальное состояние отдельных частей вызывало тревогу». Два полка 27-й Омской стрелковой дивизии отказались участвовать в сражении и были разоружены. В действующие части для усиления направили около 300 делегатов X съезда партии, 1114 коммунистов и три полка курсантов военных училищ. При подготовке ко второму штурму численность оружия карателей была доведена до 24 тыс. штыков, 159 орудий, 433 пулеметов. Второй штурм начался в ночь на 16 марта 1921 г., и Кронштадт пал. По данным советских источников, штурмующие потеряли 527 человек убитыми и 3285 ранеными. При штурме были убиты тысяча мятежников, свыше 2 тыс. было «ранено и захвачено в плен с оружием в руках», более 2 тыс. сдались в плен. Перед самым падением Кронштадта около восьми тысяч человек успели спастись, уйдя по замерзшему заливу в Финляндию. Они были интернированы в транзитные лагеря. Обманутые обещанной амнистией, многие из них возвратились в 1922 г. в Россию, где были арестованы и отправлены на Соловецкие острова и в Холмогоры вблизи Архангельска — один из самых страшных концентрационных лагерей. Согласно сведениям из анархистских кругов, из пяти тысяч узников Кронштадта, отправленных в этот лагерь, к весне 1923 г. в живых оставалось не больше полутора тысяч. Началась жестокая расправа не только над теми, кто держал в руках оружие, но и над населением, поскольку все жители мятежного города считались виновными. К высшей мере наказания были приговорены 2103 человека и к различным срокам наказания 6459 человек. Весной 1922 г. началось массовое выселение жителей Кронштадта с острова.

УНИЧТОЖЕНИЕ КУЛАЧЕСТВА КАК КЛАССА

Все политические деятели и историки с советских времен и до настоящего времени старательно уходят от ответа на естественный и простой вопрос: откуда, каким образом и с чьей подачи в России появилась модель колхоза, положенная в основу государственной сельскохозяйственной политики? И не просто уходят от ответа, а делают все, чтобы такой неудобный вопрос и не задавался. Стратегия решения аграрной проблемы была сформулирована на XV съезде ВКП(б) Я.А. Яковлевым (Эпштейном): «Из трех теоретически мыслимых путей развития крестьянского хозяйства (рост кулацкого крупного хозяйства, гниение мелкого хозяйства, создание крупного хозяйства на кооперативной основе) единственно мыслимым путем развития в наших условиях является третий путь. Первый путь мыслим только в результате победы контрреволюции. Второй путь был бы предпосылкой контрреволюции. Только третий путь есть путь действительного движения к социализму».

7 декабря 1929 г. был образован наркомат земледелия, наркомом был назначен Эпштейн, возглавивший комиссию Политбюро по вопросам социалистической реконструкции сельского хозяйства. Эта комиссия и должна была рекомендовать модель «крупного кооперативного хозяйства». Под руководством Я.А. Эпштейна и руководителя Аграрного института марксиста-аграрника JI.H. Крицмана комиссия изучила опыт работы разных типов сельскохозяйственных кооперативов. В 20-е гг. такой опыт был обобщен в нескольких крупных трудах, изданных в Германии, Англии и других странах. Так вот, марксисты — недоучившийся в политехническом институте Эпштейн и химик Крицман — самыми эффективными для условий России признали кооперативы типа кибуцев, модель которых была разработана и опробована в начале века Всемирной сионистской организацией. Кибуц (от евр. квуца — «группа») — сельскохозяйственная коммуна в Израиле, характеризующаяся общностью имущества и равенством в труде и потреблении, социальных услугах и отказе от наемного труда. В основе создания кибуцев лежит сочетание идей европейских социалистов-утопистов с социально-этическими идеалами библейских пророков. Программу создания кибуцев в Палестине возглавлял ученый из Германии видный сионист А. Руппин, который описал ее в книге, вышедшей в Лондоне в 1926 г. Программа пыталась реализовать одну из главных целей сионизма — переход евреев к производительному труду. Ее финансирование осуществлялось Рокфеллером.

Создание кибуцев явилось самобытным и важным социальным явлением. Это, по существу, была попытка организации нового образа жизни. Программа была рассчитана на колонистов-горожан. Это были эмигранты — евреи из малых городов и местечек Польши, Украины, Белоруссии, России с мироощущением жителей небольшого города. Программа соответствовала их культурным стереотипам. Они не собирались ни создавать крестьянских подворий, ни заводить скот. Обобществление в кибуцах было доведено до высшей степени. Членам кибуцев не разрешалось иметь никакой собственности, даже обедать дома им было запрещено.

Первое поселение было организовано в 1909 г., и к концу Первой мировой войны было создано восемь кибуцев, в которых работало 200— 250 человек. За годы британского правления на территории Палестины число кибуцев возросло до 176, а их население насчитывало 47,4 тыс. человек (около 23 тыс. членов). Строительство кибуцев активизировалось после Второй мировой войны. Они показали себя как весьма эффективный производственный уклад и остаются таковыми вплоть до настоящего времени. Так, в 2001 г. в Израиле было 267 кибуцев, в которых проживало 116 тыс. человек, в том числе 69 тыс. трудоспособных. В их распоряжении было 38 % земель, и они производили 39 % сельскохозяйственной продукции. В еврейском населении Израиля жители кибуцев составляли около 3 % (до основания государства — 7 %).

На первом этапе коллективизации, используя опыт кибуцев, российских крестьян «организовывали в коммуны» с обобществлением всего имущества, включая весь инвентарь, птицу и мелкий скот. Не желая отдавать имущество и скот в колхозы и опасаясь репрессий, которым подверглись зажиточные крестьяне, люди резали скот и сокращали посевы. Другой, более рациональный путь развития сельского хозяйства предлагал видный ученый-аграрник, доктор наук, профессор Петровской сельскохозяйственной академии, директор НИИ сельскохозяйственной экономики Александр Васильевич Чаянов. Еще в 1919 г. вышел в свет один из основных научных трудов Чаянова — книга «Основные идеи и формы организации крестьянской кооперации», где он писал: «...не разрушая тех сторон хозяйства, где мелкое семейное производство было технически удобнее крупного... выделить и организовать в крупнейшие кооперативные предприятия те отрасли, в которых это укрупнение давало заметный положительный эффект». Этот процесс Чаянов назвал «кооперативной коллективизацией». Он отрицал «коммунизацию производства» в сельском хозяйстве, указывая на такие труднейшие проблемы, как «стимуляция работы», «организация труда» и «хозяйствующая воля», т. е. управление. Чаянов полагал, что основой аграрного строительства должно стать кооперативное крестьянское хозяйство. Не сомневаясь в преимуществах крупного хозяйства перед мелким в промышленности, Чаянов считал, что высокая степень концентрации сельскохозяйственного производства нерентабельна, и делал вывод о желательности мелкого и среднего крестьянского хозяйства.

Взгляды Чаянова и его школы были объявлены антимарксистскими; в вину ученому вменялись желание сохранения индивидуального крестьянского хозяйства, недооценка роли пролетариата, защита интересов кулачества. С развертыванием сталинской «революции сверху» в 1928—1929 гг. нарастала волна идеологической и политической критики в адрес Чаянова. Его обвиняли в «защите интересов кулачества» и «протаскивании буржуазных аграрных теорий». На Конференции аграрни-ков-марксистов (20—29 декабря 1929 г.) «чаяновщина» была объявлена «агентурой» империализма, находящейся в связи с «правым уклоном» в ВКП(б). Выступивший на конференции И.В. Сталин обрушился на Чаянова. В частности, он сказал: «Непонятно только, почему антинаучные теории “советских” экономистов типа Чаяновых должны иметь свободное хождение в нашей печати» (53).

В июле 1930 г. Чаянов был арестован и осужден по сфабрикованному делу «Трудовой крестьянской партии», а 3 октября 1937 г. вновь судим Особым совещанием при НКВД СССР и в тот же день расстрелян. Реабилитирован. Известно, что отправной точкой коллективизации явилась статья Сталина в «Правде» «Год великого перелома» от 7 ноября 1929 г. Однако хребет российскому крестьянству начали ломать гораздо раньше. Декрет от 9 мая 1918 г. объявлял всех, имевших излишек хлеба и не заявивших о нем в недельный срок, «врагами народа», которые подлежали революционному суду и тюремному заключению на срок не менее 10 лет, конфискации хлеба и имущества. Тем, кто доносил на «врагов народа», полагалась половина стоимости не заявленного к сдаче хлеба.

Еще 8 ноября 1918 г., на совещании делегатов комитетов бедноты, В.И. Ленин заявляет о решительной линии по ликвидации кулачества: «...если кулак останется нетронутым, если мироедов мы не победим, то неминуемо будет опять царь и капиталист». Уже тогда отметил свое начало «великий крестовый поход против спекулянтов хлебом, кулаков, мироедов,...последний и решительный бой всем кулакам-эксплу-ататорам». В мае—июне 1918 г., после создания продармии, Декретом от 11 июля «Об организации деревенской бедноты» «повсеместно учреждаются волостные и сельские комитеты деревенской бедноты», в одну из задач которых входит «оказание содействия местным продовольственным органам в изъятии хлебных излишков из рук кулаков и богатеев». В качестве поощрения «сельским пролетариям» выделялась часть изъятого хлеба. 6 августа выходит Декрет «Об организации специальных уборочных и уборочно-реквизиционных отрядов». Каждый такой отряд должен состоять не менее чем из 75 человек и иметь 2—3 пулемета. При помощи их Советское правительство планировало обеспечить уборку урожая озимых, засеянных кулаками и помещиками осенью 1917 г. На вооруженное насилие деревня, наводненная вернувшимися с фронта солдатами, ответила вооруженным сопротивлением и целым рядом восстаний. За полтора месяца до нового урожая 1918 г. продотряды «добыли» более 2 млн пудов хлеба, оплатив его жизнями более 4100 коммунистов, рабочих и бедняков. За десятилетие, с 1917 по 1927 г., было экспроприировано 1,3—1,4 миллиона крестьянских и около 900 тыс. казачьих хозяйств, а спустя пять лет, к 1932 г., еще 4 миллиона хозяйств с 18—19 миллионами душ.

Перестройка сельского хозяйства в России, к сожалению, началась не по Чаянову. Ноябрьский (1929) пленум ЦК ВКП(б) принял постановление «Об итогах и дальнейших задачах колхозного строительства», в котором отметил, что в стране начато широкомасштабное социалистическое переустройство деревни и строительство крупного социалистического земледелия. В постановлении было указано на необходимость перехода к сплошной коллективизации. На пленуме было принято решение направить в колхозы на постоянную работу 25 тыс. городских рабочих для «руководства созданными колхозами и совхозами» (фактически их было более 73 тыс.). 15 января 1930 г. Политбюро ЦК ВКП(б) образовало комиссию из 21 человека во главе с В.М. Молотовым, которая должна была предложить конкретные меры по отношению к кулачеству в районах сплошной коллективизации. В состав комиссии вошли Я.А. Яковлев (Эпштейн), И.Д. Кабаков, Н.В. Крыленко, С.С. Одинцов, секретари партийных комитетов ведущих регионов страны — С.В. Косиор, М.М. Хатаевич, Б.П. Шеболдаев, И.М. Варейкис, С.А. Бергавинов. Эта комиссия и разработала меры «по ликвидации кулачества как класса».

Комиссией в Политбюро ЦК ВКП(б) был представлен проект постановления «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации». 30 января 1930 г. проект был утвержден Политбюро и передан по телеграфу всем местным партийным органам. Комиссией «кулаки» были разделены на три категории: 1 -я — контрреволюционный актив: кулаки, активно противодействующие организации колхозов, бегущие с постоянного места жительства и переходящие на нелегальное положение; 2-я — наиболее богатые местные кулацкие авторитеты, являющиеся оплотом антисоветского актива; 3-я — остальные кулаки.

2 февраля 1930 г. был издан приказ ОГПУ СССР № 44/21. В нем говорилось, что «в целях наиболее организованного проведения ликвидации кулачества как класса и решительного подавления всяких попыток противодействия со стороны кулаков мероприятиям Советской власти по социалистической реконструкции сельского хозяйства — в первую очередь в районах сплошной коллективизации — в самое ближайшее время кулаку, особенно его богатой и активной контрреволюционной части, должен быть нанесен сокрушительный удар». Приказ предусматривал: немедленную ликвидациию «контрреволюционного кулацкого актива», особенно «кадров действующих контрреволюционных и повстанческих организаций и группировок» и «наиболее злостных, махровых одиночек». Эти люди были отнесены к «первой категории» и подлежали расстрелу. Массовому выселению в отдаленные северные районы СССР подлежали наиболее богатые кулаки, «местные кулацкие авторитеты», «кулацкий антисоветский актив», «все кулацкие кадры, из которых формируется контрреволюционный актив», «церковники и сектанты» и их семейства — вторая категория. Все их имущество подлежало конфискации. Остальные «кулаки» были отнесены к третьей категории. Их имущество конфисковывалось, но выселению они не подлежали.

Основными «погонялами» при «нанесении сокрушительного удара» по крестьянству и «переломе» его хребта были Джугашвили-Сталин, Каганович, Скрябин-Молотов, Эпштейн-Яковлев, Калинин, Бубнов, Бауман, Каминский, Жданов, Киров, Андреев, Эйхе, Хатаевич, Ше-болдаев, Варейкис, Шая Голощекин, Постышев, Чубарь, Гай и Ягода. Подручными Ягоды как главы ОГПУ на местах, так называемыми полномочными представителями, были: Фредберг на Северном Кавказе, Пилер, Круковский и Солоницын в Средней Азии, Пуркис в Закавказье, Заковский-Штубиц в Западной Сибири, Дерибас на Дальнем Востоке, Золин в Казахстане, Райберг, Каспере, Преображенский на Севере, Со-колинский, Балицкий и Карлсон на Украине, Блат на Западе, Реденс в Центре, Драбкин, Литвин и Шапиро на Северо-Западе, Райский на Урале и многие другие. Области и районы соревновались между собой за высокий процент коллективизации. Для ускорения применялись репрессивные меры, которые Сталин позднее (в марте 1930) подверг критике в статье «Головокружение от успехов». А пока в списки кулаков мог попасть практически любой крестьянин.

Для обеспечения ускоренных темпов коллективизации репрессии применялись не только к кулакам и середнякам, но нередко и к беднякам — «подкулачникам», «уличенным» в прокулацких и антиколхозных действиях. Для принуждения крестьян к вступлению в колхоз широко применялась угроза раскулачиванием. В многочисленных работах и воспоминаниях очевидцев приводятся факты, когда под угрозой раскулачивания крестьяне были вынуждены вступать в колхозы. Очевидец сообщал о подходе к раскулачиванию следующее: «Дом хороший, давай раскулачивать. Выносят из дома все, вплоть до того, что с ребят снимают обувь и выгоняют на улицу... Вопли женщин, плач детей, разбазаривание имущества, отсутствие учета — все это создавало картину ночного грабежа...»

В литературе приводятся многочисленные факты «перегибов» при раскулачивании. При изучении документов тех лет создается впечатление, что процесс коллективизации состоял из одних перегибов. Вот навскидку несколько фактов. Так, обком ВЛКСМ Центральной Черноземной области отмечает: «Был допущен целый ряд таких вещей, которые дискредитировали идею коллективизации, были случаи, когда комсомольцы отбирали сапоги, тулуп, шапку у кулака, выходили на улицу, одевали все это и чувствовали себя на высоте положения. Были случаи, когда отнимали все вплоть до сапог, а такие крупные вещи, как мельницу, крупные средства производства оставались в стороне. Были случаи мародерства, когда люди дискредитировали себя, забирая такие вещи, которые нам не нужны». Борисоглебские комсомольцы в процессе раскулачивания ликвидировали несколько батрацких хозяйств за то, что дочери хозяев вышли замуж за кулацких сыновей. Среди «перегибов» со стороны проводящих раскулачивание комсомольцев встречались и формы особой жестокости, что следует из действий кирсановских комсомольцев, на общем собрании принявших решение о расстреле 30 кулаков (54). Правда, неизвестно, сами ли комсомольцы привели приговор в исполнение или передали кулаков для «исполнения» в ОГПУ.

Газета «Правда Севера» сообщала о раскулачивании середняков следующее: «В Чебоксарском районе “сгоряча” раскулачили несколько середняков и даже бедняков. Раскулачивание происходило без участия бедняцко-середняцкого схода и при игнорировании сельсовета. Это раскулачивание кончилось тем, что один из раскулаченных середняков в Чебоксарском районе наложил на себя руки». Об аналогичных нарушениях сообщает и газета «Рабочий край»: «Вместе с кулаками страдают и середняцкие хозяйства. В деревне Власове вынесено постановление — взять на учет имущество не только кулаков, но и середняков. В четырех сельсоветах проводились опись, обыск и конфискация имущества у крестьян, имеющих только по одной лошади и по одной корове, никогда не пользовавшихся наемным трудом и не лишенных избирательных прав».

Так происходило по всей стране. Для обеспечения более эффективной борьбы с кулачеством и расхитителями социалистической собственности по инициативе И.В. Сталина было принято Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности», получившее в народе названия «закон о трех колосках», а также закон «семь восьмых», «закон от седьмого-вось-мого», указ «7—8».

За хищение колхозного и кооперативного имущества, хищение грузов на железнодорожном и водном транспорте закон предусматривал расстрел с конфискацией имущества, который при смягчающих обстоятельствах мог быть заменен на лишение свободы на срок не менее 10 лет с конфискацией имущества. В качестве меры судебной репрессии по делам об охране колхозов и колхозников от насилий и угроз со стороны «кулацких элементов» предусматривалось лишение свободы на срок от 5 до 10 лет. Осужденные по этому закону не подлежали амнистии. Закон подписали Калинин, Молотов и Енукидзе. По этому закону на срок не менее пяти лет осуждались крестьяне даже за кочан капусты, срезанный на колхозном поле. Название «закон о колосках» он получил из-за того, что по нему часто осуждались крестьяне за срез неспелых колосков на полях, и даже за сбор оставшихся на поле после уборки колосьев. Всего, по некоторым сведениям, по закону за 1932—1939 гг. было осуждено 183 000 человек.

Коллективизация привела к голоду. Голодом была охвачена территория около 1,5 млн км 2с населением в 65,9 млн человек. Наиболее сильным был голод в районах, которые в дореволюционное время были наиболее богатыми по количеству производимого хлеба и где был наиболее высок процент коллективизации крестьянского хозяйства. Согласно исследованиям доктора исторических наук В. Кашина, в ряде регионов РСФСР и, в частности, в Поволжье массовый голод был создан искусственно и возник «не из-за сплошной коллективизации, а в результате принудительных сталинских хлебозаготовок». Данное мнение подтверждают очевидцы событий, говоря о причинах трагедии: «Голод был потому, что хлеб сдали», «весь, до зерна, под метелку государству вывезли», «хлебозаготовками нас мучили», «продразверстка была, весь хлеб отняли». Села были ослаблены раскулачиванием и массовой коллективизацией, лишившись тысяч репрессированных хлеборобов-единоличников. В Поволжье комиссия ЦК ВКП(б) по вопросам хлебозаготовок во главе с секретарем ЦК партии П.П. Постышевым постановила изъять запасы хлеба у единоличников и хлеб, заработанный работниками колхозов. Под угрозой репрессий председатели колхозов и руководители сельских администраций были вынуждены сдать практически весь произведенный и имеющийся в запасе хлеб. Это лишило регион запасов продовольствия и привело к массовому голоду. Аналогичные меры были приняты В.М. Молотовым и Л.М. Кагановичем на Украине и Северном Кавказе, что вызвало соответствующие последствия— голод и массовую смертность среди населения. Несмотря на наступающий голод, продолжался экспорт зерна. В годы коллективизации было вывезено зерновых за рубеж (миллионов тонн): в 1930 г.— 4,8; в 1931 г. — 5,1; в 1932 г. - 1,8; в 1933 г. - 1,8; в 1934 г. - 0,8; в 1935 г. - 1,6 (55).

Крестьяне, сопротивлявшиеся изъятию хлеба, подвергались репрессиям. Вот как их описывает Михаил Шолохов в письме к Сталину от 4 апреля 1933 г. «...Но выселение — это еще не самое главное. Вот перечисление способов, при помощи которых добыто 593 т хлеба: 1. Массовые избиения колхозников и единоличников. 2. Сажание “в холодную”. “Есть яма?” — “Нет”. — “Ступай, садись в амбар!” Колхозника раздевают до белья и босого сажают в амбар или сарай. Время действия — январь, февраль; часто в амбары сажали целыми бригадами. 3. В Ващаевском колхозе колхозницам обливали ноги и подолы юбок керосином, зажигали, а потом тушили: “Скажешь, где яма! Опять подожгу!” В этом же колхозе допрашиваемую клали в яму, до половины зарывали и продолжали допрос. 4. В Наполовском колхозе уполномоченный РК, кандидат в члены бюро РК Плоткин при допросе заставлял садиться на раскаленную лежанку. Посаженный кричал, что не может сидеть, — горячо; тогда под него лили из кружки воду, а потом “прохладиться” выводили на мороз и запирали в амбар. Из амбара — снова на плиту и снова допрашивают. Он же (Плоткин) заставлял одного единоличника стреляться. Дал в руки наган и приказал: “Стреляйся, а нет — сам застрелю!” Тот начал спускать курок, не зная того, что наган разряженный, и, когда щелкнул боек, упал в обмороке. 5. В Варваринском колхозе секретарь ячейки Аникеев на бригадном собрании заставил всю бригаду (мужчин и женщин, курящих и некурящих) курить махорку, а потом бросил на горячую плиту стручок красного перца (горчицы) и приказал не выходить из помещения. Этот же Аникеев и ряд работников агитколонны, командиром коей был кандидат в члены бюро РК Пашинский, при допросах в штабе колонны принуждали колхозников пить в огромном количестве воду, смешанную с салом, с пшеницей и с керосином. 6. В Лебяженском колхозе ставили к стенке и стреляли мимо головы допрашиваемого из дробовиков. 7. Там же: закатывали в рядно и топтали ногами. 8. В Архиповском колхозе двух колхозниц, Фомину и Краснову, после ночного допроса вывезли за три километра в степь, раздели на снегу догола и пустили, приказав бежать к хутору рысью. 9. В Чукаринском колхозе секретарь ячейки Богомолов подобрал 8 человек демобилизованных красноармейцев, с которыми приезжал к колхознику, подозреваемому в краже, во двор ночью; после короткого опроса выводил на гумно или в леваду, строил свою бригаду и командовал “огонь” по связанному колхознику. Если устрашенный инсценировкой расстрела не признавался, то его, избивая, бросали в сани, вывозили в степь, били по дороге прикладами винтовок и, вывезя в степь, снова ставили и снова проделывали процедуру, предшествующую расстрелу. 9. (Нумерация нарушена Шолоховым. — В.И.) В Кружилинском колхозе уполномоченный РК Ковтун на собрании 6-й бригады спрашивает у колхозника: “Где хлеб зарыл?” — “Не зарывал, товарищ!” — “Не зарывал? А ну, высовывай язык! Стой так!” Шестьдесят взрослых людей, советских граждан, по приказу уполномоченного по очереди высовывают языки и стоят так, истекая слюной, пока уполномоченный в течение часа произносит обличающую речь. Такую же штуку проделал Ковтун и в 7-й и в 8-й бригадах с той только разницей, что в тех бригадах он помимо высовывания языков заставлял еще становиться на колени. 10. В Затонском колхозе работник агитко-лонны избивал допрашиваемых шашкой. В этом же колхозе издевались над семьями красноармейцев, раскрывая крыши домов, разваливая печи, понуждая женщин к сожительству. 11. В Солонцовском колхозе в помещение комсода внесли человеческий труп, положили его на стол и в этой же комнате допрашивает колхозников, угрожая расстрелом. 12. В Верхне-Чирском колхозе комсодчики ставили допрашиваемых босыми ногами на горячую плиту, а потом избивали и выводили босых же на мороз. 13. В Колундаевском колхозе разутых до боса колхозников заставляли по три часа бегать по снегу. Обмороженных привезли в Базковскую больницу. 14. Там же: допрашиваемому колхознику надевали на голову табурет, сверху прикрывали шубой, били и допрашивали. 15. В Базковском колхозе при допросе раздевали, полуголых отпускали домой, с подцороги возвращали, и так по нескольку раз. 16. Уполномоченный РО ОГПУ Яковлев с оперативной группой проводил в Верхне-Чирском колхозе собрание. Школу топили до одурения. Раздеваться не приказывали. Рядом имели “прохладную” комнату, куда выводили с собрания для “индивидуальной обработки”. Проводившие собрание сменялись, их было 5 человек, но колхозники были одни и те же... Собрание длилось без перерыва более суток. Примеры эти можно бесконечно умножить. Это — не отдельные случаи загибов, это — узаконенный в районном масштабе — “метод” проведения хлебозаготовок. Об этих фактах я либо слышал от коммунистов, либо от самих колхозников, которые испытали все эти “методы” на себе и после приходили ко мне с просьбами “прописать про это в газету”. Помните ли Вы, Иосиф Виссарионович, очерк Короленко “В успокоенной деревне?”. Так вот этакое “исчезание” было проделано не над тремя заподозренными в краже у кулака крестьянами, а над десятками тысяч колхозников. Причем, как видите, с более богатым применением технических средств и с большей изощренностью. Аналогичная история происходила и в Верхне-Донском районе, где особоуполномоченным был тот же Овчинников, являющийся идейным вдохновителем этих жутких издевательств, происходивших в нашей стране и в 1933 г. Обойти молчанием то, что в течение трех месяцев творилось в Вешенском и Верхне-Донском районах, нельзя. Только на Вас надежда. Простите за многословность письма. Решил, что лучше написать Вам, нежели на таком материале создавать последнюю книгу “Поднятой целины”. С приветом М. Шолохов».

Интересен ответ вождя. И.В. Сталин — М.А. Шолохову. 6 мая 1933 г. «Дорогой товарищ Шолохов! Оба Ваши письма получены, как Вам известно. Помощь, какую требовали, оказана уже. Для разбора дела прибудет к вам, в Вешенский район, т. Шкирятов, которому — очень прошу Вас — оказать помощь. Это так. Но это не все, т. Шолохов. Дело в том, что Ваши письма производят несколько однобокое впечатление. Об этом я хочу написать Вам несколько слов. Я поблагодарил Вас за письма, так как они вскрывают болячку нашей партийно-советской работы, вскрывают то, как иногда наши работники, желая обуздать врага, бьют нечаянно по друзьям и докатываются до садизма. Но это не значит, что я во всем согласен с Вами. Вы видите одну сторону, видите неплохо. Но это только одна сторона дела. Чтобы не ошибиться в политике (Ваши письма — не беллетристика, а сплошная политика), надо обозреть, надо уметь видеть и другую сторону. А другая сторона состоит в том, что уважаемые хлеборобы вашего района (и не только вашего района) проводили “итальянку” (саботаж!) и не прочь были оставить рабочих, Красную Армию без хлеба. Тот факт, что саботаж был тихий и внешне безобидный (без крови), — этот факт не меняет того, что уважаемые хлеборобы по сути дела вели “тихую” войну с советской властью. Войну на измор, дорогой тов. Шолохов... Конечно, это обстоятельство ни в какой мере не может оправдать тех безобразий, которые были допущены, как уверяете Вы, нашими работниками. И виновные в этих безобразиях должны понести должное наказание. Но все же ясно, как божий день, что уважаемые хлеборобы не такие уж безобидные люди, как это могло бы показаться издали. Ну, всего хорошего и жму Вашу руку. Ваш И. Сталин» (56).

Как писал 13 апреля 1933 г. в газете «Файнэншл тайме» советник бывшего британского премьер-министра Ллойд Джорджа Гарет Джонс, трижды посетивший СССР в период с 1930 по 1933 г., основной причиной массового голода весной 1933 г., по его мнению, стала коллективизация сельского хозяйства, которая привела к следующим последствиям: изъятие земли у более чем двух третей российского крестьянства лишило его стимулов к труду, кроме того, в предыдущем (1932 г.) у крестьян был насильственным путем изъят практически весь собранный урожай; массовый забой крестьянами скота из-за нежелания отдавать его на колхозные фермы, массовая гибель лошадей из-за нехватки фуража, массовая гибель скота из-за эпидемий, холода и бескормицы на колхозных фермах катастрофически снизили поголовье скота по всей стране; борьба с кулачеством, в ходе которой 6—7 млн лучших работников были согнаны со своих земель, нанесла удар по трудовому потенциалу государства; увеличение экспорта продовольствия из-за снижения мировых цен на основные экспортные товары (лес, зерно, нефть, масло и т. д.).

Общие оценки числа жертв голода, вызванного насильственной коллективизацией, сделанные различными авторами, значительно различаются и доходят до 8 млн человек. Официальная оценка, изложенная 2 апреля 2008 г. в заявлении Государственной Думы РФ «Памяти жертв голода 1930-х гг. на территории СССР», подтверждает эти выводы. Согласно заключению комиссии при ГД РФ на территории Поволжья, Центральночерноземной области, Северного Кавказа, Урала, Крыма, части Западной Сибири, Казахстана, Украины и Белоруссии «от голода и болезней, связанных с недоеданием» в 1932—1933 гг. погибло около 7 млн человек, причиной чему были «репрессивные меры для обеспечения хлебозаготовок», которые «значительно усугубили тяжелые последствия неурожая 1932 г.».

Во время одной из союзнических конференций Второй мировой войны Сталин сказал Черчиллю, обратившемуся к нему с соболезнованиями по поводу огромных людских потерь СССР: «При коллективизации мы потеряли не меньше». — «Я так и думал, ведь вы имели дело с миллионами маленьких людей», — заметил Черчилль. «С десятью миллионами, — ответил Сталин. — Все это было очень скверно и трудно, но необходимо. Основная их часть была уничтожена своими батраками».

Насильственные хлебозаготовки, сопровождавшиеся массовыми арестами и разорением хозяйств, вызывали резкое сопротивление крестьян. Согласно данным, приводимым О.В. Хлевнюком, в январе 1930 г. было зарегистрировано 346 массовых выступлений, в которых приняли участие 125 тыс. человек, в феврале — 736 (220 тыс.), за первые две недели марта — 595 (около 230 тыс.), не считая Украины, где волнениями было охвачено 500 населенных пунктов. В марте 1930 г. в целом в Белоруссии, Центрально-Черноземной области, в Нижнем и Среднем Поволжье, на Северном Кавказе, в Сибири, на Урале, в Ленинградской, Московской, Западной, Иваново-Вознесенской областях, в Крыму и Средней Азии было зарегистрировано 1642 массовых крестьянских выступления, в которых приняли участие не менее 750—800 тыс. человек. На Украине в это время волнениями было охвачено уже более тысячи населенных пунктов. Не желая отдавать имущество и скот в колхозы и опасаясь репрессий, которым подверглись зажиточные крестьяне, люди резали скот и сокращали посевы (57).

По приказу ОГПУ № 44/21 от 6 февраля 1930 г. началась операция по «изъятию 60 тыс. кулаков первой категории». Уже в первый день проведения операции ОГПУ было арестовано около 16 тыс. человек, на момент 9 февраля 1930 г. были «изъяты» 25 тыс. человек. В спецсводке ОГПУ от 15 февраля 1930 г. содержатся следующие данные о проведении операции: «При ликвидации кулаков как класса “изъято” в массовых операциях и при индивидуальных чистках 64 589 человек, из них в ходе подготовительных операций (1-й категории) — 52 166 человек, а в ходе массовых операций — 12 423 человека». Согласно отчетам ОГПУ по состоянию на 1 октября 1930 г.: «За первый период раскулачивания до 15 апреля 1930 г. “по первой категории” было арестовано 140 724 человека, из них кулаков — 79 330, церковников — 5028, бывших помещиков и фабрикантов — 4405, антисоветских элементов — 51 961 человек. За второй период раскулачивания, с 15 апреля 1930 г. по 1 октября 1930 г., арестованы 142 993 человека, кулаков — 45 559 и 97 434 антисоветчика». В 1931 г. «за один только январь... зафиксировано 36 698 арестованных», причем «подавляющее большинство — кулацко-белогвардейские контрреволюционеры». Всего в 1929—1932 гг. раскулачено около 4 миллионов семей. В ссылку направлено около 2 миллионов человек, из них умерли 389 521 человек.

Отдел центральной регистратуры ОГПУ в справке о выселении кулаков с начала 1930 г. до 30 сентября 1931 г. число «спецпереселенцев» определял в 517 665 семей с населением в 2 437 062 человека. За 1932—1940 гг. в спецпоселения прибыло еще 489 822 раскулаченных. Согласно секретной справке, подготовленной в 1934 г. оперативно-учетным отделом ОГПУ, около 90 тыс. кулаков погибли в пути следования и еще 300 тыс. умерли от недоедания и болезней в местах ссылки. (Смертность среди переселенных в 1932 г. была 6,8 %, а в 1933 г. — 13,3.) Тяжелые условия жизни спецпоселенцев вынуждали их совершать побеги. В1932—1940 гг. число «беглых кулаков» составило 629 042 человека, из них пойманы и возвращены — 235 120 человек. Косени 1932 г. в колхозах состояло 62,4 % крестьянских хозяйств и было объявлено, что сплошная коллективизация в основном завершена.

Процесс коллективизации в 1931—1932 гг. привел к катастрофическим последствиям. Сборы зерна в 1933 г. сократились до 68,4 млн т. против 83,5 млн тв 1930 г. Поголовье коров и лошадей сократилось вдвое, овец — втрое. От голода и болезней погибли 7 миллионов человек. Последствия коллективизации для России оказались более страшными, чем татаро-монгольское иго. Был разрушен традиционный вековой уклад жизни, питающий национальную культуру, уничтожены физически носители народной культуры, хранители национальных и религиозных традиций. Уничтожена наиболее активная часть сельского населения — первые представители российского фермерства, появившиеся в результате реформы Петра Аркадьевича Столыпина. В катастрофических результатах коллективизации, естественно, виновными оказались враги народа. В декабре 1932 г. началась чистка партии и Наркомзема СССР, в декабре 1932 — январе 1933 г. была выявлена «вредительская контрреволюционная организация, проводившая шпионскую и вредительскую деятельность в сельском хозяйстве», — так называемая «Группа Конрада (зам. наркома Наркомзема СССР) —Вольфа (зам.наркома Нарком-совхозов) —Коварского (зам.председателя Трактороцентра)» и других. Члены этой организации Коллегией ОГПУ 11 марта 1933 г. приговорены к расстрелу и 12 марта расстреляны. Реабилитированы. Идеолог и организатор колхозов — нарком земледелия Я.А. Яковлев (Эпштейн) — расстрелян в 1938 г.; сменивший его на этом посту Чернов расстрелян в этом же году, а их преемник Роберт Эйхе, уничтоживший до этого в Сибири десятки тысяч людей, арестован в том же 1938 г. и расстрелян в 1940 г. В 1938 г. умер, не дожидаясь ареста, химик по специальности и марксист-аграрник по призванию Л.Н. Крицман.

КАЗНИ И ПЫТКИ В ГОДЫ БОЛЬШОГО ТЕРРОРА

Уводили тебя на рассвете,

За тобой, как на выносе, шла,

В темной горнице плакали дети,

У божницы свеча оплыла.

На губах твоих холод иконки,

Смертный пот на челе... Не забыть!

Буду я, как стрелецкие женки,

Под кремлевскими башнями выть.

Анна Ахматова

«Русский народ живет в порочном кругу насилия и страха. Страх разлит по всему лицу земли Российской. Страх заползает под крыши “дворцов” советских сановников и “хижин” трудового народа. Страх заставляет молчать или славословить, лгать и предавать. Страх растлевает человеческий ум и калечит душу» (Деникин А.И.).

В годы Большого террора пик репрессий пришелся на 1937—1938 гг. Этот период выделяется в советской истории особенно кровавыми и труднообъяснимыми репрессиями. По официальным данным, за два года по политическим мотивам было арестовано 1548 366 человек, из них расстреляно 681692, т. е. в этот период в стране в среднем казнили в день по 934 человека (без учета казненных за уголовные преступления) (58).

Но даже эти ужасные цифры вряд ли являются полными. В число арестованных не включены, например, сотни тысяч депортированных и ссыльных. Непонятно, в какую категорию власти отнесли погибших под пытками во время «следствия». Неизбежно возникают вопросы: в чем причины такого скачка массовых расстрелов именно в эти два года? Почему репрессии происходят спустя 20 лет после революции в условиях относительной политической стабильности? В годы Гражданской войны и во время коллективизации террор совпадал с периодами острейших социально-политических конфликтов, сопровождающихся перераспределением собственности. Но в конце 1930-х гг. не было таких острых социальных конфликтов, для решения которых необходимо было применить столь массовое насилие. Известно, что террор и массовые репрессии в 1936—1938 гг. обосновывались сталинской теорией усиления сопротивления свергнутых классов, хотя на самом деле к тому времени ни сопротивления, ни самих этих классов уже не было и в помине. Если в 1913 г. 16,3 % всего населения России составляли помещики, крупная и мелкая городская буржуазия, торговцы и кулаки, то в 1928 г. на их долю приходилось 4,6 % населения, а к 1937 г. эксплуататорские классы в СССР были ликвидированы (59).

Несмотря на это, вождь и его ближайшие соратники призывали советских людей к бдительности, разоблачению и уничтожению врагов: «“Шахтинцы” (враги народа, вредители. — В.И.) сидят теперь во всех отраслях нашей промышленности. Многие из них выловлены, но далеко не все выловлены» (60). «Во все советские учреждения и организации проникло много врагов, они замаскировались под советских служащих, рабочих, крестьян, ведут жесткую и коварную борьбу против советского народного хозяйства, против Советского государства» (61). Теория вождя об усилении классовой борьбы при приближении к социализму «подтверждается» на больших и малых открытых и закрытых судебных процессах, на которых прилюдно разоблачают и жестоко карают врагов народа.

В 1936—1938 гг. состоялись три крупных открытых процесса над бывшими высшими деятелями ВКП(б), которые были в 20—30-е гг. XX века связаны с троцкистской или правой оппозицией. На первом процессе «троцкистско-зиновьевского террористического центра» основными обвиняемыми были Зиновьев и Каменев. Помимо прочих обвинений, им инкриминировалось убийство Кирова и заговор с целью убийства Сталина. Все шестнадцать обвиняемых были приговорены к смертной казни и сразу же после оглашения приговора расстреляны. Второй процесс «Параллельного антисоветского троцкистского центра» проходил над 17 менее крупными деятелями, такими, как Радек, Пятаков и Сокольников. 13 человек были расстреляны, остальные отправлены в лагеря, где вскоре умерли. На третьем процессе над 21 членом так называемого «Правотроцкистского блока» главными обвиняемыми были Николай Бухарин — бывший член Политбюро и глава Коминтерна и Алексей Рыков — бывший член Политбюро и председатель СНК, а также Г.Г. Ягода, Х.Г. Раковский, Н.Н. Крестин-ский, М.А. Чернов и другие. Целью «преступной группировки» был «шпионаж в пользу иностранных государств, вредительство, диверсии, террор, подрыв военной мощи СССР, провокация военного нападения этих государств на СССР, расчленение СССР и отрыв от него Украины, Белоруссии, Средне-Азиатских республик, Грузии, Армении, Азербайджана, Приморья на Дальнем Востоке в пользу упомянутых иностранных государств, наконец, свержение в СССР существующего социалистического общественного и государственного строя и восстановление капитализма, восстановление власти буржуазии» (62).

Все подсудимые были признаны виновными и, кроме троих, расстреляны. В работах В.П. Наумова, М. Геллера и А. Некрича утверждается, что в ходе допросов над участниками этих и последующих процессов широко применялись шантаж (угрозы расправы с близкими родственниками), пытки и истязания, а признательные показания были вырваны силой (63).

Происходило массовое истребление руководящих кадров и рядовых членов партии. Из267членов ЦК, избранных в его состав с 1917по 1934 г., к началу репрессий умерли 34, пережили репрессии 36, в основном те, кто особо рьяно прислуживал Сталину, и вошедшие в ЦК в 1920—1930-е гг. Остальные были уничтожены (А.И. Козлов. «Сталин: борьба за власть». — Ростов Н/Д.: Издательство Ростовского университета, 1991, с. 381). Таким образом, было уничтожено 197 из 233 членов ЦК, доживших до начала репрессий.

Какой извращенной фантазией надо обладать, чтобы утверждать, что Сталин и его подручные, осуществившие эти репрессии, «продолжали дело Ленина и Октябрьской революции»? А может быть, и в самом деле продолжали? Ведь и во время революции пламенные революционеры марксисты-ленинцы также в первую очередь уничтожали лучших представителей российской элиты. По утверждению ответственного работника КПК при ЦК КПСС Каткова в 1991 г., среди лиц, репрессированных в 1937—1938 гг., было 116 885 коммунистов, т.е. тех, у кого был партбилет на момент ареста. Те же, кого исключили перед арестом или несколькими годами ранее при разгроме различных оппозиций, числились беспартийными. Трудно сказать, сколько было репрессировано таких «беспартийных», но, как заявил на февральско-мартовском пленуме ЦК 1937 г. Сталин, с 1922 г. из рядов партии было исключено около 1,5 миллиона человек (Роговин В.З. «Партия расстрелянных». — М., 1997, с. 487). По данным Вадима Роговина, коммунисты составляли более половины всех репрессированных. Жестоким репрессиям подверглись и представители зарубежных компартий. На IX съезде СЕПГ в январе 1989 г. было официально объявлено, что в СССР во время «великой чистки» было уничтожено 242 видных деятеля КПГ (В.И. Пятницкий. «Осип Пятницкий и Коминтерн на весах истории». — Минск: Харвест, 2004, с. 541).

Югославские историки приводят списки более 800 своих эмигрантов и коммунистов, погибших от сталинского террора, и среди них четыре генеральных секретаря КПЮ, занимавших этот пост в партии в разное время. «В руководстве югославской компартии, кроме Тито, не осталось никого» (там же). «В подвалах Лубянки, Лефортовской тюрьмы и других местах погибло более (500 болгарских коммунистов» (там же, с. 542). В сталинских застенках погибли основатели Коминтерна Г. Клингер, Г. Эберлейн (КПГ), швейцарский соратник Ленина Ф. Платтен. Жертвами сталинизма стали 10 из 16 членов первого ЦК Коммунистической партии Венгрии и 11 из 20 народных комиссаров Венгерской Советской Республики 1919 г. Были арестованы почти все польские коммунисты, находившиеся в СССР. Руководители Компартии Польши, в том числе ее генеральный секретарь Ленский и один из основателей Социал-демократической и коммунистической партий Польши 70-летний Барский, были расстреляны. Было принято постановление Исполкома Коминтерна о роспуске партии. В Монголию, находившуюся в полной зависимости от СССР, был послан заместитель наркома внутренних дел Фриновский. Из 11 членов монгольского Политбюро ЦК было уничтожено 10, кроме одного Чойбалсана. Были расстреляны лидер Компартии Ирана Султан-Заде и Компартии Мексики Гомес (там же, с. 340).

11 июня 1937 г. на закрытом судебном заседании без участия защитников и без права обжалования приговора было рассмотрено дело по обвинению Маршала Советского Союза Тухачевского, командармов 1-го ранга Уборевича и Якира, командарма 2-го ранга Корка, комкоров Фельдмана, Эйдемана, Примакова и Путны в шпионаже, измене Родине и подготовке террористических актов. Высших офицеров РККА судило образованное Сталиным Специальное судебное присутствие Верховного суда СССР в составе председательствующего В.В. Ульриха и членов Я.И. Алксниса, В.К. Блюхера, С.М. Буденного, Б.М. Шапошникова, И.П. Белова, П.Е. Дыбенко, Н.Д. Каширина и Е.И. Горячева. Все подсудимые были расстреляны сразу же после окончания суда. Из членов «присутствия» эпоху Большого террора пережили лишь Буденный и Шапошников, остальные «судьи» вскоре были расстреляны.

После «Процесса военных» начались репрессии в РККА. Особенно большой урон понес высший командный состав — с командиров полков и выше. Всего в армии за контрреволюционные преступления было осуждено командиров всех рангов и бойцов: в 1936 г. — 925 человек, в 1937 - 4079, в 1938 - 3132, в 1939 - 1099 и в 1940 -1603 человека. По данным Архива Военной коллегии Верховного суда СССР к высшей мере наказания в 1938 г. были приговорены 52 военнослужащих, в 1939 г. — 112 и в 1940 г. — 528 военнослужащих (64).

Чистка способствовала быстрому продвижению остающихся на свободе офицеров вверх по служебной лестнице и круто меняла их судьбы. Например, военный летчик старший лейтенант Иван Проскуров (1907 г. рождения) с октября 1936 по июнь 1937 г. воевал в Испании командиром 1-й интернациональной бомбардировочной эскадрильи. В июне 1937 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза и, по указанию Сталина, минуя звание капитана, — воинское звание майора. Это определило карьерный взлет молодого летчика. В 1937 г. ему было присвоено звание полковника, а в начале 1938 г. — комбрига. 7 октября 1938 г. Проскуров утвержден членом Военного совета при народном комиссаре обороны СССР, а 14 апреля 1939 г. назначен заместителем наркома обороны СССР и начальником Разведывательного управления РККА. С июня 1940 г. — генерал-лейтенант авиации. Командовал ВВС Дальневосточного фронта, с начала июня 1941 г. — командующий ВВС 7-й армии. 27 июня 1941 г. Иван Иосифович Проскуров был арестован, а 28 октября расстрелян по личному распоряжению Берии: «Следствие прекратить, суду не предавать, немедленно расстрелять». В протоколе значилось: «Виновным себя не признал». В один день с ним были казнены 20 человек, в том числе генералы Локтионов, Штерн, Арженухин, Рычагов, Смушкевич, Володин, Каюков, Савченко и другие. Реабилитирован 15 мая 1954 г. (65).

Однако основную массу казненных в годы Большого террора составили не партийные деятели — маршалы и генералы, — а сотни тысяч простых советских граждан. 2 июля 1937 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение послать секретарям обкомов, крайкомов, ЦК компартий союзных республик следующую телеграмму: «Замечено, что большая часть бывших кулаков и уголовников, высланных одно время из разных областей в северные и сибирские районы, а потом по истечении срока высылки вернувшихся в свои области, — являются главными зачинщиками всякого рода антисоветских и диверсионных преступлений как в колхозах и совхозах, так и на транспорте, и в некоторых отраслях промышленности. ЦК ВКП(б) предлагает всем секретарям областных и краевых организаций и всем областным, краевым и республиканским представителям НКВД взять на учет всех возвратившихся на родину кулаков и уголовников с тем, чтобы наиболее враждебные из них были немедленно арестованы и были расстреляны в порядке административного проведения их дел через тройки, а остальные менее активные, но все же враждебные элементы были бы переписаны и высланы в районы по указанию НКВД. ЦК ВКП(б) предлагает в пятидневный срок представить в ЦК состав троек, а также количество подлежащих расстрелу, равно как и количество подлежащих высылке». Телеграмма была подписана Сталиным.

16 июля 1937 г. состоялось совещание Ежова с начальниками областных управлений НКВД, где обсуждались вопросы проведения предстоящей операции. В следственных делах на наркома Н.И. Ежова и его заместителя М.П. Фриновского имеются показания С.Н. Миронова (начальник УНКВД по Западно-Сибирскому краю), А.И. Успенского (нарком внутренних дел УССР), Н.В. Кондакова (нарком внутренних дел Армянской ССР) и других об этом совещании. С.Н. Миронов показал: «Ежов дал общую оперативно-политическую директиву, а Фриновский уже в развитие ее прорабатывал с каждым начальником управления “оперативный лимит”» (количество лиц, подлежавших репрессии в том или ином регионе СССР. — В.И.). В заявлении на имя Л.П. Берии С.Н. Миронов писал: «...в процессе доклада Ежову в июле я ему заявил, что столь массовые широкие операции по районному и городскому активу... рискованны, так как наряду с действительными членами контрреволюционной организации они очень неубедительно показывают на причастность ряда лиц. Ежов мне на это ответил: “А почему вы не арестовываете их? Мы за вас работать не будем, посадите их, а потом разберетесь — на кого не будет показаний, потом отсеете. Действуйте смелее, я уже вам неоднократно говорил”....При этом он мне заявил, что в отдельных случаях, если нужно, с вашего разрешения могут начальники отделов применять и физические методы воздействия» (66).

«Начальники управлений, — показывал А.И. Успенский, — стараясь перещеголять друг друга, — докладывали о гигантских цифрах арестованных. Выступление Ежова на этом совещании сводилось к директиве: “Бей, громи без разбора”. Ежов прямо заявил, — продолжал он, — что “в связи с разгромом врагов будет уничтожена и некоторая часть невинных людей, но что это неизбежно”. На мой вопрос, как быть с арестованными 70- и 80-летними стариками, Ежов отвечал: “Если держится на ногах — стреляй”» (67).

30 июля 1937 г. был принят приказ НКВД № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». По этому приказу определялись следующие категории лиц, подлежащих репрессиям: «1. Бывшие кулаки, вернувшиеся после отбытия наказания и продолжающие вести активную антисоветскую подрывную деятельность; 2. Бывшие кулаки, бежавшие из лагерей или трудпоселков, а также кулаки, скрывшиеся от раскулачивания, которые ведут антисоветскую деятельность; 3. Бывшие кулаки и социально опасные элементы, состоявшие в повстанческих, фашистских, террористических и бандитских формированиях, отбывшие наказание, скрывшиеся от репрессий или бежавшие из мест заключения и возобновившие свою антисоветскую преступную деятельность; 4. Члены антисоветских партий (эсеры, грузмеки, муссаватисты, иттихадисты и дашнаки), бывшие белые, жандармы, чиновники, каратели, бандиты, банд пособники, переправщики, реэмигранты, скрывшиеся от репрессий, бежавшие из мест заключения и продолжающие вести активную антисоветскую деятельность; 5. Изобличенные следственными и проверенными агентурными материалами наиболее враждебные и активные участники ликвидируемых сейчас казачье-белогвардейских повстанческих организаций, фашистских, террористических и шпионско-диверсионных контрреволюционных формирований. Репрессированию подлежат также элементы этой категории, содержащиеся в данное время под стражей, следствие по делам которых закончено, но дела еще судебными органами не рассмотрены; 6. Наиболее активные антисоветские элементы из бывших кулаков, карателей, бандитов, белых, сектантских активистов, церковников и прочих, которые содержатся сейчас в тюрьмах, лагерях, трудовых поселках и колониях и продолжают вести там активную антисоветскую подрывную работу; 7. Уголовники (бандиты, грабители, воры-рецидивисты, контрабандисты-профессионалы, аферисты-рецидивисты, скотоконокрады), ведущие преступную деятельность и связанные с преступной средой. Репрессированию подлежат также элементы этой категории, которые содержатся в данное время под стражей, следствие по делам которых закончено, но дела еще судебными органами не рассмотрены; 8. Уголовные элементы, находящиеся в лагерях и трудпоселках и ведущие в них преступную деятельность».

Все репрессируемые разбивались на две категории: «наиболее враждебные элементы» подлежали немедленному аресту и после рассмотрения их дел на тройках — расстрелу. «Менее активные, но все же враждебные элементы» подлежали аресту и заключению в лагеря или тюрьмы на срок от 8 до 10 лет. Приказом НКВД для ускоренного рассмотрения тысяч дел были образованы «оперативные тройки» на уровне республик и областей. В состав «тройки» обычно входили: председатель — местный начальник НКВД, члены — местные прокурор и первый секретарь областного, краевого или республиканского комитета ВКП(б). Для каждого региона Советского Союза устанавливались лимиты по обеим категориям. (Приказ впервые был напечатан в газете «Труд» 4 июня 1992 г. Другие документы о массовых операциях Большого террора были напечатаны в еженедельнике «Московские новости» 21 июля того же года. До этого времени информация о приказе была полностью засекречена. Даже в засекреченном выступлении в 1956 г. Н.С. Хрущев, который сам принимал участие в «кулацкой операции», не упомянул о нем ни слова.)

Для подготовки репрессий в Москве и регионах прошли рабочие совещания сотрудников НКВД и прокуратуры, на которых было указано на необходимость придерживаться строжайшей секретности, на допустимые упрощения при ведении следствия и быстрое проведение судебных процессов. Рекомендовалось также подобрать подходящие места для осуществления расстрелов и захоронения тел. Участники такого заседания в Новосибирске, например, приветствовали предстоящую операцию «громкими возгласами поддержки» (68).

В изданном Ежовым приказе лимиты по обеим категориям были уменьшены по сравнению со списками от регионов. В общей сложности 59 республик, краев и областей предоставили список из 263 076 бывших кулаков и преступников: 85 511 предлагалось расстрелять, а 181 562 — выслать. Приказом же предусматривалось число репрессированных примерно на 29 тыс. человек меньше: 59,2 тыс. по первой категории, 174,5 тыс. — по второй. Уменьшение лимитов было произведено в основном за счет регионов, в чьих списках было более 4 тыс. кандидатов. Наибольшее количество кандидатов на расстрел и депортацию представил первый секретарь Московского обкома Н.С. Хрущев. По состоянию на 10 июля им было предложено репрессировать 41 305 «криминальных и кулацких элементов», из которых 8500 предлагалось расстрелять (первая категория) и 32 805 выселить (вторая категория) (69: 274—282).

Приказ утверждал личный состав 64 «троек» на республиканском, краевом и областном уровнях. В «кулацкой операции» «тройки» были «оперативным костяком массового террора» и имели не только те же задачи, что и ускоренные суды по раскулачиванию, но иногда и тех же членов, например: Станислав Реденс, Ефим Евдокимов, Леонид Заковский, Василий Каруцкий, Борис Бак, Роберт Эйхе и другие. Председателем заседаний был представитель НКВД, материалы для принятия решений «тройкой» также готовили сотрудники НКВД — «докладчик»-следователь и «секретарь» «тройки». Следствие проводилось «ускоренно и в упрощенном порядке». Заседания происходили за закрытыми дверями, в отсутствие обвиняемого, не оставляя ему никакой возможности для защиты. Пересмотр вынесенных «тройками» решений не был предусмотрен приказом, поэтому расстрельные приговоры быстро приводились в исполнение (70:28, 31,228).

Лимиты на уничтожение неоднократно увеличивались как по инициативе центра, так и по многочисленным ходатайствам территориальных органов НКВД. Например, 15 октября 1937 г. Политбюро приняло увели-чедце дцмитрв на 120 тыс. человек, из них 63 тыс. по первой категории и 57 тыс. — по второй. В Омске назначенный 28 июля 1937 г. председатель «тройки» уже 1 августа просил Лубянку увеличить лимиты. Он объяснил это «стахановскими темпами», которыми арестовано уже 3008 человек по первой категории (71).

В 1938 г. репрессии приобрели еще более жестокий характер — в некоторых регионах подавляющее большинство приговоров были смертными. Так, в Украинской ССР и Молдавской АССР с 1 января по 1 августа 1938 г. лишь 830 человек были отправлены в лагеря, а 36 393 приговорены к смерти. Одной из причин особой жестокости репрессий на Украине, видимо, стали кадровые изменения в партийном руководстве. 27 января первым секретарем Коммунистической партии Украины стал Н.С. Хрущев. Работа «троек» была поставлена на конвейер. Например, Ленинградская «тройка» 9 октября 1937 г. вынесла 658 смертных приговоров заключенным на Соловецких островах. Омская «тройка» 10 октября вынесла 1301 приговор, по которым 937 человек были осуждены на смертную казнь. «Тройка» Татарской АССР 28 октября вынесла 256 смертных приговоров. Карельская «тройка» 20 ноября рассмотрела 705 дел и вынесла 629 смертных приговоров. В тот же день Краснодарская «тройка» вынесла 1252 приговора. Репрессии проводилась также в отношении лиц, уже осужденных и находившихся в лагерях. Для них в приказе был выделен лимит на расстрел на 10 тысяч человек, который впоследствии был увеличен. По данным ГУГБ НКВД СССР, по состоянию на 31 декабря 1937 г. в процессе «кулацкой операции» было арестовано 555 641 человек, из них 239 252 приговорены к смерти, 314110 человек осуждены на сроки в лагерях или тюрьмах и 14 600 заключенных лагерей были приговорены к расстрелу (72:150—152).

Современные российские историки оценивают общее число заключенных только в «кулацкой операции» до 820 тыс., из них от 437 тыс. до 445 тыс. были расстреляны. Начальники УН КВД, получив разверстку на арест нескольких тысяч человек, были поставлены перед необходимостью арестовывать сразу сотни и тысячи человек. А так как всем этим арестам надо было придать какую-то видимость законности, то сотрудники НКВД стали повсеместно выдумывать всякого рода организации, «центры», «блоки» и просто группы.

Из материалов следственных дел того времени видно, что почти во всех краях, областях и республиках действовали широко разветвленные повстанческие, «правотроцкистские шпионско-террористические, диверсионно-вредительские» организации и центры, и, как правило, эти «организации» или «центры» возглавляли первые секретари обкомов, крайкомов или ЦК компартий союзных республик. Так органами УН КВД Западно-Сибирского края было сфабриковано широкомасштабное дело, названное позднее «эсеро-ровсовским заговором». «Ровсовская» операция представляла собой репрессивную акцию, инициированную и реализованную руководством Западно-Сибирского края, которому удалось заручиться поддержкой Москвы. Поданная в Москву информация сыграла существенную роль и в разработке будущей «кулацкой» операции.

Кроме крупной «ровсовской» организации в Новосибирской области были «разоблачены» «Сибирский комитет польской организации войсковой», «Новосибирская троцкистская организация в РККА», «Новосибирский троцкистский террористический центр», «Новосибирская фашистская национал-социалистическая партия Германии», «Новосибирская латышская национал-социалистическая фашистская организация» и еще 33 другие «антисоветские» организации и группы. В конце июля 1937 г. члены оперативной бригады секретно-политического отдела УН КВД Западно-Сибирского края, в значительной степени укомплектованной курсантами межкраевой школы НКВД под руководством П.И. Молостова, ходили по предприятиям и стройкам Новосибирска, выясняя у администрации наличие «антисоветского элемента».

Курсанты обходились без протоколов, ограничиваясь записями вроде «антисоветски настроен», «кулак» и т.д. Аресты «врагов народа» производились как поодиночке, так и облавами. Так сотрудники НКВД ночью оцепили огромную площадку строительства оперного театра и в течение трех дней арестовали до 200 строителей. Один из сотрудников НКВД, проводивший подобную операцию в Прокопьевске, позднее показал: «Ночью к зданию городского отдела были подогнаны около 15 грузовых автомашин с вооруженной охраной. По указанию Дымнова мы выехали на поселок Южный, где в основном жили спецпоселенцы, и... подвергли аресту всех мужчин. Ордеров на арест у нас не было... брали всех подряд, кто окажется дома... В этот раз было арестовано свыше 200 человек... Руководством городского отдела, видимо, с участием Дымнова, был составлен список всех арестованных, которых вписали в заранее заготовленную схему повстанческой организации...» До 15 марта 1938 г. только по «ровсовской» организации было осуждено 24 383 человека, из них 21 129 человек были расстреляны (73).

«Кулацкая операция» была лишь одним из направлений в общей кампании чисток. Были приняты и другие меры государственного терроризма для чистки советского общества от нежелательных «элементов». 9 марта 1936 г. Политбюро ЦК ВКП(б) издало Постановление «О мерах, ограждающих СССР от проникновения шпионских, террористических и диверсионных элементов». В соответствии с ним был усложнен въезд в страну политэмигрантов и была создана комиссия для «чистки» международных организаций на территории СССР (74).

25 июля 1937 г. Ежов подписал приказ № 00439, которым обязал местные органы НКВД в 5-дневный срок арестовать всех германских подданных, в том числе и политических эмигрантов, работающих или ранее работавших на военных заводах и заводах, имеющих оборонные цеха, а также на железнодорожном транспорте, и в процессе следствия по их делам «добиваться исчерпывающего вскрытия не разоблаченной до сих пор агентуры германской разведки». По этим делам было осуждено 30 608 человек, в том числе приговорено к расстрелу 24 858 человек (75).

И августа 1937 г. Ежов подписал приказ № 00485, которым приказал начать с 20 августа широкую операцию, направленную на полную ликвидацию местных организаций «Польской организации войсковой» и закончить ее в 3-месячный срок. По этим делам было осуждено 103 489 человек, в том числе приговорено к расстрелу 84 471 человек (76).

15 августа был издан приказ НКВД № 00486 о начале репрессий против «изменников родины, членов правотроцкистских шпионско-диверсионных организаций, осужденных военной коллегией и военным трибуналом по первой и второй категориям, начиная с 1 августа 1936 г.», а также о порядке «арестов жен изменников родины, участников правотроцкистских организаций, шпионов и диверсантов». 17 августа 1937 г. издан приказ о проведении «румынской операции» в отношении эмигрантов и перебежчиков из Румынии в Молдавию и на Украину. Осуждено 8292 человека, в том числе приговорено к расстрелу 5439 человек.

В связи с продажей КВЖД в Советский Союз вернулось несколько десятков тысяч советских граждан, ранее работавших на КВЖД, а также эмигрантов. Вся эта группа лиц получила нарицательное имя «харбинцы» и затем была подвергнута репрессиям по приказу НКВД СССР № 00593 от 20 сентября 1937 г. Всего было осуждено 29 981 «хар-бинец», из них расстреляно 19 312 человек. 20 ноября 1937 г. издана директива НКВД о проведении операции в отношении перебежчиков из Латвии, активистов латышских клубов и обществ, по которой осуждено 21300 человек, в том числе 16 575 человек были расстреляны. 11 декабря 1937 г. издана директива НКВД о репрессиях в отношении греков, по которой осуждено 12 557 человек, в том числе 10 545 человек расстреляны. Директивой НКВД от 14 декабря 1937 г. репрессии по «латышской линии» распространялись также на эстонцев, литовцев и финнов. По «эстонской линии» осуждено 9735 человек, в том числе расстреляно 7998 человек, по «финской линии» осуждено 11 066 человек, из них приговорено к расстрелу 9078 человек. В январе — феврале 1938 г. изданы директивы НКВД о проведении «иранской операции», «национальной операции» в отношении болгар и македонцев и по «афганской операции». Всего по этим «операциям» осуждено 14 455 человек, из которых 2412 приговорены к расстрелу. В начале 1938 г. дела инвалидов, осужденных по разным статьям на 8— 10 лет лагерей, пересматривались «тройкой» по Москве и Московской области, которая приговаривала их к высшей мере наказания, так как их нельзя было использовать как рабочую силу.

В 1937—1938 гг. репрессии проводились не только органами госбезопасности. В областных и краевых управлениях милиции устанавливались лимиты на аресты «социально вредного» и уголовного элемента, которые доводились до местных милицейских начальников. Всего «милицейские тройки» в 1937—1938 гг. осудили около 420—450 тыс. человек из числа деклассированных и беспаспортных. Кампания террора и преследований привела к переполнению тюрем, лагерей и поселений ГУЛАГ. Количество заключенных выросло с 786 595 (на 1 июля 1937 г.) до более 1 126 500 (на 1 февраля 1938 г.) и более 1 317 195 (на 1 января 1939 г.). Ухудшились и без того неблагоприятные условия содержания. По официальным данным, в 1937 г. погибло 33 499 заключенных, а в 1938 г. — 126 585 заключенных. Во время депортации и перевозки в 1938 г. погибли на 38 тыс. человек больше по сравнению с предыдущим годом. По данным статистики, в 1938 г. более 9 % заключенных, или чуть более 100 тыс. человек, были нетрудоспособными по болезни, инвалидности или из-за упадка сил. В 1939 г. количество нетрудоспособных, не считая инвалидов, составило уже 150 тыс. человек (77).

«Рабочую» обстановку в низовых звеньях чекистского карательного аппарата во времена Большого террора можно представить по ставшей известной докладной записке сотрудника Белозерского РО НКВД Вологодской области И.В. Анисимова секретарю Вологодского обкома ВКП(б) Овчинникову. Ввиду уникальности документа приведем его полностью. Докладная записка И.В. Анисимова секретарю Вологодского ОК ВКП(б) Овчинникову о нарушениях, совершенных работниками УНКВД. (Написана не позднее 27 декабря 1938 г. Стиль и орфография соблюдены.) «Доношу до Вашего сведения, тов. ОВЧИННИКОВ, об искривлениях политики партии большевиков по вопросу практики оперативной чекистской работы о нарушении постановления ЦК ВКП(б) и указаний лично т. СТАЛИНА о дискредитации органами НКВД СССР отдельными работниками УНКВД по ЛО и ВО. В подтверждение этого излагаю факты этих нарушений, совершенных в 1937 г. на территории г. Белозерска Вологодской Области.

Будучи на работе в Белозерском РО НКВД по ВО в должности начальника Бюро Исправительно-трудовых работ, мне известно, что с целью подготовить большое количество следственных дел на тройку УНКВД работники Белозерского сектора арестовали совершенно невинных граждан, а именно: бывш. начальник опер, сектора ВЛАСОВ перед началом своей работы собрал у себя в кабинете совещание и сказал, что наш сектор должен дать больше всех секторов дел на тройку и в осуществление этого он, ВЛАСОВ, организовал группу из своих работников, так называемую “вербовочную комиссию”, в которую входили: 1. Бывш. Начальник оперативного сектора ВЛАСОВ; 2. Чекист запаса ЕМИН; 3. Зам. Начальника Белозерского РО ОВЧИННИКОВ; 4. ВОРОБЬЕВ — работник Ленинградского УНКВД; 5. Начальник Белозерского РО ПОРТНОГО; 6. Сотрудник Ленинградского УНКВД ЛЕВАШОВ; 7. Капитан школы им. Ворошилова АНТИПОВ и другие. Тут же в кабинете у себя распределил ВЛАСОВ обязанности между этими лицами: 1. ЛЕВАШОВ был секретарем по выдаче денежных авансов; 2. ВОРОБЬЕВ - “доктором”; 3. ЕМИН, ВЛАСОВ и ОВЧИННИКОВ были агентами “вербовочной комиссии”, причем договаривались в закрытом кабинете и об этом никто не знал, а лично мне рассказал ОВЧИННИКОВ, впоследствии стало известно от самих заключенных. Нужно сказать, что все они переоделись в штатскую форму и уехали.

Работа этой “комиссии” была построена следующим образом: вызывали по одному человеку из камеры, совершенно не располагая на последнего компрометирующими материалами и “доктор” ВОРОБЬЕВ начинал производить “медицинский осмотр”, а ВЛАСОВ, ОВЧИННИКОВ и ЕМИН сидели, писали протоколы допроса, пользуясь ранее составленным еще в Белозерске протоколом. После осмотра ВОРОБЬЕВ кричал “годен”, подводили к столу и, не читая ему протокола, говорили — подписывай акт медицинского осмотра и таким образом они в течение 4-х суток арестовали 200 человек, на которых не было совершенно материалов о к. р. агитации и других. Вернувшись обратно в Белозерское РО НКВД, ВЛАСОВ созвал вторично совещание и поставил вопрос перед работниками, что не соответствует с указаниями ЦК ВКП(б), а именно: 1. Протоколы писать хорошие, а хорошие нужно понимать так — они должны быть крепкие и длинные и больше вписывать актов к. р. деятельности на обвиняемого и тут же роздал всем работникам стандартный протокол, написанный лично ВЛАСОВЫМ и ОВЧИННИКОВЫМ, что и выполняли все. 2. Увязывать на к. р. организацию, хотя они пусть были и не связаны по к. р. работе.

После этого совещания ВЛАСОВ, ПОРТНОГО, ОВЧИННИКОВ и ЕМИН составили списки на лиц подлежащих аресту, а в списки заносили так — придет от председателя с/совета заявление, что на территории этого с/с проживает гражданин, имеющий ранее судимость или взяли в Райисполкоме списки кто в прошлом облагался твердым заданием и вот только по этому производили аресты. Мне известно, что по 30—40 человек арестовывали так, что после ареста у следователей был один его паспорт и вписывал в протокол обвиняемому, что ему вздумается, а после этого принуждали подписывать его написанное. Я помню как мне дали 15 штук паспортов (женщин) и Власов сказал, что садись, пиши протоколы, вот тебе мой черновик, а когда я ему сказал, что т. Начальник, у них нет состава преступления, то он ответил — “Партия нам так диктует, а ты должен подчиняться решениям партии”.

Кроме этого ВЛАСОВ, ПОРТНОГО, ОВЧИННИКОВ, ВОРОБЬЕВ и др. применяли фашистские методы допроса и убивали в кабинетах путем физического насилия тех кто упорно не подписывал протоколы, заготовленные ранее ОВЧИННИКОВЫМ и ВЛАСОВЫМ. Одному “обвиняемому”, фамилии сейчас не помню, ВЛАСОВ, ВОРОБЬЕВ и ОВЧИННИКОВ в кабинете у ВЛАСОВА сломали железным крюком нос и выкололи глаза, после свалили его под пол в это помещение. Двух граждан, фамилии тоже не помню, ОВЧИННИКОВ, ВОРОБЬЕВ и АНТИПОВ убили в помещении ЗАГСа и зарыли его под полом в этом помещении, причем убивали этих лиц железным молотом в голову, окна помещения были заставлены досками и одеждой. После этих убийств 3-х граждан ВЛАСОВ вызвал меня в кабинет и отобрал подписку о неразглашении этого дела, а в подтверждение с целью запугивания сказал, что если выдашь нашу работу, то убьем сразу, как собаку. Я подписку его не подписал и отказался, тогда он поручил мне убить обв. СКВОРЦОВА в кабинете железным молотом и когда я отказался от этого дела, то он прислал в кабинет ВОРОБЬЕВА, а меня выгнали из кабинета и там большой чернильницей СКВОРЦОВУ разбили всю голову и после этого он подписал им “показания”, причем мне давали 15 рублей денег за то, чтобы СКВОРЦОВА я заставил насильно подписать написанный им протокол и тогда как мною этого не было выполнено, то ВЛАСОВ назвал меня “тряпкой” лишил обещанных денег.

Кроме этого в один вечер, по договоренности с ВЛАСОВЫМ, ПОРТНОГО дает свое распоряжение в помещении РО НКВД в течение всей ночи никому не входить из рядового состава и после этого ВЛАСОВ и ПОРТНОГО собрали совещание и сказали, что по указанию ЦК ВКП(б) мы должны убить около 70 человек, причем бить будем их холодным оружием. После всех этих разговоров ВОРОБЬЕВ, ОВЧИННИКОВ и ЕМИН достали из шкафа топор, железный молот и сказали — вот чем будем убивать сегодня человек 30. Будем рубить головы и крохи мяса закапывать в могилы, подготовленные сторожем кладбища, который очевидец этого дела. Приводили из тюрьмы по 15—20 человек, вязали им в помещении ЗАГСа руки, ложили в сани, а сверху валили одеяла и садились сами. По приезду на могилу ЕМИН, АНТИПОВ и другие брали по одному из саней и подносили его туловище на плаху, а ВОРОБЬЕВ и ОВЧИННИКОВ рубили топором, а после куски этого мяса бросали в могилу и вот таким образом они в течении 3-х суток уничтожили большое количество человек. Нужно сказать, что до отъезда на могилу ВЛАСОВ, ПОРТНОГО поили всех водкой в кабинете у ПОРТНОГО, а когда возвращались с могилы, пили водку на квартире у ОВЧИННИКОВА. Водкой поили курсантов, работающих на практике из Ворошиловской школы. Одежду свою забрызганную кровью жгли в огне и также жгли вещи убитых. К этой работе был привлечен Начальник тюрьмы МИХАЙЛОВ. Особенно издевались ОВЧИННИКОВ и ВОРОБЬЕВ, а после выпивки-водки ОВЧИННИКОВ выступал в сильном самоопьянении и говорил в присутствии своей жены, что “молодцы мы с ВОРОБЬЕВЫМ, не имея практики, рубили человеческое тело как репу”. Мне хорошо известно, что они пьянствовали на гос. средства в течение всей операции и доходило до массовых скандалов о том, что ОВЧИННИКОВ приписывал все эти заслуги себе, а ВЛАСОВ выступая говорил, что мое руководство было, а поэтому мои заслуги. Не случайно у т. ОВЧИННИКОВА в Белозерском РО НКВД два самоубийства и оба совершены на почве систематической пьянки. В этом деле должны нести ответственность и руководящие работники Управления, как то, ЖУПАХИН и БЕНЮК Начальник ОК НКВД по ВО, ибо они способствовали и способствуют в настоящее время.

В 1938 г. меня выдвинули на работу Пом. опер, уполномоченного УТБ в Кадуйское РО НКВД, куда был в порядке выдвижения начальником назначен ОВЧИННИКОВ Василий Дмитриевич. Узнав БЕНЮК, что я знаю о преступных действиях по Белозерскому РО НКВД в отношении ОВЧИННИКОВА, он вызвал меня к себе в кабинет и стал изыскивать на меня компрометирующие материалы с целью уволить из органов НКВД. Он сказал, что я не выполняю указаний ОВЧИННИКОВА и не пишу протоколов допроса, так как пишет ОВЧИННИКОВ, а ОВЧИННИКОВ на протяжении ряда лет имеет стандартную форму допросов — об этом известно всему составу Белозерского РО НКВД. Дальше он говорит: Ты еще в 1937 г. не хотел выполнять наши указания, а когда ему повторил я, что Ваши указания не соответствуют с постановлением ЦК ВКП(б) и об этих указаниях я хочу сообщить т. ОВЧИННИКОВУ в Обком ВКП(б), тогда он, БЕНЮК, сказал: “Какое отношение имеет ОВЧИННИКОВ и Обком к нашей работе, к нашему руководству” и после этого обозвал меня “болтуном” и “треплом”. После этого предупредил в отношении подписки о неразглашении. В этот же день уволил меня из органов УТБ НКВД и меня перевел в милицию, где и работаю в настоящее время.

В декабре месяце 1938 г. по этому делу мною было сказано Особоуполномоченному УНКВД по ВО СУКОНКИНУ, но последний мер к расследованию совершенно не принял и не придал значения этому делу, так как по его мнению это дело не имеет никакого значения, тогда как я ему подробно изложил о всех действиях Белозерского РО НКВД. Где был организован настоящий фашистский застенок и эти работники Белозерского РО ПОРТНОГО, ОВЧИННИКОВ стоят в большом почете у руководства по Вологодской области УНКВД. Если потребуется, могу подробно доложить о всех действиях, которых я еще не указал здесь. Анисимов» (78).

В материалах «комиссии Шверника» приведены и другие факты нарушения законности в органах НКВД Вологодской области. В частности, о незаконном осуждении к высшей мере наказания заключенных Вологодской и Грязовецкой тюрем ГУГБ НКВД СССР, отбывавших наказание по приговорам Военной коллегии Верховного суда и Особого совещания при НКВД СССР, которые, «находясь в заключении, продолжали вести активную борьбу с Советской властью».Так, 23 ноября 1937 г. были осуждены 25 заключенных Вологодской тюрьмы. 1 декабря 1937 г. были осуждены 15 заключенных Грязовецкой тюрьмы, 17 января 1938 г. 15 заключенных Вологодской и 8 заключенных Грязовецкой тюрем. 7 декабря 1937 г. «...за проведение контрреволюционной агитации, срыв политико-воспитательных и общих мероприятий, нарушение режима к ВМН были приговорены 100 заключенных НТК № 14 УНКВД по Вологодской области».

В письме А.Я. Вышинского от 1 февраля 1939 г. И.В. Сталину и В.М. Молотову о результатах расследования нарушений в Вологодском УНКВД подтверждены и дополнены факты, изложенные в докладной записке Анисимова и детально описана процедура «следственных действий»: «Бывш. начальник Белозерского оперсектора УНКВД лейтенант госбезопасности Власов, получив задание о разработке и выявлении кулацких, антисоветских элементов, занимающихся к/р деятельностью, вместо честно и добросовестного выполнения этого задания встал на путь подлогов и фабрикации фиктивных дел. В этих целях Власов и работники оперсектора сержант госбезопасности Воробьев, старший лейтенант, чекист запаса Емин, сотрудник Левашов и прикомандированный к оперсектору начальник пограничной школы в Ленинграде капитан Антипов прибыли в исправительно-трудовую колонию № 14 под видом “медицинской комиссии”, якобы для отбора и направления осужденных в другие колонии. Отобрав здесь из отбывающих наказание 100 человек, Власов и его сотрудники составили подложные протоколы допросов обвиняемых, якобы сознавшихся в совершении тягчайших государственных преступлений. Подписи обвиняемых на этих протоколах были получены под видом подписей на “свидетельствах о болезни”. Сфабрикованные таким образом дела были переданы на рассмотрение во вне судебном порядке на Тройку при УНКВД по Вологодской области и все 100 человек были расстреляны. Власов, Емин, Воробьев, Левашов и начальник Белозерского РО НКВД Портнаго во время допросов доходили до изуверства, применяя к допрашиваемым всевозможные пытки. Дело дошло до того, что во время допросов этими лицами четверо допрашиваемых были убиты...» (79).

«Искривления социалистической законности» имели место не только в Вологодской области. По единоличным распоряжениям начальника УНКВД по Житомирской области Вяткина в 1937—1938 гг. расстреляно свыше четырех тысяч арестованных, среди которых были беременные женщины и несовершеннолетние дети. В момент расследования этого факта выяснилось, что более чем на две тысячи расстрелянных протоколы членами «тройки» не подписаны и на многих из расстрелянных не оказалось даже следственных дел (80). В Ленинграде в августе—ноябре 1937 г. по расследуемому делу арестовали 53 человека, в том числе 51 глухонемого, обвинив их в подготовке террористических актов против Жданова, Молотова и Сталина. По решению «тройки» все эти лица были осуждены, причем 34 человека расстреляны. На 1 июля 1938 г. по Свердловской области значились осужденными 9853 поляка и 1237 латышей. В конце того же года была проведена выборочная проверка дела на 4123 поляков и 237 латышей. Выяснилось, что из осужденных по проверенным делам поляками по национальности являлись только 390 человек, а латышами — 12 человек (81).

«Тройки» рассматривали дела в отсутствие обвиняемых, десятки и даже сотни дел на каждом заседании. По воспоминаниям бывшего чекиста М.П. Шрейдера, проработавшего на руководящих должностях в системе НКВД до 1938 г. и затем арестованного, порядок работы «тройки» по Ивановской области был следующий: составлялся так называемый «альбом», на каждой странице которого значились имя, отчество, фамилия, год рождения и совершенное «преступление» арестованного. При просмотре «альбома» начальник областного управления НКВД красным карандашом писал на каждой странице большую букву «Р» и расписывался, что означало «расстрел». В тот же вечер или ночью приговор приводился в исполнение. Обычно на следующий день страницы «альбома» подписывали другие члены «тройки» (82). Протоколы заседания «троек» направлялись начальникам оперативных групп НКВД для приведения приговоров в исполнение. Приказ устанавливал, что приговоры по «первой категории» приводятся в исполнение в местах и порядком по указанию наркомов внутренних дел, начальников областных управлений и отделов НКВД с обязательным полным сохранением в тайне времени и места приведения приговора в исполнение. Подбору мест расстрелов и массовых захоронений в НКВД уделялось большое внимание. 25 июля 1937 г. начальник УНКВД по Западно-Сибирскому краю Миронов С.Н., который впоследствии был сам расстрелян, на совещании так инструктировал начальников оперсекторов управлений НКВД: «Чем должен быть занят начальник оперсектора, когда он приедет на место? Найти место, где будут приводиться приговора в исполнение, и место, где закапывать трупы. Если это будет в лесу, нужно, чтобы заранее был срезан дерн и потом этим дерном покрыть это место, с тем, чтобы всячески конспирировать место, где приведен приговор в исполнение — потому что все эти места могут стать для контриков, для церковников местом религиозного фанатизма. Аппарат никоим образом не должен знать ни место приведения приговоров, ни количество, над которым приведены приговора в исполнение, ничего не должен знать абсолютно — потому что наш собственный аппарат может стать распространителем этих сведений» (83).

8 августа 1937 г. заместитель Ежова Фриновский направил телеграмму: «Всем начальникам УНКВД. В дополнение оперприказа № 00447. Приговора троек объявлять осужденным только второй категории. Первой категории — не объявлять. Повторяю — не объявлять. Фриновский». В результате обреченные на смерть узнавали о своей участи лишь на месте расстрела. В годы массовых репрессий приведение приговоров в исполнение осуществляли сотрудники тюрем и так называемые «расстрельные» команды, в которые входило по четыре-пять сотрудников НКВД. В официальных документах 1930—1940-х гг. для обозначения исполнителей приговоров использовался термин «сотрудники для особых поручений».

В период Большого террора 1937—1938 гг. для массовых расстрелов привлекались также оперативные работники органов безопасности, следователи, сотрудники милиции и даже штатские партийные активисты. Исполнители пользовались личным оружием, обычно это был наган, который они считали самым подходящим оружием. Стреляли с расстояния менее метра в левую часть затылка или под череп, в шею снизу вверх, целясь в первый шейный позвонок. В этом месте находится нервный узел, соединяющий мозг со всем телом, и при его разрушении смерть наступает мгновенно.

Изучая акты на списание патронов у расстрельных команд, исследователи пришли к выводу, что в ряде случаев в одного казнимого стреляли два-три раза с контрольным выстрелом. Расстреливали, как правило, партиями. Расстрелянных на территории тюрем раздевали до белья или донага. Обнаруженные в 1979 г. многочисленные мумифицированные трупы на размытой Обью территории колпашевской тюрьмы и в других, ставших известными, местах массовых захоронений были в нижнем белье. При казнях за городом, как показывают раскопки последних лет, в могилах обнаруживают обувь и остатки верхней одежды. Технология расстрелов и беспредельный цинизм «органов правосудия» видны из материалов дела дважды расстрелянного крестьянина колхоза «Труженик» Ново-Борчатского сельсовета Крапивинского района Кемеровской области Г.Н. Чазова. Григория Чазова арестовали 5 декабря 1937 г., 19 февраля следующего года он был допрошен фельдъегерем Крапивинского райотдела НКВД Н. Молевым, протокол подписал не читая. Шесть дней спустя был переведен в Кемеровскую тюрьму, а 20 марта 1938 г. в отделение Кемеровской тюрьмы в селе Ягуново, где содержались 312 человек, в том числе и его 63-летний отец Николай Чазов. 22 марта около девяти вечера всем заключенным было приказано немедленно собраться для отправки на этап. Их по одному выводили из камеры и направляли за дом, где уже была приготовлена братская могила. Чазова комендант тюрьмы сзади ударил по голове, «а двое неизвестных, насунув ему шапку на глаза, повели за дом и сильным толчком бросили в глубокую яму». Упав в яму, Чазов почувствовал под собой тела стонущих людей. По этим людям неизвестные ему лица ходили и стреляли в них. Чазов, лежа между трупами, не шевелился и таким образом остался жив. А когда расстреливавшие люди уехали, оставив яму не закопанной, — вылез и пошел домой в колхоз, находившийся за 45 километров от места происшествия».

Вместе с братом Федором Григорий Чазов 4 апреля того же года приехал в Москву, и из приемной М.И Калинина они оба были направлены в Прокуратуру СССР. На следующий день их допросил дежурный прокурор Главной военной прокуратуры военюрист 1-го ранга Качанов и затем доложил по существу дела начальнице 2-го отдела ГВП военюристу 1-го ранга Софье Ульяновой. С санкции армвоенюриста Н.С. Розовского оба брата были арестованы (Федор — как укрыватель беглеца). Прокурор Г.К. Рогинский написал первому заместителю наркома внутренних дел Фриновскому о необходимости проверки дела и привлечения к ответственности лиц, «небрежно выполнивших приговор о расстреле». В июне 1938 г. Григорий Чазов был повторно расстрелян в Москве, а его брат по докладу Рогинского как социально вредный элемент осужден на 5 лет заключения и отправлен на Колыму. Дело № 33160 на Чазова и еще 16 человек (все осуждены к расстрелу) было сфабриковано с образцовой грубостью и цинизмом: обвинительное заключение составлено 19 января 1938 г., а допросы проведены — с 16 по 19 февраля. Чазова обвиняли в поджоге Тайгинского пихтового завода, отравлении стрихнином трех колхозных лошадей, поджоге тока с соломой и антисоветских разговорах. Ни документов, ни свидетельских показаний в деле не было.

В 1939 г. Прокуратура СССР внесла протест на решение по делу о расстреле Чазова, не проведя расследования в отношении 16 его подельников. Случаи с обнаружением могил и побегами из-под расстрела сильно компрометировали чекистское начальство. Из НКВД СССР в Новосибирск отправили требование выяснить обстоятельства «небрежного» расстрела, тем более что случаи деконспирации казней в Новосибирской области были и ранее. Бывший начальник Новосибирского УНКВД Горбач на следствии в конце 1938 г. показал, что в результате его «вредительской работы» в г. Ленинске-Кузнецком массовые операции по арестам кулацкого элемента задели также середняков «и, кроме того, там приговора в исполнение были приведены в таком месте и так, что на второй день какой-то человек натолкнулся на место, где был обнаружен труп». Указал Горбач и на промашку с Чазовым: в Кемеровском горотделе НКВД, согласно его показаниям, один из осужденных к ВМН «фактически не был расстрелян, после операции ушел и явился в Москве, кажется, в приемную М.И. Калинина» (84).

Поражает интенсивность расстрелов. Так, в небольшом городе Минусинске за август 1938 г. было расстреляно 310 человек, а своеобразный «рекорд» был поставлен в ночь на 8 декабря 1937 г. — 222 расстрела. В Славгороде «рекорд» был поставлен 22 января 1938 г. (298 расстрелов), в Тобольске 14 октября 1937 г. (217 расстрелов). Так как сотрудники УНКВД в маленьких провинциальных городах были малочисленны и с таким объемом расстрелов не справлялись, к исполнениям приговоров привлекались работники милиции, красноармейцы и партактив. Начальник УНКВД по Куйбышевской области 4 августа 1937 г. своим постановлением особо запретил привлекать к расстрелам красноармейцев и рядовой милицейский состав, в Тобольске 22 апреля 1938 г. отдельным постановлением было запрещено привлекать к расстрелам партактив (85).

Однако в годы Большого террора применялись и более жестокие методы казней. Так, в небольшом городе Куйбышеве Новосибирской области прямо в здании райотдела НКВД жертвы подвергались удушению. Бывший начальник Куйбышевского оперсектора УНКВД по Новосибирской области Л.И. Лихачевский, арестованный за нарушения законности, в августе 1940 г. показывал: «Осуждено к ВМН за 1937— 1938 гг. по Куйбышевскому оперсектору было около 2 тыс. человек. У нас применялось два вида исполнения приговоров — расстрел и удушение. Сжиганием не занимались. Сжигали только трупы. Всего удушили примерно 600 человек. Постоянными участниками этих операций были Плотников, Малышев, Иванов, Урзля, Вардугин и другие работники как НКВД, так и милиции. Операции проводились таким путем: в одной комнате группа в 5 человек связывала осужденного, а затем заводили в другую комнату, где веревкой душили. Всего уходило на каждого человека по одной минуте, не больше». Лихачевский также добавил: «При исполнении приговоров в первой комнате сидел я и проверял личность осужденного, затем после меня (его) заводили в другую комнату, где связывали, а затем оттуда выводили в третью комнату, где и расстреливали». По каким-то причинам одно время «в условиях Куйбышевского района» расстреливать было нельзя, «и я отдал распоряжение согласно указанию начальника Управления применять удушение. Всего было задушено человек 500—600».

Некоторые из палачей соревновались в умении убить осужденного с одного удара ногой в пах. Казнимым забивали рот кляпом, причем у С. Иванова был специальный рожок, которым он раздирал рты, выворачивая зубы сопротивляющимся. Этот садист расхаживал во время «ликвидаций» в белом халате, за что «коллеги» прозвали его «врачом». Тройка палачей (Лихачевский, Малышев и Иванов) трибуналом войск НКВД Западно-Сибирского округа 27—29 августа 1940 г. была осуждена к высшей мере. Никто из них в последнем слове не выразил сочувствия к своим жертвам — говорили только о собственной невиновности и расстройстве здоровья от усиленной работы по исполнению (86).

В «Записке Комиссии Президиума ЦК КПСС о результатах работы по расследованию причин репрессий и обстоятельств политических процессов 30-х годов» сказано: «Работники Белозерского райотдела НКВД Вологодской области Анисимов, Воробьев, Овчинников, Антипин и другие в декабре 1937 г. вывезли в поле 55 человек, осужденных “тройкой” к расстрелу, и порубили их топорами. (Сначала били приговоренных арестованных молотом по голове, а затем клали на плаху.) В том же райотделе поленьями убили 70-летнюю старуху и 36-летнюю женщину-инвалида» (87).

С 1939 г. близким казненных не сообщалось об их расстреле. На вопросы родственников отвечали, что их отец, муж или брат «осужден к 10 годам ИТЛ без права переписки и передач». С осени 1945 г. на запросы стали отвечать, что «осужденный умер в местах лишения свободы».

В ходе репрессий для получения признательных показаний в широких масштабах применялись пытки. В записке комиссии Н.М. Шверника в Президиум ЦК КПСС отмечено, что арестованные, которые старались доказать свою невиновность и не давали требуемых показаний, как правило, подвергались мучительным пыткам и истязаниям. К ним применялись так называемые «стойки», «конвейерные допросы», заключение в карцер, содержание в специально оборудованных сырых, холодных или очень жарких помещениях, лишение сна, пищи, воды, избиения и различного рода пытки. В записке, среди фактов пыток, приводится выдержка из письма заместителя командующего Забайкальским военным округом комкора Лисовского: «...Били жестоко, со злобой. Десять суток не дали минуты сна, не прекращая истязаний. После этого послали в карцер... По 7—8 часов держали на коленях с поднятыми вверх руками или сгибали головой под стол и в таком положении я стоял также по 7—8 часов. Кожа на коленях вся слезла, и я стоял на живом мясе. Эти пытки сопровождались ударами по голове, спине» (88).

Во времена хрущевской «оттепели» советская прокуратура осуществила проверку ряда политических процессов и групповых судебных дел. Во всех случаях проверка вскрыла факты грубой фальсификации дел, когда «признательные показания» были получены под пытками. Специальная комиссия ЦК КПСС под руководством секретаря ЦК П.Н. Поспелова также подтвердила, что имели место «факты незаконных репрессий, фальсификации следственных дел, применения пыток и истязаний заключенных» (89).

Один из первых пяти советских маршалов, первый кавалер почетных боевых орденов Красного Знамени и Красной Звезды, «судья» на процессе по делу Тухачевского и других военачальников, Василий Константинович Блюхер скончался от жестоких пыток в Лефортовской тюрьме НКВД 9 ноября 1938 г. Во время пыток у него был выбит глаз. По приказу Сталина его тело отвезли для медицинского освидетельствования в печально известную Бутырку и сожгли в крематории. (По заключению «судмедэксперта», смерть наступила от закупорки легочной артерии тромбом, образовавшимся в венах таза.) Через 4 месяца после убийства, 10 марта 1939 г., судебная инстанция приговорила мертвого маршала к высшей мере наказания за «шпионаж в пользу Японии», «участие в антисоветской организации правых и в военном заговоре». Этим же решением к расстрелу были приговорены первая жена Блюхера Галина Покровская и жена его брата Лидия Богуцкая. Через четыре дня расстреляли его вторую жену, Галину Кольчугину, а третью — Глафиру Безверхову, Особое совещание при НКВД СССР приговорило к восьми годам исправительно-трудовых лагерей. Был расстрелян и брат Василия Константиновича, капитан Павел Блюхер — командир авиазвена при штабе ВВС ОКДВА. До ареста Блюхера были брошены в казематы НКВД его порученец Павлов и шофер Жданов. Из пяти детей маршала от трех браков старшую — Зою Белову, в апреле 1951 г. осудили на 5 лет ссылки, судьба самого младшего, Василина (на момент ареста Блюхера 24 октября 1938 г. ему было 8 месяцев), неизвестна. Василий Константинович Блюхер и все члены его семьи реабилитированы (90).

Конструктору первых советских ракетно-космических систем, первому гражданину СССР, которому звание Героя Социалистического Труда было присвоено во время пребывания в заключении, Сергею Павловичу Королеву во время допросов сломали челюсти и вызвали сотрясение мозга. Видному партийному деятелю, кандидату в члены Политбюро Р.И. Эйхе и деятелю литовской Компартии З.И. Ангаретису во время «следствия» сломали позвоночники, сотруднику Коминтерна В.Г. Кнориныпу паяльной лампой жгли спину (91).

Маршал Советского Союза Константин Константинович Рокоссовский провел три года в сталинских застенках, где его пытали и выбили передние зубы. Затем была реабилитация и Великая Отечественная. Битва за Москву, Сталинградское сражение, Курская битва. Рокоссовский был главным идеологом крупнейшей за всю историю войн операции «Багратион».

Герой Советского Союза генерал Горбатов Александр Васильевич, вспоминая дни, проведенные в сталинских застенках, пишет «...Прошло три дня. Начались вызовы к следователю. Сперва они ничем не отличались от допросов, которые были на Лубянке. Только следователь был здесь грубее, площадная брань и слова “изменник”, “предатель” были больше в ходу». «...Допросов с пристрастием было пять с промежутком двое-трое суток; иногда я возвращался в камеру на носилках. Затем дней двадцать мне давали отдышаться» (92: 123).

Видный чекист Михаил Шредер также оставил свидетельства о пыточных застенках в НКВД в 1930-е гг. «...Я категорически отказался от дачи ложных показаний. В это время в кабинет вошел Минаев и спросил Ильицкого: — Ну что, эта фашистская б... все еще не дает показаний? — Ты сам фашистская сволочь, — вне себя заорал я. — Ты же лучше других знаешь меня как работника, преданного делу партии. — Не смей говорить о партии, фашистский гад, — закричал Минаев, снова изо всей силы ударил меня по лицу, а затем сказал: — Обработайте его так, чтобы он не мог узнать свою собственную задницу. Тут же появились несколько молодцов. Избиение было настолько сильным, что обратно в камеру я уже идти не мог и меня, окровавленного, в полубессознательном состоянии, отволокли туда вахтеры...» (93: 124).

Всеохватывающую и ужасающую картину пыток дает Солженицын в «Архипелаге ГУЛАГ». В главе, посвященной следствию, на основе многочисленных свидетельств людей, прошедших сквозь ад советских застенков, перечислены мыслимые и немыслимые виды истязаний и пыток. Тут и многодневная выдержка подследственного без сна — «стойка», самый распространенный метод, и многочасовое стояние на коленях, и сидение на краю или ножке стула... «Ну а всех способов битья и не перечислить: плетками, резиновыми палками, мешками с песком, наконец, и вовсе бесхитростно — кулаками и ногами. Были и экзотические приемы, например, тесный бокс с клопами». В 1937—1938 гг., отмечает Солженицын, виды пыток не регламентировались — «допускалась любая самодеятельность». «Ни хозяйственный аппарат НКВД, ни тем более советская промышленность не озаботились снабдить следователей годным для пыток инвентарем. Из положения выходили кто как. Сами мастерили и приспосабливали к делу — туго скрученные жгуты из веревки или из проволоки, резиновые или кожаные плетки с грузом и без, цепи, куски шлангов, резиновые дубинки из автопокрышек и т. п.».

Арестованный начальник 1-го отдела ГУГБ НКВД СССР И.Я. Дагин в показаниях от 15 ноября 1938 г. сообщал: «Ежов... пристально посмотрел на меня и сказал: “Был у меня такой хороший приятель Марьясин... вместе с ним работали мы в ЦК. Марьясин пошел против нашего дела, и за это по моему указанию его каждый день били... Дело Марьясина было давно закончено, назначалось к слушанию, но каждый день откладывалось по моему распоряжению для того, чтобы продолжать избивать Марьясина. Я велел отрезать ему ухо, нос, выколоть глаза, резать Марьясина на куски. И так будет со всеми”». (Очевидно, речь идет о Льве Ефимовиче Марьясине, советском государственном и партийном деятеле, председателе Госбанка СССР, близком друге и собутыльнике Ежова, расстрелянном в Москве 10 сентября 1937 г.) (94).

Избиение и пытки арестованных во время следствия были заурядным и массовым явлением и практиковались во всех республиканских и областных управлениях НКВД. Начальник отдела УГБ НКВД Белоруссии Сотников писал в своем объяснении: «Примерно с сентября месяца 1937 г. всех арестованных на допросах избивали... Среди следователей шло соревнование, кто больше “расколет”. Эта установка исходила от Бермана (бывший наркомвнудел Белоруссии), который на одном из совещаний следователей наркомата сказал:...Каждый следователь должен давать не менее одного разоблачения в день... Избиение арестованных, пытки, доходившие до садизма, стали основными методами допроса. Считалось позорным, если у следователя нет ни одного признания в день. В наркомате был сплошной стон и крик, который можно было слышать за квартал от наркомата. В этом особенно отличался следственный отдел».

По этому же вопросу начальник 3-го отдела УТБ НКВД БССР Геп-штейн показал: «В августе месяце в Белоруссии согласно приказу НКВД была начата широкая операция по польской агентуре... Во второй половине октября 1937 г. вернулся из Москвы Берман и заявил мне, что мы, оказывается, очень резко отстали от всех без исключения УНКВД Союза, что в Ленинграде разоблачено 2000 человек, на Украине 4000 человек и что поэтому нам необходимо резко перестроить всю работу. Берман предложил мне созвать совещание следователей, на котором он даст указания... Берман заслушал доклад каждого следователя, и здесь, на этом совещании, впервые и была дана установка о том, что арестованных можно бить, о том, что протоколы должны быть короткими, что по групповым делам надо включать арестованных в альбом каждого сразу по мере отработки, а не всей группой... В Минске вскоре началось поголовное битье арестованных. Это распространилось чрезвычайно быстро и широко во всех остальных отделах наркомата».

Кроме побоев в НКВД Белорусской ССР применялись и другие виды пыток: арестованных затягивали в смирительные рубашки, обливали водой и выставляли на мороз, вливали в нос нашатырный спирт, издевательски называемый «каплями искренности» (95).

В НКВД Туркменской ССР арестованных сажали в дезкамеру, насыщенную слабой концентрацией хлорпикрина, в летнюю жару выставляли на солнцепек, смазывали волосы клеем, а когда клей высыхал, прочесывали голову гребнем. В УНКВД по Житомирской области во время «следствия» возникали нежелательные специфические проблемы. Как отмечалось в справке секретариата НКВД от 8 января 1939 г., описывавшей примеры беззакония в годы Большого террора: «В результате жестокого избиения з/к крики и стоны последних были слышны на улице, что могло стать достоянием масс» (96).

В УНКВД по Ленинградской области каждому следователю был установлен лимит — за день не менее пяти «признаний». И следователи старались. Арестованный в 1937-м в Ленинграде комсомольский активист А.К. Тамми, которому запомнились, по его выражению, только садисты из садистов, писал: «...Карпов сначала молотил табуреткой, а затем душил кожаным ремнем, медленно его закручивая»... Вероятно, речь идет о Георгии Карпове — будущем генерале и председателе Совета по делам Русской православной церкви. Хотя в то же время в Ленинградском НКВД работал и другой чекист — Иван Карпов, также сделавший карьеру, — с 1954-го он возглавил КГБ Эстонии. Ни тот, ни другой за «искривления социалистической законности» наказаны не были. Особенно ретиво выполняли указания вождя о «выкорчевывании» врагов народа его земляки — грузинские чекисты. Их деятельность можно наглядно представить, например, по показаниям подследственных по делу бывшего министра внутренних дел Грузии Рушадзе. Бывший начальник Тбилисской тюрьмы Окрошидзе на допросе в июне 1954 г. показал об избиениях арестованного командира грузинской дивизии комдива Буачидзе: «...все тело Буачидзе было покрыто сплошными синяками и кровоподтеками. Он не мог мочиться естественным способом, т. к., видимо, у него был поврежден мочевой пузырь, и моча выходила через живот... Буачидзе был уже в предсмертной агонии... на следующий день он скончался» (97).

Свидетель Свиридов, допрошенный в январе 1954 г. по тому же делу, показал об избиениях в 1937 г. арестованного пчеловода совхоза Лет-кемана: «Рухадзе, я это видел лично, бил Леткемана кулаком в живот и по голове, бил его веревочным шнуром, а однажды дошел до того, что привязал к половым органам Леткемана шпагат и стал дергать его, требуя показаний от Леткемана. Я в это время составлял протокол допроса Леткемана и лично видел эту картину» (98).

Избиения и истязания быстро вошли в арсенал средств «следствия» и стали привычкой. Чекисты били осужденных даже когда везли их к месту казни, в чем не было никакого практического смысла. Очевидец расстрелов, бывший сотрудник НКВД Грузинской ССР Глонти на допросе в КГБ 10 июня 1954 г. показал: «Жуткие сцены разыгрывались непосредственно на месте расстрелов. Кримян, Хазан, Савицкий, Парамонов, Алсаян, Кобулов... как цепные псы набрасывались на совершенно беспомощных, связанных веревками людей, и нещадно избивали их рукоятками от пистолетов» (99).

Особо свирепствовали грузинские чекисты по отношению к своим, приговоренным к смерти, коллегам. Осужденного Михаила Дзидзигури начали избивать на глазах других осужденных, как только все они были размещены в грузовой машине, чтобы следовать к месту расстрела. Его били рукоятками пистолетов и убили еще до расстрела. Перед расстрелом били также бывшего чекиста Морковина. «Савицкий и Кримян обвиняли его в том, что он не присваивал им очередные специальные звания, и издевательски спрашивали его: “Ну как, теперь ты присвоишь нам звания?”» Парамонов во дворе внутренней тюрьмы насмерть забил осужденного чекиста Зеленцова, и в машину, следовавшую к месту расстрела, его отнесли уже мертвого. Парамонов пояснил и причину расправы: его бывший начальник ему «жизни не давал». На месте расстрела уже били всех подряд. В обвинительном заключении по делу Савицкого, Кримяна, Парамонова и других бывших работников НКВД Грузии, осужденных в 1955 г., отмечено, что указание об избиениях приговоренных к смерти им дал первый секретарь ЦК КП(б) Грузии Берия: «Перед тем как им идти на тот свет, набейте им морду» (100).

От пыток в Тбилисской тюрьме скончался известный грузинский композитор и дирижер Е.С. Микеладзе, которому, по слухам, Берия лично проткнул уши. В результате истязаний и пыток многие арестованные умирали, кончали жизнь самоубийством, становились калеками, сходили с ума. Так умерли во время следствия в НКВД СССР подвергавшиеся жестоким избиениям ответственный работник Коминтерна Анвельт, начальник Политуправления наркомата совхозов Соме. Через день после ареста скончался член ЦК ВКП(б), заведующий отделом ЦК партии Бауман (101).

Покончили жизнь самоубийством, будучи арестованными, председатель СНК Белорусской ССР Голодед, заведующий секретариатом председателя СНК СССР Могильный, второй секретарь Саратовского обкома ВКП(б) Липендин и другие. По свидетельству бывшего врача Лефортовской тюрьмы Розенблюм, с декабря 1936 по январь 1938 г. в этой тюрьме было зарегистрировано 49 случаев смерти арестованных от побоев и истощения (102).

Пытки подследственных сочетались с методами психологического воздействия. Чекисты давали задание внутрикамерной агентуре уговаривать арестованных «сознаться» в несовершенных преступлениях. Когда и это не помогало — попросту подделывали подписи арестованных под протоколами допросов.

Пытки не исчезли из арсенала сталинской госбезопасности и после окончания Большого террора. Главный прокурор ВМФ направил 3 января 1940 г. письменную жалобу начальнику Особых отделов ГУГБ НКВД Бочкову и Прокурору СССР Панкратьеву о нарушениях закона в Особом отделе Черноморского флота. И, в частности, сообщал, что на вопрос о практикуемых там в ходе следствия избиениях начальник Особого отдела флота Лебедев открыто заявил прокурору: «Бил и бить буду. Я имею на сей счет директиву Берия».

Большинство отечественных историков поддерживают точку зрения об управляемом характере репрессий. Эту концепцию сформулировал О. Хлевнюк в работе «Политбюро. Механизмы политической власти в 1930-е гг.». По его мнению, «чистка» 1937—1938 гг. была целенаправленной операцией, спланированной в масштабах государства. Основным и важнейшим доказательством целенаправленного воздействия высшего руководства страны на ход массовых операций является тот факт, что их начало и завершение определялись соответствующими постановлениями Политбюро ЦК ВКП(б) и советского правительства. Основной целью такой политики он считает ликвидацию «пятой колонны» — миллионов людей, обиженных политикой власти в предыдущий период (103).

Жестокое противостояние в ходе Гражданской войны, репрессии периода нэпа, многочисленные акции конца 1920-х — 1930-х гг. — чистки партии и аресты оппозиционеров, коллективизация и «раскулачивание», борьба с «саботажниками хлебозаготовок» и «расхитителями социалистической собственности», аресты и высылки после убийства Кирова и т. д. — затронули многие миллионы людей. В число «обиженных» попала значительная часть населения страны.

Произвол всегда порождает противодействие и ненависть, и, чтобы удержаться у власти, диктатура прибегает к более жестокому террору. Репрессии и насилие можно рассматривать и как необходимое условие функционирования советской экономики, основу которой составляло прямое принуждение к труду. Беспощадность сталинского руководства подпитывал и своеобразный синдром «неполноценности власти», власти «в первом поколении».

Лишь пятнадцать лет прошло со времени завершения Гражданской войны, и вожди партии еще хорошо помнили, как нелегко далась победа, сколь часто стоял вопрос о судьбе нового режима. Многие из них пережили страшные минуты неопределенности и страха за собственную жизнь, и растущая угроза новой войны, а значит, новых испытаний для власти возвращала к этим воспоминаниям.

О боязни утраты власти достаточно откровенно высказался в своих рассуждениях о событиях 1930-х гг. один из ближайших соратников Сталина и один из главных организаторов террора — В.М. Молотов.

Он говорил писателю Ф. Чуеву: «1937 г. был необходим. Если учесть, что мы после революции рубили направо-налево, одержали победу, но остатки врагов разных направлений существовали, и перед лицом грозящей опасности фашистской агрессии они могли объединиться. Мы обязаны 37-му году тем, что у нас во время войны не было пятой колонны. Ведь даже среди большевиков были и есть такие, которые хороши и преданны, когда все хорошо, когда стране и партии не грозит опасность. Но если начнется что-нибудь, они дрогнут, переметнутся. Я не считаю, что реабилитация многих военных, репрессированных в 37-м, была правильной... Вряд ли эти люди были шпионами, но с разведками связаны были, а самое главное, что в решающий момент на них надежды не было....И пострадали не только ярые какие-то правые или, не говоря уже, троцкисты, пострадали и многие колебавшиеся, которые нетвердо вели линию и в которых не было уверенности, что в трудную минуту они не выдадут, не пойдут, так сказать, на попятную....Сталин, по-моему, вел очень правильную линию: пускай лишняя голова слетит, но не будет колебаний во время войны и после войны» (104).

Таким образом, массовые репрессии в период Большого террора, по существу, были «профилактическим» мероприятием с целью «очистки» страны от потенциальных врагов сталинского режима, удержания в повиновении общества, подавления инакомыслия и оппозиционности, укрепления единоличной власти вождя. Число безвинных жертв при этом власть не интересовало, в соответствии с известным сталинским принципом — «лес рубят — щепки летят». Это не означает, конечно, что в репрессивных операциях 1937—1938 гг. не присутствовала известная доля стихийности и местной «инициативы». На официальном языке эта стихийность называлась «перегибами», «искривлениями» или «нарушениями социалистической законности». К «перегибам» относили, например, «слишком большое» количество убитых на допросах.

В новейшей отечественной историографии сложилось устойчивое представление о том, что именно Сталин является главным «творцом» трагических событий 1937—1938 гг. Существует большое количество документальных свидетельств о том, что Сталин в годы Большого террора тщательно контролировал и направлял деятельность Ежова. Он правил основные документы, готовившиеся в ведомстве Ежова, регулировал ход следствия и определял сценарии политических процессов. В период следствия по делу Тухачевского и других военачальников Сталин принимал Ежова почти ежедневно. Как следует из журнала записей посетителей кабинета Сталина, в 1937—1938 гг. Ежов побывал у вождя более 270 раз и провел у него в общей сложности более 840 часов. Это был своеобразный рекорд: чаще Ежова в сталинском кабинете появлялся только Молотов (105: Приложение 4).

Несмотря на то что большинство директив о терроре оформлялись как решения Политбюро, их истинным автором был, судя по имеющимся документам, Сталин.

Как утверждал в своих мемуарах Хрущев, значительную роль в 1937 г., помимо Сталина, играли также Молотов Ворошилов, Каганович, однако многие решения Сталин принимал единолично. За подписью Сталина на места шли директивы ЦК о проведении арестов и организации судов. В ряде случаев Сталин рассылал телеграммы с указаниями от своего имени. Например, 27 августа 1937 г. в ответ на сообщение секретаря Западного обкома партии Коротченко о ходе суда над «вредителями, орудовавшими в сельском хозяйстве Андреевского района», Сталин телеграфировал: «Советую приговорить вредителей Андреевского района к расстрелу, а о расстреле опубликовать в местной печати». Аналогичную телеграмму от своего имени в тот же день Сталин послал в Красноярский обком (106).

Сохранились собственноручные резолюции Сталина на поступавших к нему от Ежова протоколах допросов арестованных, в которых он требовал «бить». Например: 13 сентября 1937-го в письменном указании Ежову Сталин требует: «Избить Уншлихта за то, что он не выдал агентов Польши по областям (Оренбург, Новосибирск и т. п.)»; или 2 сентября 1938-го на сообщении Ежова о «вредительстве в резиновой промышленности» Сталин оставляет пометку: «Вальтер (немец)» и «избить Вальтера» (107).

До конца своих дней Сталин остался приверженцем применения пыток при дознании по политическим делам. Его жестокость в особой степени проявилась в последние годы жизни. В потоке поступавших на стол Сталина государственных бумаг все большую часть составляли протоколы допросов арестованных. Вновь были инспирированы громкие дела: «Ленинградское дело», «Дело Еврейского антифашистского комитета», «Мингрельское дело», «Дело Абакумова» и «Дело врачей», особенно беспокоившее Сталина. Ему казалось, что «вредительское» лечение» кремлевской верхушки является частью «всеобщего заговора», нити которого ведут за океан. Диктатор лично давал указания министру госбезопасности С.Д. Игнатьеву, в каком направлении вести следствие, и о применении к арестованным истязаний. Докладная записка Игнатьева Сталину от 15 ноября 1952 г. свидетельствует, что и за три с половиной месяца до смерти «вождь народов» настаивал на пытках арестованных: «Докладываю Вам, товарищ Сталин, что во исполнение Ваших указаний от 5 и 13 ноября с. г. сделано следующее:...2. К Егорову, Виноградову и Василенко применены меры физического воздействия и усилены допросы их, особенно о связях с иностранными разведками» (108).

Позднее Игнатьев описывал, как Сталин устроил ему разнос за неповоротливость и малую результативность следствия: «Работаете как официанты — в белых перчатках». Сталин внушал Игнатьеву, что чекистская работа — это «грубая мужицкая работа», а не «барская», требовал «снять белые перчатки» и приводил в пример Дзержинского, который не гнушался «грязной работой» и у которого для физических расправ «были специальные люди».

Н.С. Хрущев вспоминал, как в его присутствии разъяренный Сталин требовал от Игнатьева заковать врачей в кандалы, «бить и бить», «лупить нещадно». Сталинская жестокость зафиксирована и в его пометках «бить, бить» на многих опубликованных ныне так называемых расстрельных сталинских списках. Нарком Ежов был лишь способным и инициативным «учеником» Сталина. Он достаточно успешно справился с подготовкой нескольких открытых процессов, которые завершились полным признанием подсудимыми — видными деятелями большевистской партии — своей вины. Ежов лично участвовал в допросах и отдавал приказы о применении пыток. От НКВД, который возглавлял Ежов, исходила инициатива в проведении многих репрессивных акций. Сталин, несомненно, подталкивал Ежова к более активным действиям. В литературе неоднократно отмечался факт невиданной по интенсивности пропагандистской кампании, которая была организована вокруг НКВД и лично Ежова.

В 1937—1938 гг. Ежов получил все возможные награды и звания, занимал сразу несколько ключевых партийно-государственных постов. Его именем называли города, предприятия и колхозы. Однако Сталин расчетливо сохранял определенную дистанцию между собой и Ежовым и предпочитал возлагать «лавры» за массовое «разоблачение врагов» на НКВД и его руководителя. «Сейчас мне думается, когда я вспоминаю то время, — рассуждал в 70-е гт. по этому поводу известный советский писатель К. Симонов, — что раздувание популярности Ежова, его “ежовых рукавиц”, его железного наркомства, наверное, нисколько не придерживалось, наоборот, скорее, поощрялось Сталиным в предвидении будущего, ибо, конечно, он знал, что когда-то наступит конец тому процессу чистки, которая ему как политику и человеку, беспощадно жестокому, казалась, очевидно, неизбежной; раз так, то для этого последующего периода наготове имелся и вполне естественный первый ответчик» (109).

«Великое кровопускание» было приостановлено решением Политбюро ЦК ВКП(б) № П65/116 от 17 ноября 1938 г. «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия». Сталин и Молотов, подписавшие директиву, подвели итоги репрессий. Они положительно оценили итоги кампании против внутрипартийной оппозиции (троцкистов и бухаринцев) и массовых кампаний против кулаков, преступников, антисоветских элементов и т. д. Но в то же время подвергли острой критике допущенные НКВД и прокуратурой «ошибки», которые вызвали «нарушениями революционной законности». Это, конечно же, было допущено врагами, которым удалось проникнуть в НКВД, прокуратуру и вырвать их из-под партийного контроля.

25 ноября 1938 г. Берия возглавил НКВД. Ответственность за допущенные во время Большого террора нарушения возложили на Ежова, который был арестован 10 апреля 1939 г. и 4 февраля 1940 г. расстрелян по обвинению в сочувствии троцкизму, шпионаже и подготовке государственного переворота. Проделано это было без обычных шумных кампаний. Аккуратность, с какой убирали Ежова, свидетельствует о том, что Сталин опасался вызвать слишком широкий общественный интерес к деятельности НКВД и обстоятельствам проведения Большого террора. Ежов стал очередным «козлом отпущения», одним из тех, кто, выполнив волю вождя, расплатился жизнью во имя того, чтобы сам вождь оставался вне подозрений. Такая же судьба постигла и всех подручных Ежова: Агранова, Заковского, Реденса, Балицкого, братьев Берманов, Дагина, Кацнельсона, Фриновского и прочих. Однако далеко не все организаторы репрессий разделили судьбу своих жертв, немало было и таких, как Берия и его сподвижники, организовавшие Большой террор в Грузии, которые сделали в эти годы большую карьеру и выдвинулись на руководящие посты в государстве. 10 января 1939 г., уже после окончания Большого террора, от имени ЦК на места была разослана телеграмма, где разъяснялось, «что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 г. с разрешения ЦК ВКП», и, несмотря на то, что «впоследствии на практике метод физического воздействия был загажен мерзавцами Заковским, Литвиным, Успенским и другими», «ЦК ВКП считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь... в отношении явных и неразоружившихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод» (110).

КАЗНИ ПО СТАЛИНСКИМ СПИСКАМ

Среди 681 692 человек, расстрелянных в 1937—1938 гг. по политическим мотивам, значительную долю составляют люди, уничтоженные по личному приказу Сталина и его подручных по так называемым Сталинским спискам. В 2002 г. Обществом «Мемориал» и Архивом Президента РФ в 11 томах опубликованы 383 списка, в которых содержатся фамилии 44 477 человек, из них санкцию «вождей» на осуждение по первой категории, т.е. на расстрел, получили 38 955 человек (111).

Справедливости ради следует заметить, что упрощенный порядок уничтожения личных врагов (они же и «враги народа») по спискам был изобретен не «великим вождем всех народов». Более чем на две тысячи лет его опередил римлянин Луций Корнелий Сулла (138—78 гг. до н.э.) со своими проскрипциями. В СССР «упрощенный порядок» уничтожения «врагов народа» по Сталинским спискам впервые был применен 4 октября 1936 г., через несколько дней после назначения Ежова на должность наркома внутренних дел СССР. В этот день Политбюро рассмотрело просьбу Ежова и Вышинского санкционировать осуждение 585 человек по списку, и приняло — «опросом» — следующее постановление: «Согласиться с предложением гг. Ежова и Вышинского о мерах судебной расправы с активными участниками троцкистско-зиновьевской контрреволюционной террористической организации по первому списку в количестве 585 человек». На подлиннике решения стояли подписи: «За. Каганович, Молотов, Постышев, Андреев, Ворошилов, Ежов». Решение было принято в отсутствие Сталина, который в этот момент отдыхал в Сочи.

С февраля 1937 г. началось регулярное утверждение таких списков Сталиным и его ближайшими соратниками. Следующий список, утвержденный таким образом, датирован 27 февраля 1937 г. В нем записаны фамилии 479 человек, мерой наказания для которых был определен расстрел. Потрясает простота и деловитость при «оформлении» массовых убийств сотен людей. Так 20.08.1938 г. Ежов пишет: «Товарищу Сталину. Посылаю на утверждение 4 списка лиц, подлежащих суду, на 313, на 208, на 15 жен врагов народа, на военных работников — 200 человек. Прошу санкции осудить всех к расстрелу». Резолюция вождя не вызывает сомнений в дальнейшей судьбе 736 человек — «За. 20.08. И. Ст., В. Молотов».

Списки составляла «специальная группа» в центральном аппарате НКВД на основе справок из территориальных управлений. На списках имеются подписи и визы чекистов М.П. Фриновского, В.М. Курского, С.Г. Гендина, Я.С. Агранова, М.И. Литвина, Л.Н. Вельского, В.Е. Цесарского и И.И. Шапиро. Поданным комиссии Н.М. Шверника, которая в начале 1960-х гг. расследовала преступления сталинского режима, «вопросы о мерах наказания предрешались руководящими работниками НКВД СССР, председателем Военной Коллегии Верховного Суда СССР Ульрихом и заместителем Прокурора СССР Рогинским». Все чекисты, причастные к процедуре уничтожения «врагов народа» по Сталинским спискам, уничтожены. Зам. наркома М.П. Фриновский расстрелян 3.02.1940 г., старший майор госбезопасности С.Г. Гендин — 23.02.1939 г., комиссар госбезопасности 1-го ранга Я.С. Агранов — 1.08.1938 г., комиссар госбезопасности 2-го ранга Л.Н. Вельский — 16.10.1941 г., старший майор госбезопасности В.Е. Цесарский — 21.01.1940 г., старший майор госбезопасности И.И. Шапиро — 5.02.1940 г. Комиссары госбезопасности 3-го ранга В.М. Курский и М.И. Литвин застрелились.

Заместитель Генерального прокурора СССР (Вышинского) Г.К. Ро-гинский «за создание контрреволюционной организации в прокуратуре СССР» в 1940 г. получил 15 лет лагерей и умер в местах заключения. «Ро-гинский, как отмечалось в справке комиссии ЦК,— благодаря своей беспринципности использовался бывшим вражеским руководством НКВД в необоснованном массовом избиении партийного и советского актива. Рогинский давал санкции на аресты по простым, ничего не говорящим справкам НКВД, не проверяя дела по существу. Он по требованию НКВД давал санкции по телефону из квартиры и даже из дома отдыха». «Отговорилось далее в справке,— разлагал и развращал аппарат, устранял его от надзора за следствием, запрещал военным прокурорам, участвующим в выездных сессиях, снимать сомнительные дела на доследование или для направления в другие суды. Военным прокурорам, выезжавшим на места, запрещалось вмешиваться в следствие и осуществлять права прокурора». (Шапиро, Вельский, Гендин и Рогинский реабилитированы.)

В подписании списков принимали участие только те члены Политбюро, которые были наиболее приближены к Сталину. На списках нет автографов Калинина, Андреева, Чубаря, в то время как подпись Жданова, кандидата в члены Политбюро, встречается очень часто. Молотовым завизировано 372 списка. Собственноручные резолюции «за» и подписи Сталина сохранились на 357 списках, Каганович подписал 188, Ворошилов — 185, Жданов — 176, Микоян — 8, а вскоре расстрелянный Косиор — 5 списков. На 8 списках стоит подпись Ежова, который подписывал их не как нарком внутренних дел, а как секретарь ЦК, хотя он почти всегда присутствовал при утверждении списков. Рекорд в деле уничтожения «врагов народа» «великий вождь и учитель» Иосиф Сталин и его подручный Вячеслав Молотов поставили 12 декабря 1938 г., когда за один присест подписали сразу несколько списков и отправили на смерть 3167 человек. Именно Сталин и его подручные вынесли приговор каждому из них. Военная коллегия была лишь техническим оформителем этих заранее вынесенных приговоров.

Осуждение по спискам продолжалось и после 1938 г., хотя с приходом Л.П. Берии на пост главы НКВД СССР масштабы репрессий сократились. (За 1939 г. по обвинению в контрреволюционных преступлениях были осуждены к высшей мере наказания «всего» 2600, а за 1940 г. — 1600 человек.) Сталинские списки с этого времени стали утверждать постановлениями Политбюро. Принятое 16 февраля 1939 г. по записке Берии и Вышинского постановление Политбюро за № П68/112-оп гласило: «Дела активных врагов партии и Советской власти, входящих в руководящий состав контрреволюционной правотроцкистской, заговорщической и шпионской организации, в количестве 469 человек — передать на рассмотрение Военной коллегии Верховного суда СССР с применением Закона от 1 декабря 1934 г.». Из них расстреляны 413 человек. Решением от 8 апреля 1939 г. за № П1/217-оп, принятым также на основании записки Берии и Вышинского, Политбюро постановило «дела активных участников контрреволюционной правотроцкистской, заговорщической организации» (всего 931 человек) передать Военной коллегии Верховного суда для рассмотрения в соответствии с Законом от01.12.1934 г., причем в отношении 198 руководящих участников применить высшую меру наказания — расстрел, а остальных 733 человек приговорить к заключению в лагерь «на срок не менее 15 лет каждого».

Решением Политбюро от 17 января 1940 г. (№ П11/208-оп) на основании списка, представленного Берией Сталину, «осуждено» несколько сотен человек. В сопроводительной записке (№ 265/6) говорилось об окончании следствия в отношении арестованных «врагов ВКП(б) и Советской власти, активных участников контрреволюционной, правотроцкистской заговорщической и шпионской организации в количестве 457 человек» и о том, что НКВД считает необходимым передать их дела в Верховную коллегию для рассмотрения в порядке Закона от 01.12.1934, причем 346 человек следует приговорить к ВМН, а 111 — на сроки не менее 15 лет. «Просим Вашей санкции», — завершал записку Берия. В прилагаемом списке среди 346 человек, подлежащих расстрелу, были Исаак Бабель, Михаил Кольцов, Надежда Михайловна Бухарина-Лукина, Всеволод Мейерхольд. Большую часть списка заняли имена чекистов-«ежовцев» и членов их семей, включая Ежова и Фриновского с женой и сыном. Предложение Берии было принято без изменений.

6 сентября 1940 г. Берия попросил санкцию на передачу в Верховную коллегию дел еще на 537 человек. Из приложенного списка предполагалось 472 человека расстрелять (в том числе 41 по обвинению в принадлежности к «заговорщической организации, готовившей вооруженное восстание против правительства МНР»), а остальных 65 человек приговорить к заключению на срок не ниже 15 лет каждого.

Списочные расстрелы военного времени оформлялись решениями Государственного комитета обороны (ГКО). Так 6 сентября 1941 г. по представлению Берии Сталин подписал решение ГКО № 634 сс, санкционировавшее расстрел заключенных Орловской тюрьмы. В нем говорилось: «Применить высшую меру наказания — расстрел к 170 заключенным, разновременно осужденным за террористическую, шпионско-диверсионную и иную контрреволюционную работу. Рассмотрение материалов поручить Военной коллегии Верховного суда СССР». В 1941 г. Берия направил Сталину список на 46 «арестованных, числящихся за НКВД СССР». На этот раз вопрос был решен без формальностей. Никаких постановлений не принималось, была лишь наложена резолюция: «Расстрелять всех поименованных в списке. И.Сталин». В этом списке было несколько генералов, командующие ВВС округов, бывший нарком боеприпасов И.П. Сергеев и другие видные военные деятели. Расстрелянные генералы были арестованы по сфабрикованным обвинениям накануне и в самом начале войны (аресты начались 8 июня). 22 июля 1941 г. расстреляны командующий войсками Западного фронта генерал армии Павлов Дмитрий Григорьевич и генералы Климовских, Григорьев, Таюринский, Оборин, Коробков. Генерал Копец Иван Иванович застрелился. 16 октября 1941 г. были приведены в исполнение смертные приговоры в отношении генералов Н.А. Клича, С.А. Черных, С.М. Мищенко, Р.Ю. Клявиныпа, А.Н. Крустыньша, А.И. Дальберга и А.Я. Даннебергса. 23 октября 1941 г., в праздничный День Красной Армии, в то время, когда армия истекала кровью и задыхалась от нехватки квалифицированных кадров, по указанию «великого вождя всех времен и народов» в Куйбышеве были расстреляны еще несколько заслуженных генералов и руководителей оборонной промышленности. Вот их имена. Штерн Григорий Михайлович, генерал-полковник, начальник Главного управления ПВО Наркомата обороны СССР. Локтионов Александр Дмитриевич, генерал-полковник, с 1940 г. — командующий войсками Прибалтийского военного округа. Смушкевич Яков Владимирович, генерал-лейтенант авиации, помощник начальника Генерального штаба РККА по авиации. Савченко Георгий Косьмич, генерал-майор артиллерии, заместитель начальника Главного артиллерийского управления РККА. Рычагов Павел Васильевич — генерал-лейтенант авиации, заместитель наркома обороны СССР. Сакриер Иван Филимонович, дивизионный инженер, заместитель начальника вооружения и снабжения Главного управления ВВС РККА. Засосов Иван Иванович, полковник, временно исполняющий должность председателя артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления РККА. Володин Павел Семенович, генерал-майор авиации, начальник штаба ВВС РККА. Проскуров Иван Иосифович, генерал-лейтенант авиации, начальник штаба ВВС РККА. Склизков Степан Осипович, бригадный инженер, начальник Управления стрелкового вооружения Главного артиллерийского управления РККА. Арженухин Федор Константинович, генерал-лейтенант авиации, начальник Военной академии командного и штурманского состава ВВС РККА. Каюков Матвей Максимович, генерал-майор, генерал-адъютант при заместителе наркома обороны СССР. Соборнов Михаил Николаевич, военинженер 1-го ранга, начальник опытного отдела Технического совета Наркомата вооружения СССР. Герои Советского Союза генералы Птухин Евгений Саввич, Пумпур Петр Иванович и Шахт Эрнст Генрихович. Таубин Яков Григорьевич, конструктор стрелково-пушечного вооружения, начальник Особого конструкторского бюро № 16 Наркомата вооружения СССР, создатель первого в мире пехотного автоматического гранатомета. Нарком боеприпасов Сергеев И.П. и другие. О некоторых расстрелянных генералах стоит рассказать особо.

Григорий Михайлович Штерн служил в рядах Красной Армии с 1919 г. В 1937—1938 гг. он участвовал в гражданской войне в Испании, где был главным военным советником, а в 1938—1939 гг., когда произошло резкое обострение отношений между СССР и Японией, Штерн руководил Дальневосточной армией и Дальневосточным фронтом и тогда же получил звание Героя Советского Союза. Во время советско-финской войны 1939—1940 гг. он командовал 8-й армией. К 1941 г. в числе наград Штерна были два ордена Ленина, три ордена Красного Знамени и орден Красной Звезды.

Яков Владимирович Смушкевич свою службу в рядах Красной Армии начал в 1918 г. в должности комиссара стрелкового полка, но потом был направлен в авиацию. В 1936—1937 гг. он под псевдонимом легендарного «генерала Дугласа» принимал участие в гражданской войне в Испании, где занимал пост старшего военного советника республиканского правительства по авиации. За участие в испанской кампании Смушкевич был удостоен звания Героя Советского Союза. В мае—августе 1939 г., во время боев на реке Халхин-Гол, он командовал авиацией 1 -й армейской группы, за что вскоре был награжден второй медалью «Золотая Звезда», став, таким образом, первым в стране дважды Героем Советского Союза. С ноября 1939 г. Смушкевич — начальник ВВС РККА, командарм 2-го ранга, а с декабря 1940 г. — помощник начальника Генерального штаба РККА по авиации. Смушкевич был арестован в госпитале, вскоре после тяжелой операции ног, и в тюрьму доставлен на носилках. Его 15-летняя дочь буквально «прорвалась» к Берии, и тот пообещал ей скорое освобождение отца. Однако вскоре дочь Смушкевича вместе с его женой оказались в тюрьме.

Павел Васильевич Рычагов всю свою жизнь тоже связал с авиацией. В 1936—1939 гг. он участвовал в гражданской войне в Испании, за что получил звание Героя Советского Союза. Затем он защищал небо Китая в период начала японской оккупации, был главным советником китайского правительства по авиации. Во время советско-финской войны Рычагов командовал авиацией 9-й армии. В 1940 г. в возрасте всего 29 лет он был назначен начальником Главного управления ВВС РККА, а в феврале 1941 г. — заместителем народного комиссара обороны СССР по авиации. Вместе с ним была расстреляна и его жена, известная летчица Мария Петровна Нестеренко, которая вышла замуж за Рычагова после испанской войны. Все расстрелянные генералы реабилитированы.

Известен послевоенный список, который 11 апреля 1950 г. представил Сталину министр государственной безопасности В. Абакумов. Всех 35 человек, названных в этом списке, осудили и расстреляли в апреле 1950 г. 12 августа 1952 г. в подвалах Лубянки по обвинению в космополитизме были расстреляны 13 членов президиума Еврейского антифашистского комитета, в том числе такие видные еврейские литераторы, как Лев Квитко, Перец Маркиш, Давид Бергельсон и Давид Гофштейн.

Под топор сталинской гильотины попадали и сотрудники карательных органов, которых иногда убирали и как нежелательных свидетелей. В число казненных вошли и бывшие руководящие работники ВЧК — «соратники Дзержинского». Всего по Сталинским спискам в период с 1 октября 1936 по 15 августа 1938 г. было арестовано 2273 сотрудника госбезопасности, из них за «контрреволюционные преступления» — 1862 человека. После прихода Берии, в 1939 г., к ним прибавилось еще 937 человек. Приговоры на видных сотрудников НКВД оформлялись «особым образом». В их следственных делах отсутствуют как протоколы об окончании следствия, так и приговоры. Их и уничтожали в так называемом особом порядке. После утверждения Сталиным и ближайшими членами его окружения расстрельного списка жертву без судебной процедуры выдавали коменданту Военной коллегии Верховного суда СССР с предписанием расстрелять. Предписания выполнялись от руки, что говорило об особой секретности данной категории расстрелов.

КАЗНИ В ГУЛАГе

Главное Управление ОГПУ-НКВД, осуществлявшее руководство системой исправительно-трудовых лагерей (ГУЛАГ), б^шо создано по личному приказу И.В. Сталина в 1929 г. и объединяло 53 лагеря с тысячами лагерных отделений и пунктов, 425 колоний и более 2000 спец. комендатур. Организаторами и первыми руководителями ГУЛАГа были: Ф.И. Эйхманс (апрель — июнь 1930), Л.И. Коган (до 9 июня 1932), М.Д. Берман (до 16 августа 1937), И.И. Плинер (до 16 ноября 1938). (Расстреляны в 1937—1938 гг. Реабилитированы.)

В 1936—1937 гг. управления ГУЛАГа в регионах возглавляли: заместитель начальника ГУЛАГа Фирин Самуил Яковлевич; начальники концлагерей: в Украине — Кацнельсон, Белицкий; в Карелии — Коган Самуил Львович; в Северной области — Финкелыитейн; на Соловецких островах — Серпуховский; в Московской области — Раппопорт, Абра-мопольский, Файвидович, Зелигман, Шкляр, Реденс; в Свердловской области — Погребинский, Шкляр; в Казахстане — Полин; в Западной Сибири — Шабо, Гогель; в Верхоуральске — Мезенец; в Ленинградской области — Заковский; в Западной области — Плятт; в Азово-Черноморском районе — Фридберг; в Саратовской области — Пиляр; в Оренбургской области — Райский; на Северном Кавказе — Файвилович; в Башкирии — Зелигман; в Восточно-Сибирской области — Троицкий; в Дальневосточном районе — Дерибас; в Среднеазиатском районе — Круковский; в Белоруссии — Леплевский. 11 июля 1943 г. в соответствии с Указом ПВС СССР от 19 апреля 1943 г. «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев... шпионов и изменников родины и их пособников» был издан приказ НКВД № 00968 «Об организации отделений каторжных работ при ИТЛ НКВД», в соответствии с которым, в частности, «начальнику лагерей Дальстроя» Никишову предписывалось сформировать на добыче золота и олова каторжные лагерные отделения на 10 000 человек, «выделив их от остальных лагерных отделений».

Осужденные-каторжане в лагерном делопроизводстве шли отдельной строкой: для каторжан было принято писать «з/к КТР», в отличие от «з/к ИТЛ» — для остальных (112).

Постановлением Совета Министров СССР № 416—159 сс от 21 февраля 1948 г. «Об организации лагерей и тюрем со строгим режимом для содержания особо опасных государственных преступников» для «шпионов, диверсантов, террористов, троцкистов, правых, меньшевиков, эсеров, анархистов, националистов, белоэмигрантов и участников других антисоветских организаций и групп» в системе ГУЛАГа в шестимесячный срок создавались особые лагеря, общей численностью на 100 ООО человек, в том числе в районах Колымы на Дальнем Севере на 30 ООО человек... Такие лагеря: Степлаг, Минлаг, Дубровлаг, Озерлаг и Берлаг были созданы. Заключенные в них должны были носить номера на одежде. Всего в системе лагерей, тюрем и колоний в 1930—1956 гг. одновременно содержалось 2,5—2,75 млн человек. За годы существования системы ГУЛАГа через него прошли 15—18 млн человек. Смертность заключенных в лагерях ГУЛАГа достигла в 1933 г. — 15,3 %, в 1942 г. — 24,9 % и в 1943 г. — 22,4 % от среднесписочной численности узников. Согласно официальным данным МВД СССР, с 1930 по 1956 г. в системе ГУЛАГа умерли 1606 742 человека (113). Заключенные ГУЛАГа в 1930—1950-х гг. строили каналы (Беломорско-Балтийский канал имени Сталина, канал имени Москвы, Волго-Донской канал имени Ленина); ГЭС (Волжскую, Жигулевскую, Угличскую, Рыбинскую, Нижнетуломскую, Усть-Каменогорскую, Цимлянскую и др.); металлургические предприятия (Норильский и Нижнетагильский МК и др.); объекты советской ядерной программы; железные дороги (Трансполярную магистраль, Кольскую железную дорогу, тоннель на Сахалин, Караганда — Моинты — Балхаш, Северную железную дорогу, вторые пути Сибирской магистрали, Тайшет — Лена (начало БАМа) и другие); а также автомобильные дороги. Учреждениями ГУЛАГа были основаны и построены города Комсомольск-на-Амуре, Советская Гавань, Дудинка, Воркута, Ухта, Инта, Печора, Молотовск, Дубна, Находка, Волжский, Джезказган. Труд заключенных широко использовался на добыче золота и других полезных ископаемых.

В 1938 г. только на Колыме в забоях шахт, рудников и на строительстве дорог работало 93 978 заключенных из 113 930 человек трудоспособного населения. В этом году было добыто 62 008 килограммов химически чистого золота. Заключенные работали в нечеловеческих условиях. В магаданских архивах говорится, что «сокращение норм питания, зачастую ниже установленных норм всем без исключения лагерникам, без установления пайка в зависимости от производительности труда в период массовой промывки золота не могло не отразиться на работе лагерников... За 1938 г. среди заключенных умерло 10 251 человек, главным образом от истощения».

Назначенный руководителем «Дальстроя» старший майор госбезопасности К.А. Павлов приказом № 91 от 26 февраля 1938 г. установил «с 1 марта на открытых горных работах 11-часовой рабочий день для заключенных дневной смены и 10-часовой день для ночных смен». В последующие месяцы продолжительность рабочего дня была увеличена до 16 часов (десятичасовой рабочий день был восстановлен с 1 октября 1938 г., с выходными каждого 10-го, 20-го и 30-го числа). Через два года число заключенных возросло до 176 685 человек, а 1940 г. стал самым «урожайным» на золото в истории Колымы — было добыто 80 028 килограммов золота.

Помимо высокой смертности от невыносимых условий труда и содержания, плохого питания и медицинского обслуживания, многие заключенные были расстреляны по указанию властей. Расстрелы в лагерях и тюрьмах начались сразу же после выхода приказа НКВД № 00447 от 30 июля 1937 г. В первую очередь расстреливали троцкистов и «контрреволюционеров», а также «отказников», сектантов, «за саботаж и попытку восстания», за побеги и т.д. Известны массовые расстрелы заключенных на Колыме, в Воркутинских лагерях и в урочище Сандармох в Медвежьегорском районе Карелии. В колымском «Дальстрое» вдохновителями таких расстрелов были начальники С.Н. Гаранин и К.А. Павлов, а «техническую сторону» вопроса решали палачи: начальник УНКВД по Дальстрою В.М. Сперанский с так называемой московской бригадой в составе чекистов Кононовича, Каценеленбогена (Богена), Бронштейна и Виницкого. Используя методы фальсификации, провокации и прямого физического воздействия, «московская» бригада разрабатывала дело о «Колымской антисоветской, шпионской, повстанческо-террористической, вредительской организации», которая якобы была организована и возглавлялась бывшим директором «Дальстроя» Э.П. Берзиным. По данному делу в числе остальных был арестован и бывший начальник Севвостлага И.Г. Филиппов. Уже через несколько дней он дал следующие показания: «Антисоветская организация, активным участником которой я состоял, ставила перед собой основную задачу — свержение Советского правительства. В этих целях организация вела практическую работу в направлениях: а) подготовки на Колыме вооруженного выступления против советской власти в момент возникновения конфликта между СССР и Японией или же Германией; б) подготовки и совершения террористических актов против руководителей Коммунистической партии и Советского правительства; в) возбуждения местного коренного населения против советской власти; г) широкого вредительства во всех областях хозяйства Дальстроя; д) передачи различных сведений иностранным разведкам. Кроме того, организацией переправлялось за границу золото... Вредительство по линии лагерей проводилось под моим и Берзина непосредственным руководством... Мы считали заключенных на Колыме своими людьми и старались всемерно улучшить их материально-бытовое положение...» (114: 217).

«Тройкой» НКВД по «Дальстрою» до начала декабря 1937 г. были рассмотрены дела около 3000 человек, по которым вынесено 2428 расстрельных приговоров. С 16 декабря 1937 г. по 15 ноября 1938 г. «тройка» рассмотрела еще 10 734 дела, по которым был расстрелян 5801 человек. Таким образом, общее количество казненных более чем за год деятельности «тройки» УНКВД было не менее 8000 человек, включая вольнонаемных работников «Дальстроя» (114: 218). В «Справке по делу вскрытой на Колыме антисоветской шпионской, террористическо-повстанческой, вредительской организации», подписанной 4 июня 1938 г. начальником УНКВД по «Дальстрою» В.М. Сперанским, приводились следующие данные: репрессировано вольнонаемных — 285 человек, среди которых выявлены 150 шпионов, работавших на 12 разведок, в том числе: на японскую — 52 человека, на немецкую — 35, польскую — 21, итальянскую и литовскую разведки — по 2 человека. В «Справке» также отмечалось, что «... в погранзоне Охотского побережья ликвидирована японская шпионская сеть организации в 116 человек», включая: 54 кулака, 17 служителей культа, 11 бывших жандармов и полицейских, 3 родовых князя и т.д. Все репрессированы по 1-й категории». Кроме того, в «Справке» было указано, что уже «арестовано и осуждено заключенных 3302 человека». В это число входило: «троцкистов и правых — 60 %, шпионов, террористов, вредителей и других контрреволюционеров — 35 %, бандитов и воров — 5 %»(115).

Расстрелы заключенных проводились в Магадане, на так называемой «Серпантинке», на «Мальдяке» и некоторых других приисках «Дальстроя».Так, 13 августа 1938 г. на прииске «Мальдяк» по двум актам было расстреляно 159 человек. Тела всех расстрелянных затем были «зарыты в землю в районе 3-й командировки прииска “Мальдяк”». Принимавший участие в расстреле сотрудник НКВД А.И. Гарусов позже показывал: «В начале августа 1938 г. я был командирован начальником РО НКВД Мельниковым на прииск “Мальдяк” в распоряжение члена бригады Богена. По прибытии в его распоряжение Боген поручил мне и группе товарищей проводить следствие, давая сроки за три часа заканчивать 20 дел. Когда мы ему жаловались на непосильную работу, он прямо приказывал бить арестованных. Боген сам показал нам пример, вызвал одного заключенного и избил кочергой, после чего и мы били, чем придется. Через несколько дней приехал капитан Кононович с прокурором Метелевым в 2 часа ночи и к 6 часам утра рассмотрели больше 200 дел... 133—135 приговорили к высшей мере наказания. Прокурор арестованных не смотрел и ни с кем из них не разговаривал» (116).

О самом страшном расстрельном месте Колымы — «Серпантинке» — свидетельствует А.И. Солженицын: «...расстреливали каждый день 30—50 человек под навесом близ изолятора... Ожесточение колымского режима внешне было ознаменовано тем, что начальником УСВИТлага (Управление Северо-Восточных лагерей) был назначен Гаранин, а начальником Дальстроя вместо комдива латышских стрелков Э. Берзиня — Павлов... Тут отменили (для Пятьдесят Восьмой) последние выходные... летний рабочий день довели до 14 часов, морозы в 45 и 50 градусов признали годными для работы, “актировать” день разрешили только с 55 градусов. По произволу отдельных начальников выводили и при 60... Еще приняли на Колыме, что конвой не просто сторожит заключенных, но отвечает за выполнение ими плана, и должен не дремать, а вечно их подгонять. Еще и цынга, без начальства, валила людей. Но и этого всего оказалось мало, еще недостаточно режимно, еще недостаточно уменьшалось количество заключенных. И начались “гаранинские расстрелы”, прямые убийства. Иногда под тракторный грохот, иногда и без...» (117).

27 сентября 1938 г. С.Н. Гаранин был арестован как «польский шпион» и обвинен в проведении необоснованных массовых репрессий. После ареста был распространен слух о «разоблачении японского шпиона», который под видом убитого им Гаранина занимался вредительством и уничтожал заключенных. 17 января 1940 г. заседание Особого совещания НКВД СССР приговорило С.Н. Гаранина «за участие в контрреволюционной организации заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на 8 лет». Позже этот срок был продлен. Согласно справке 1-го отдела Печерского ИТЛ МВД СССР, «Гаранин Степан Николаевич умер 9 июля 1950 г.». Реабилитирован 6 февраля 1990 г. В апреле 1940 г. Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила бывшего начальника УНКВД по «Дальстрою» Сперанского по статьям 58—7 и 58—11 УК РСФСР к высшей мере наказания — расстрелу. Приговор приведен в исполнение. Каценеленбоген (Боген) М.Э. 7 июля 1941 г. Военной коллегией Верховного суда СССР также приговорен к расстрелу.

Массовые расстрелы заключенных в Воркутинских лагерях проводились по приговору «тройки» по Архангельской области «за вновь совершенные преступления в лагере». С 29 сентября 1937 г. по 15 марта 1938 г. «тройка» на 18 заседаниях вынесла 2633 приговора заключенным (в среднем 146 приговоров за заседание), из них 1311 приговоров (49,8 %) — по политическим обвинениям. Работу «тройки» характеризуют такие факты: заключенный Н.П. Лукин был расстрелян 29 декабря 1937 г., а 2 января 1938 г. «тройка» вторично приговорила его к расстрелу. Заключенный А.П. Можаев был трижды приговорен к расстрелу на заседаниях «тройки» 5, 9 и 11 января 1938 г. Из расстрельных актов следует, что четыре человека были расстреляны дважды. Заключенного Рахима Хасанова расстреляли уже после того, как было выяснено, что по ошибке был расстрелян его однофамилец Алим Хасанов. В актах в числе расстрелянных значатся Бесфамильный 1, Бесфамильный 2 и Бесфамильный 3, видимо сектанты-скрытники, отказавшиеся от какого-либо сотрудничества с властями и не назвавшие в лагере свои фамилии (118).

Расстрелы проводились на лагпунктах Кирпичный завод, недалеко от Воркуты, и Новая Ухтарка. Карательной операцией руководил присланный из Москвы оперуполномоченный ГУЛАГа лейтенант Е.И. Каш-кетин. Большое число заключенных в условиях перенаселенных лагерей нельзя было быстро и незаметно казнить «обычным способом», поэтому заключенных партиями «переводили» в «другой лагерь» и в тундре расстреливали пулеметным огнем из засады. Живых добивали из револьверов. Могилы казненных до сих пор не найдены. Эти события стали известны среди заключенных как «кашкетинские расстрелы» (119). Массовые расстрелы заключенных проводились также в лесном урочище Сандармох в Медвежьегорском районе Карелии, в 9 км от поселка Повенец. Урочище Сандармох — одно из самых больших на северо-западе России захоронений жертв сталинских репрессий 1937—1938 гг., где на площади 7,5 гектара захоронено свыше 9500 человек 58 национальностей.

Кроме заключенных — строителей Беломорско-Балтийского канала и Соловецкого лагеря, в урочище Сандармох казнили также спецпо-селенцев и жителей окрестных сел. Всего в урочище были обнаружены 236 расстрельных ям. Как и везде, расстрелы проводились тайно, и первые захоронения были обнаружены лишь в июле 1997 г. В число казненных в Сандармохе входят и жертвы массового расстрела 1111 заключенных так называемого соловецкого этапа. Среди них — выдающиеся мастера культуры, государственные деятели, священнослужители из многих республик СССР. 27 октября 1937 г. этап погрузили на баржи, потом его след потерялся. Много лет существовало предположение, что людей утопили в Белом море. Однако в 1995 г. директор Санкт-Петербургского центра «Мемориал» Вениамин Иоффе нашел в архивах управления ФСБ в Архангельске документы, в частности расстрельные списки. Исполнителем приговоров был капитан НКВД Михаил Матвеев, заместитель начальника АХУ УНКВД Ленинградской области. Ему «ассистировал» помощник коменданта УНКВД Ю. Алафер. Из протокола допроса обвиняемого Матвеева Михаила Родионовича от 13 марта 1939 г.:

— Вы принимали участие в операциях по приведению приговоров в исполнение над осужденными к высшей мере наказания?

— Да, в таких операциях я принимал участие неоднократно, начиная с 1918 г., с перерывом с 23-го по 27-й год.

— Были ли вы командированы в период с 37-го года на операцию по приведению приговоров в исполнение в НКВД Карельской СССР?

— В 1937 г. примерно в октябре или ноябре месяце я от бывшего замначальника управления НКВД по Ленинградской области Гарина получил распоряжение выехать на станцию Медвежья гора в Беломорский Балтийский комбинат, во главе бригады по приведению приговоров в исполнение над осужденными к высшей мере наказания, что было мной выполнено в течение примерно 20—22 дней.

— Кто непосредственно приводил приговора в исполнение, и в чем заключалась обязанность остальных членов вашей бригады?

— Непосредственно приводили приговоры в исполнение я, Матвеев Михаил Родионович и Алафер, помощник коменданта.

— Расскажите, как приводились вами приговора в исполнение над осужденными.

— Осужденных к высшей мере наказания привозили на машине в предназначенное для этого место, то есть в лес, вырывали большие ямы и там же, то есть в указанной яме приказывали арестованному ложиться вниз лицом, после чего в упор из револьвера в арестованного стреляли.

— Имели ли место случаи избиения арестованных до приведения приговора в исполнение?

— Да, такие случаи действительно имели место (120).

В начале «операции» случилось ЧП. Кто-то из «обслуживаемого контингента» пронес с собой нож, и во время перевозки к месту расстрела заключенные перерезали веревки, напали на конвой и попытались совершить побег. «Работу» приостановили на четыре дня и возобновили первого ноября, после усовершенствования технологии казней. Приговоренных «готовили» в трех комнатах барака, расположенных анфиладой. В первой комнате — «сверяли личность», раздевали и обыскивали. Во второй — раздетых связывали. В третьей — раздетых и связанных оглушали ударом деревянной «колотушки» по затылку. Потом грузили в машину, человек по сорок, и накрывали брезентом. Члены «бригады» садились сверху. Если кто-то из лежащих внизу приходил в себя, его «успокаивали» ударом «колотушки». По прибытии на полигон людей сбрасывали по одному в заготовленную яму, на дне которой стоял Матвеев. Он лично стрелял каждому в затылок. Трупы присыпали известью и засыпали. Расстрелы проходили накануне 20-летия Великой Октябрьской социалистической революции, 27 октября, 1,2,3 и 4 ноября 1937 г. Всего были расстреляны 1111 человек: один по ходу дела умер, а четверо были истребованы и этапированы в следственные тюрьмы.

Михаил Родионович Матвеев с формулировкой «за успешную борьбу с контрреволюцией» был награжден орденом Красной Звезды (121). Расстрелы предписывалось проводить в строжайшей тайне, однако в какой-то момент произошла «утечка». Члены спецбригады — Бондаренко, Шондыш и Миронов — были уличены в жестоком обращении с приговоренными к смерти. Началось судебное разбирательство. Материалы следствия по делу Шондыша и Бондаренко (они были впоследствии расстреляны) и дали «мемориальцам» ключ к поиску места расстрела. Среди расстрелянных было около 300 узников из Украины — цвет украинской интеллигенции: историк Матвей Яворский, профессор филологии, поэт-неоклассик Николай Зеров, режиссер Лесь Курбас, драматург Николай Кулиш, министр образования У HP Антон Крушельницкий и его сыновья Остап и Богдан, министр финансов УССР Михаил Полоз, писатели Михаил Козориз, Мирослав Ирчан, Олекса Слисаренко, Валерьян Полищук, Павел Филиппович, Григорий Эпик, Михаил Яловый, Валерьян Пидмогильный, Марко Вороный... Среди тех, чей последний адрес — Сандармох, были и знаменитый адвокат россиянин А. Бобрищев-Пушкин (защитник Бейлиса и Пуришкевича), создатель Гидрометеослужбы СССР датчанин по национальности А. Вангенгейм, московский литературовед сибиряк Н. Дурново, основатель удмуртской литературы Кузебай Герд, белорусский министр Ф. Волынец, татарский общественный деятель И. Фирдевс, председатель московского цыганского табора Г. Станеско, грузинские князья Н. Эристов и Я. Андронников, профессор истории ВКП(б) еврей Пинхус Глузман, черкесский писатель князь X. Абуков, корейский деятель Тай До, православные епископы Алексий (Воронежский), Дамиан (Курский), Николай (Тамбовский), Петр (Самарский), лидер баптистов СССР В. Колесников, отец П. Вейгель — посланный Ватиканом для проверки данных о преследовании верующих в СССР, и многие другие.

ИСТОЧНИКИ И ПРИМЕЧАНИЯ

1. Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма (ЦПА ИМЛ). Ф. 2. On. 1. Ед. хр. 8991. JI. 2. Опубликовано в журнале Новое время. 1996. № 16. С. 45.

2. Ратьковский И.С. Красный террор и деятельность ВЧК в 1918 г. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006. 286 с.

3. Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР. М., 1953, С. 75.

4. Шишов О. Ф. Смертная казнь в истории Советского государства // Смертная казнь: за и против. М., 1989. С. 124.

5. Звягинцев В. Первый смертный приговор. Журнал «Человек и закон» № 3—4, 1991 г.

6. Андрей Соколов. Что было в портфеле «красного адмирала»? (Военный архив). История. 30 ноября 2010 г. Интернет.

7. Попов В. Возвращение Руси. На пути к Русскому государству. — М.,2003. С. 330. Гл. 28.

8. 22 июня 1918 г. — скончался Алексей Михайлович Щастный (3.10.1881—1918), контр-адмирал. Синодальный отдел Московского патриархата по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями. (По материалам статьи капитана 1-го ранга Вадима Кулинченко «Алексей Щастный. Спаситель Балтийского флота».)

9. Гордеева Елена. Адмирала расстреляли за спасение флота? Военный архив. История. 17 февраля 2012 г. Интернет.

10. Из истории Всероссийской чрезвычайной комиссии (1917— 1922 гг.). Сб. док. М., 1958, № 144.

И. Яковлев Александр. Гимн ненависти и мести // Гражданин. № 1. 2003 г.

12. Латышев А.Г. Рассекреченный Ленин. — М., 1996. — 336 с.

13. Орлов А. Тайная история сталинских преступлений. М.: Всемирное слово, 1991. 352 с.

14. Балаян Л.A. Вернуть Сталина. М.: Эксмо: Алгоритм, 2010. 256 с.

15. Мельгунов Сергей. Красный террор в России (1918—1923). М.: Изд-во «Айрис-Пресс», 2008. 400 с.

16. Архив КГБ СССР. Ф. 1. Оп. 2. Д. 4. Л. 64-65.

17. Боффа Дж. История Советского Союза. Т. 1. М.: Международные отношения. 1990. 580 с.

18. Чекист о ЧК (Из архива «Особой Следств. Комиссии на Юге России») // На чужой стороне: Историко-литературные сборники / Под ред. С.П. Мельгунова. Берлин: Ватага; Прага: Пламя, 1925. Т. 9. С. 111—141.

19. Деникин А.И. Очерки русской смуты. Т. 3. Гл. 9. На сайте militera. ru. Полная версия.

20. Николай Владимирович Рузский (1854—1918) — генерал-адъютант, генерёл от инфантерии, член Военного и Государственного советов. Участник Русско-турецкой 1877—1878 гг., Русско-японской 1904— 1905 гг. и Первой мировой войн. Активный участник Февральского переворота. В Русско-турецкую войну 1877—1878 гг. командовал ротой. Во время Русско-японской войны 1904—1905 гг. был начальником штаба 2-й Маньчжурской армии. С 19 июля по 3 сентября 1914 г. командовал 3-й армией. За бои с австрийцами и в первую очередь за взятие Львова награжден орденом Святого Георгия 4-й и 3-й степени. За Галицийскую битву награжден орденом Святого Георгия 2-й степени, став одним из трех награжденных высших военачальников этой высокой наградой. Обрел славу «завоевателя Галиции» и громкую славу в общественных, в том числе оппозиционных, кругах. С 3 сентября 1914 г. — Главнокомандующий армиями Северо-Западного фронта. Один из активных участников военного заговора. Сыграл выдающуюся роль в отречении Николая II. 25 марта 1917 г. потерял пост Главнокомандующего фронтом. Уехал в Кисловодск. Был арестован 11 сентября 1918 г. в Ессентуках красными. 1 ноября 1918 г. был выведен в Пятигорск в составе группы заложников и зарезан кинжалом председателем ЧК Атарбековым.

21. Радко-Дмитриев (при рождении Радко Русков Димитриев (1859, Болгария — 18 октября 1918 г., Пятигорск) — болгарский и русский генерал. В 1904—1907 гг. начальник Генерального штаба болгарской армии. Командовал болгарской армией во время первой балканской войны. Во время второй Балканской войны занимал пост помощника главнокомандующего действующей армией. С 1914 г. болгарский посланник в Петербурге. С началом Первой мировой войны поступил на службу в русскую армию. Командовал 8-м армейским корпусом, 3-й армией. Командовал 2-м и 7-м сибирскими корпусами. С 20 марта 1916 г. — командующий 12-й армией, расположенной в районе Риги. С 20 июля 1917 г. в резерве чинов при штабе Петроградского военного округа. С1 января 1918 г. в отставке. Уехал на лечение в Кисловодск. Там был захвачен красными и по приказу председателя местной ЧК Атарбекова зарублен шашками в Пятигорске.

22. Тепляков Алексей. Сибирь: Процедура исполнения смертных приговоров в 1920—1930-х гг. // Голоса Сибири. Вып. 4. — Кемерово: Кузбассвузиздат, 2006.

23. Ленин и ВЧК: сборник. С. 122.

24. Фельштинский Ю.Г., Чернявский Г.И. Красный террор в годы Гражданской войны: По материалам Особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков. — М.: Терра-Книжный клуб, 2004. С. 508.

25. Яковлев Александр. Гимн ненависти и мести // Гражданин. № 1. 2003 г.

26. Хомизури Т.П. В.И. Ленин о терроре (теория и практика). М., 2005. С. 43.

27. Репрессивная политика РКП(б) — ВКП(б) — КПСС по отношению к религии и Церкви. 1917—1980 гг. от 20.12.95 и ПРЕСС-РЕЛИЗ на пресс-конференции А.Н. Яковлева 25.11.95 (Архив Православного Свято-Тихоновского Богословского института).

28. Цыпин В. История Русской Церкви, 1917—1997.— М., 1997,832 с.

29. Послание Патриарха Тихона Совету народных комиссаров от 13/26 окт. 1918 г.

30. Российский Центр хранения и изучения документов новейшей истории (РЦХИДНИ). Ф. 2. On. 1. Д. 22947.

31. Алешкин П. Ф., Васильев Ю.А. Крестьянские восстания в России в 1918—1922 гг. От махновщины до антоновщины. М.: Вече, 2012.400 с.

32. Архивы Кремля. В 2-х кн. / Кн.1. Политбюро и Церковь. 1922— 1925 гг. М., Новосибирск: «Сибирский хронограф». 1997. 600 с. С. 143.

33. Мозохин О.Б. Монография «ВЧК-ОГПУ». Глава «Правовое регулирование внесудебных полномочий ВЧК».

34. Постановление Конституционного суда РФ от 30.11.1992 № 9-п. «Ведомости СНД и ВС РФ», 18.03.1993, № 11, ст. 400.

35. Перед Октябрьской революцией в России находилось около 4 млн иностранных граждан, в том числе: более 2 млн немецких, австро-венгерских, турецких и болгарских военнопленных; около 500 тыс. беженцев из Австро-Венгрии, Румынии и турецкой Армении; не менее 1,5 млн переселенцев и отходников из Болгарии, Чехии и Словакии, Сербии, Китая, и других стран. В это время в России проживало также свыше 2 млн отходников и беженцев из Польши, Финляндии и Латвии. В апреле 1918 г. всем находившимся в России иностранцам было дано право принимать советское гражданство. В это время и развернулось формирование интернациональных частей Красной Армии. Клету 1918 г. примерно в 90 городах России были сформированы интернациональные отряды, роты, батальоны, полки. Под ружье становились китайцы, венгры, немцы, корейцы, поляки и т. д. Из Европы и Америки для поддержания большевиков приехало немало иностранцев. Ударную силу Красной Армии составляли латышские стрелки. За героизм и отвагу многие из интернационалистов были награждены орденами Красного Знамени: хорват Т. Дундич, финн Т. Антикайнен, китаец Чу Чин-лин и другие; немец А. Кампф, венгр Л. Гавро и чех Э. Ку-жело были удостоены этой награды дважды.

36. Бернштам М. Стороны в Гражданской войне 1917—1920. (Проблематика, методология, статистика.) Вестник Русского Христианского Движения. М.: 1979. С. 252—357.

37. Нестор Махно. Крестьянское движение на Украине. 1918—1921: Документы и материалы. М., 2006. С. 337.

38. Сенников Б.В. Тамбовское восстание 1918—1921 гг. и раскрестьянивание России 1929—1933 гг. М.: Посев, 2004. 176 с.

39. Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. Документы и материалы. Т. 1. 1918-1922. М.: РОССПЭН, 2000. 864 с.

40. Алешкин П. Ф., Васильев Ю.А. Крестьянские восстания в России в 1918—1922 гг. От махновщины до антоновщины. М.: Вече, 2012.400 с.

41. Муравлев Анатолий. Неизвестный Алтай. — Барнаул, 2011. С. 123.

42. Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. Документы и материалы. Т. 1. 1918—1922. М.: РОССПЭН, 2000. 864 с.

43. Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919—1921 гг. Антоновщина. Сборник. Документы и материалы. Тамбов: Редакционно-издательский отдел,1994.

44. Алешкин П. Ф., Васильев Ю.А. Крестьянские восстания в России в 1918—1922 гг. От махновщины до антоновщины. М.: Вече, 2012.400 с.

45. РГВА. Ф. 235. Оп. 2. Д. 13. Л. 27 (Документы 198, 199, 210, 256). Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919—1921 гг. Антоновщина. Сборник. Документы и материалы. — Тамбов: Редакционноиздательский отдел, 1994.

46. Сенников Б. В. Тамбовское восстание 1918—1921 гг. и раскрестьянивание России 1929—1933 гг. М.: Посев, 2004. 176 с.

47. РГВА. Ф. 33988. Оп. 2. Д. 315. JI. 256. Цит.: Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919—1921 гг. Антоновщина. Сборник. Документы и материалы. Док-т 323. — Тамбов: Редакционно-издательский отдел, 1994.

48. Мельгунов Сергей. Красный террор в России (1918—1923). М.: Айрис-Пресс, 2008. С. 400.

49. РГВА. Ф. 33988. Оп. 2. Д. 315. JI. 256. Цит. по: Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919—1921 гг. Антоновщина. Сборник. Документы и материалы. Док-т 313. — Тамбов: Редакционно-издательский отдел,1994.

50. Нестор Махно. Крестьянское движение на Украине. 1918—1921: Документы и материалы. — М., 2006. С. 337.

51. Алешкин П. ФВасильев Ю.А. Крестьянские восстания в России в 1918—1922 гг. От махновщины до антоновщины. М.: Вече, 2012.400 с.

52. Венков А.В. Вешенское восстание. История казачества. М.: Вече, 2012. 336 с.

53. Труды 1-й Всероссийской конфер. аграрников-марксистов. Т. 1. М., 1930.

54. РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 23. Д. 976.

55. СССР в цифрах ЦУНХУ Госплана СССР. М., 1935.

56. РГАСПИ. Ф. 558. On. 11. Д. 827. JI. 1—22. Подлинник// Вопросы истории, 1994. № 3.

57. Хлевнюк О.В. Политбюро. Механизмы политической власти в 30-е годы. М.: РОССПЭН, 1996. Гл. 2.

58. Справки 1-го спецотдела МВД СССР о количестве арестованных и осужденных в период 1921—1953 гг.

59. Ноткин А.И. Социалистическая индустриализация СССР и новый технический переворот// Вестник АН СССР. 1958. № 1. С. 18.

60. Вопросы ленинизма. Изд. 2. С. 217.

61. Цит. по: Советское государство и право. № 3, 1965. С. 24.

62. Стенограмма Бухаринско-троцкистского процесса. Утреннее заседание 2 марта 1938 г.

63. Наумов В.П. К истории секретного доклада Н.С. Хрущева на съезде КПСС // Новая и новейшая история. № 4.1996; Геллер М.Я., Некрич А.М. История России. 1917—1995. В 4-хт. Т. 2. М.: МИК, 1996.432 с.

64. ВИЖ1993. № 1. С. 57, 59.

65. Иван Иосифович Проскуров / Ivan Iosifovich Proskurov.

66. ЦАФСБ РФ. Арх. № Н-15301. Т. 7. Л. 33, 35-36.

67. ЦА ФСБ РФ. Ф. 30. Оп. 6. Д. 3. Л. 410. Цит. по: Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы. Т. 5.1937-1939. Кн. 1.

68. Попков С А. Апогей террора // Кровавая карусель. Сталинский террор в Сибири: 1928—1941.1л. V. Красноярское общество «Мемориал». Архивировано из первоисточника 26 августа 2012 г.

69. Юнге Марк, Бордюгов Геннадий, Биннер Рольф. Вертикаль большого террора. М.: Новый хронограф, 2008.784 с.

70. Юнге М., Биннер Р. Как террор стал «Большим»: секретный приказ № 00447 и технология его исполнения. М.: АИРО-ХХ, 2003.352 с.

71. Сталинизм в советской провинции: 1937—1938 гг. Массовая операция на основе приказа № 00447.

72. Юнге Марк, Бордюгов Геннадий, Биннер Рольф. Вертикаль большого террора. М.: Новый хронограф, 2008.784 с.

73. Тепляков А. Машина террора. ОГПУ-НКВД Сибири в 1929—1941 гг.

74. Роговин В. Террор против зарубежных коммунистов — партия расстрелянных.

75. Из истории «немецкой операции» НКВД 1937—1938 гг.

76. Польская операция НКВД 1937—1938 гг.

77. Документы по Большому террору 1937—1938 гг.

78. ГАРФ.Ф. 8131. Оп. 37. Д. 118. Л. 54—62. Цит.по: Юнге Марк, Бордюгов Геннадий, Биннер Рольф. Вертикаль большого террора. История операции по приказу НКВД № 00447. М.: Новый хронограф; АИРО-ХХ1,2008.

79. Архив УФСБ РФ по ВО.Ф. 10. Оп. 1.Д.7,9,11,13,21,54.

80. Архив КГБ. Ф. 8. Оп. 1—1939 г., порядковый номер 14. Л. 100—112.

81. Архив КГБ. Ф. 8. Оп. 1—1939 г., порядковый номер 11. Л. 8.

82. Шредер М.П. НКВД изнутри. Записки чекиста. М.: Возвращение, 1995.255 с.

83. Тепляков А. «Машина террора. ОГПУ-НКВД Сибири в 1929—1941 гг.

84. Расстрелянный дважды. Правда ГУЛАГа. Спецвыпуск № 6 от 7.07.2008 г.

85. Тепляков Алексей. Сибирь: Процедура исполнения смертных приговоров в 1920—1930-х гг. // Голоса Сибири. Вып. 4. — Кемерово: Кузбассвузиздат, 2006. С. 824.

86. Тепляков Алексей. Сибирь: Процедура исполнения смертных приговоров в 1920—1930-х гг. // Голоса Сибири. Вып. 4. — Кемерово: Кузбассвузиздат, 2006. С. 824.

87. Материалы проверки о нарушениях законности. Т. 19. Л. 8,61.

88. Документы по «Большому террору».

89. Наумов В.П. К истории секретного доклада Н.С. Хрущева на съезде КПСС // Новая и новейшая история. № 4.1996.

90. Понтарев А.Н. Трагедия маршала Блюхера // Независимое военное обозрение от 19.11.2004 г.

91. ГеллерМ.Я., НекричА.М. История России. 1917—1995. В4т. Т. 2. М.: МИК, 1996. 432 с.

92. Горбатов А.В. Годы и войны. М.: Воениздат, 1989. С. 123.

93. Шредер М.П. НКВД изнутри. Записки чекиста. — М.: Возвращение, 1995. 255 с.

94. Петров Н., Янсен М. «Сталинский питомец» — Николай Ежов. М.: РОССПЭН, 2008. С. 350.

95. Материалы проверки о нарушениях законности. Т. 10. J1. 51—58.

96. Материалы проверки о нарушениях законности. Т. 10. JI. 5—6.

97. Архив Главной военной прокуратуры, архивно-следственное дело № 0061 по обвинению Рухадзе. Т. 44. JI. 368.

98. Архив ГВП, архивно-следственное д. № 0061. Т. 20. JI. 237.

99. Архив ГВП, архивно-следственное д. № 0061. Т. 43. Л. 98.

100. Архив ГВП, архивно-следственное д. № 0061. Т. 11. JI. 138.

101. Архив Парткомиссии; дела №№ 1/8672, 1/2997, 10/102.

102. Материалы проверки дела «Правотроцкистского блока». Т. 8. Л. 17-34.

103. Хлевнюк О.В. Политбюро. Механизмы политической власти в 30-е гг. М.: РОССПЭН, 1996.304 с. Гл. 5. Политбюро и «Большая чистка».

104. Чуев Ф. Сто сорок бесед с Молотовым. С. 390, 391, 416.

105. Хлевнюк О.В. Политбюро. Механизмы политической власти в 30-е гг. М.: РОССПЭН, 1996. 304 с.

106. Известия. 1992. 10 июня. С. 7.

107. Документы по «Большому террору».

108. Новая Газета, спецвыпуск «Правда ГУЛАГа» от 16.10.2008. № 9 — Пытки от Сталина: «Бить смертным боем».

109. Симонов К. Глазами человека моего поколения. М., 1989. С. 78.

110. Подписанная Сталиным директива ЦК ВКП(б) от 10 января 1939 г. «О применении мер физического воздействия» к «врагам народа» опубликована в сб.: Лубянка. Сталин и НКВД-НКГБ-ГУКР СМЕРШ. 1939 — март 1946. М., 2006.

111. Сталинские расстрельные списки. Именной указатель. Географический указатель. НИПЦ «Мемориал». Архив Президента РФ. Введение. Т. 1—11. М., 2002.

112. Петров Н.В. История империи «ГУЛАГ». Гл. 12. «Псевдология».

113. Попов В.И Государственный террор в советской России, 1923— 1953 гг.: источники и их интерпретация //Отечественные архивы, 1992. № 2.

114. Бацаев И.Д., Козлов А.Г Дальстрой и Севвостлаг НКВД СССР в цифрах и документах... Ч. 1. С. 217—218.

115. Козлов А.Г. Гаранин и «гаранинщина» / (Материалы научнопрактической конференции) // Материалы сайта «Колыма.ги».

116. Бацаев И.Д., Козлов А.Г. Дальстрой и Севвостлаг НКВД СССР в цифрах и документах... Ч. 1. С. 219.

117. Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ. 1918—1956. Опыт художественного исследования. В 3 кн. Кн. 2. — Екатеринбург: Изд-во «У-Фактория», 2006. С. 100—101.

118. Архив УФСБ РФ по РК. Ф. 6. Оп. 8. Д. 42, 50, 55. Цит. по: Репрессии в Архангельске: 1937—1938. Документы и материалы: Изд-во Приморского гос. университета. 1999. С. 91,103, 114.

119. Рогачев М.Б. «Операция по приказу 00409» в Ухто-Печорском ИТЛ. Мортиролог. Покаяние. Т. 8. Ч. 2.

120. Цит. по: Тольц Владимир. 1937—2007: Соловки-Сандормох. «Потерянный» этап. Разница во времени.

121. Черкасов Александр. Преуспевший в невозможном//Ежедневный журнал. М. 27.10.2007.

ГЛАВА 3. КАРАТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И КАЗНИ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Первой жертвой войны становится правда.

Джонсон Хайрам

Это война — не гражданская война. Это отечественная война. Это война за Россию. Нет ни одного русского против нас. Нет ни одного русского, который стоял бы за немцев.

Илья Эренбург Сборник статей «Война». М.: 1942. С. 317. Статья «Нет тыла», датированная 4 ноября 1941 г.

КАРАТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ. СМЕРШ

СМЕРШ преобразован из Управления Особых отделов НКВД секретным Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 19 апреля 1943 г. Тем же Постановлением были созданы Управление контрразведки СМЕРШ НКВМФ СССР и отдел контрразведки СМЕРШ НКВД СССР.

21 апреля 1943 г. Иосиф Сталин подписал Постановление ГКО № 3222 об утверждении положения о ГУКР СМЕРШ НКО СССР. Текст документа состоял из одной фразы: Утвердить положение о Главном Управлении контрразведки СМЕРШ — (Смерть шпионам) и его органах на местах. Приложение к документу подробно раскрывало цели и задачи новой структуры, а также определяло статус ее сотрудников (1): «начальник Главного Управления контрразведки СМЕРШ является заместителем народного комиссара обороны, подчинен непосредственно народному комиссару обороны и выполняет только его распоряжения;

органы СМЕРШ являются централизованной организацией: управления фронтов и отделы армий, корпусов, дивизий, бригад, военных округов и других соединений и учреждений Красной Армии подчиняются только своим вышестоящим органам;

органы СМЕРШ информируют Военные советы и командование соответствующих частей, соединений и учреждений Красной Армии о результатах борьбы с агентурой противника, о проникших в части армии антисоветских элементах, о результатах борьбы с изменой Родине и предательством, дезертирством, членовредительством;

решаемые задачи:

а) борьба со шпионской, диверсионной, террористической и иной подрывной деятельностью иностранных разведок в частях и учреждениях Красной Армии;

б) борьба с антисоветскими элементами, проникшими в части и учреждения Красной Армии;

в) принятие необходимых агентурно-оперативных и иных (через командование) мер к созданию на фронтах условий, исключающих возможность безнаказанного прохода агентуры противника через линию фронта с тем, чтобы сделать линию фронта непроницаемой для шпионских и антисоветских элементов;

г) борьба с предательством и изменой Родине в частях и учреждениях Красной Армии (переход на сторону противника, укрывательство шпионов и вообще содействие работе последних);

д) борьба с дезертирством и членовредительством на фронтах;

е) проверка военнослужащих и других лиц, бывших в плену и окружении противника;

ж) выполнение специальных заданий народного комиссара обороны.

Органы СМЕРШ освобождаются от проведения всякой другой работы, не связанной непосредственно с перечисленными задачами.

Органы СМЕРШ имеют право:

а) вести агентурно-осведомительную работу;

б) производить в установленном законом порядке выемки, обыски и аресты военнослужащих Красной Армии, а также связанных с ними лиц из гражданского населения, подозреваемых в преступной деятельности;

в) проводить следствие по делам арестованных с последующей передачей дел по согласованию с органами прокуратуры на рассмотрение соответствующих судебных органов или Особого совещания при Народном комиссариате внутренних дел СССР;

г) применять различные специальные мероприятия, направленные к выявлению преступной деятельности агентуры иностранных разведок и антисоветских элементов;

д) вызывать без предварительного согласования с командованием в случаях оперативной необходимости и для допросов рядовой и командно-начальствующий состав Красной Армии».

Органы СМЕРШ «комплектуются за счет оперативного состава бывшего Управления Особых отделов НКВД СССР и специального отбора военнослужащих из числа командно-начальствующего и политического состава Красной Армии. В связи с чем, работникам органов СМЕРШ присваиваются воинские звания, установленные в Красной Армии, и они носят форму, погоны и другие знаки различия, установленные для соответствующих родов войск Красной Армии».

В состав ГУКР СМЕРШ с апреля 1943 г. входили следующие отделы, начальники которых были утверждены 29 апреля 1943 г. приказом № 3 Наркома Обороны Иосифом Сталиным: 1-й отдел — агентурно-оперативная работа в центральном аппарате Наркомата обороны; 2-й — работа среди военнопленных, проверка военнослужащих Красной Армии, бывших в плену; 3-й — борьба с агентурой, забрасываемой в тыл Красной Армии; 4-й — работа на стороне противника для выявления агентов, забрасываемых в части Красной Армии; 5-й — руководство работой органов в военных округах; 6-й — следственный; 7-й — оперативный учет и статистика, проверка военной номенклатуры ЦК ВКП(б), НКО, НКВМФ, шифрработников, допуск к совершенно секретной и секретной работе, проверка работников, командируемых за границу; 8-й — оперативной техники; 9-й — обыски, аресты, наружное наблюдение; 10-й — отдел «С»; 11-й — шифровальный.

В структуру СМЕРШ входили также политотдел, административно-финансово-хозяйственный отдел, отдел кадров и секретариат. Численность центрального аппарата составляла 646 человек. Для обеспечения оперативной работы, охраны мест дислокации, конвоирования и охраны арестованных из частей Красной Армии органам военной контрразведки СМЕРШ выделялись: для фронтового управления — батальон, для армейского отдела — рота, для отдела корпуса, дивизии и бригады — взвод.

СМЕРШ возглавил B.C. Абакумов, который подчинялся непосредственно Сталину (2).

Для выполнения поставленных задач СМЕРШ создал и довел до совершенства систему слежки за военнослужащими и гражданским населением в тылу и на фронте. Для розыска агентуры противника работниками СМЕРШ активно использовались заградительные отряды. Накануне наступательных операций фронтов большой размах приобретали мероприятия, проводимые войсками НКВД по охране тыла, с участием органов СМЕРШ, по зачистке прифронтовой полосы от немецкой агентуры и антисоветского элемента. В частности, осуществлялось прочесывание населенных пунктов, лесных массивов, проводился осмотр нежилых помещений, заброшенных землянок и т. д. В ходе таких зачисток, как правило, задерживалось большое число лиц без документов, дезертиров, а также военнослужащих, имевших на руках документы, с признаками, указывающими на их изготовление в абвере.

Кроме очевидных успехов в борьбе против немецкой разведки, СМЕРШ приобрел в годы войны зловещую славу благодаря системе репрессий против мирного населения, которое находилось в оккупации на временно захваченной немецкими войсками территории или на принудительных работах в Германии.

В 1941 г. И.В. Сталин подписал постановление ГКО СССР о государственной проверке (фильтрации) военнослужащих Красной Армии, бывших в плену или в окружении войск противника. Аналогичная процедура осуществлялась и в отношении оперативного состава органов госбезопасности. Фильтрация военнослужащих предусматривала выявление среди них изменников, шпионов и дезертиров. Для тщательной проверки военнослужащих Красной Армии, находившихся в плену или в окружении противника, решением ГОКО № 1069 от 27 декабря 1941 г. в каждой армии были созданы армейские сборно-пересылочные пункты и организованы спецлагеря НКВД. Проверка находящихся в спецлагерях военнослужащих Красной Армии проводилась отделами контрразведки СМЕРШ при спецлагерях НКВД (в момент постановления это были особые отделы). В 1941—1942 гг. было создано 27 спецлагерей, но в связи с проверкой и отправкой проверенных военнослужащих на фронт они постепенно ликвидировались (к началу 1943 г. функционировало всего 7 спецлагерей).

По официальным данным в 1942г. в спецлагеря поступило 177081 бывших военнопленных и окруженцев. После проверки особыми отделами НКВД в Красную Армию было передано 150 521 человек. Цитата из справки: «...всего прошло через спецлагеря бывших военнослужащих Красной Армии, вышедших из окружения и освобожденных из плена, 354 592 человек, в том числе офицеров 50 441 человек. Из этого числа проверено и передано: а) в Красную Армию 249 416 человек, в том числе в воинские части через военкоматы — 231034, из них офицеров — 27 042, на формирование штурмовых батальонов — 18 382, из них офицеров — 16 163; б) в промышленность по постановлениям ГОКО — 30 749, из них офицеров — 29; в) на формирование конвойных войск и охраны спецлагерей — 5924... Арестовано органами СМЕРШ — 11 556, из них агентов разведки и контрразведки противника — 2083, из них — офицеров (по разным преступлениям) — 1284. Убыло по разным причинам за все время в госпитали, лазареты и умерло — 5347. Находятся в спецлагерях НКВД СССР в проверке 51 601, в том числе — офицеров 5657. Из числа оставшихся в лагерях НКВД СССР офицеров в октябре формируются 4 штурмовых батальона по 920 человек каждый...» (3:132—139).

Органы СМЕРШ осуществляли розыск, задержание и ведение следствия по делам советских граждан, действовавших в антисоветских вооруженных группах, воевавших на стороне Германии, таких как Русская освободительная армия. Постановлением СНК от 6 января 1945 г. при штабах фронтов начали функционировать отделы по делам репатриации, в работе которых принимали участие сотрудники органов СМЕРШ. Создавались сборно-пересыльные пункты для приема и проверки советских граждан, освобожденных Красной Армией. Сообщается, что с 1941 по 1945 г. органами СМЕРШ было арестовано около 700 000 человек, около 70 000 из них расстреляно (4).

СМЕРШ играл также большую роль в распространении сталинской системы террора на страны Восточной Европы, где установились дружеские к Советскому Союзу режимы. Например, сообщается, что на территории Польши и Германии после войны некоторые бывшие нацистские концлагеря продолжали функционировать под контролем СМЕРШ как место репрессий идеологических противников новых режимов (в качестве обоснования приводится информация, что в бывшем нацистском концлагере Бухенвальд еще несколько лет после войны содержалось свыше 60 000 противников социалистического выбора).

Военные контрразведчики иногда не только выполняли свои прямые обязанности, но и непосредственно участвовали в боях с гитлеровцами, нередко в критические моменты принимали на себя командование ротами и батальонами, потерявшими своих командиров. Немало армейских чекистов погибло при исполнении служебных обязанностей, заданий командования Красной Армии и Военно-морского флота. В среднем оперативник служил три месяца, после чего выбывал по смерти или ранению. Только во время боев за освобождение Белоруссии погибли 236 и пропали без вести 136 военных контрразведчиков. За годы войны четыре сотрудника СМЕРШ были удостоены высшей награды — звания Героя Советского Союза: старший лейтенант Петр Анфимович Жидков, лейтенант Григорий Михайлович Кравцов, лейтенант Михаил Петрович Крыгин, лейтенант Василий Михайлович Чеботарев. Все они удостоены этого звания посмертно.

Деятельность ГУКР СМЕРШ характеризуется очевидными успехами в борьбе против иностранных разведок, по результативности СМЕРШ являлся самой эффективной спецслужбой во время Второй мировой войны. С 1943 г. до окончания войны одних только радиоигр центральным аппаратом СМЕРШ и его фронтовыми управлениями было проведено 186. В ходе этих игр на нашу территорию удалось вывести свыше 400 кадровых сотрудников и гитлеровских агентов, захватить десятки тонн грузов (5).

Кроме органов СМЕРШ аресты лиц, подозреваемых в нелояльности, производились сотрудниками территориальных органов госбезопасности. За годы войны территориальные подразделения НКВД-НКГБ арестовали по стране за политические преступления 452 292 человека. С 1 июля 1943 г. по 1 мая 1945 г. на освобожденной от врага территории органами НКВД арестовано 77 152 человека, в том числе дезертиров — 14 254, изменников, перебежавших на сторону врага — 6223, бандитов — 6187, старост — 4638 и т. д. По данным проф. В. Некрасова, к началу войны в лагерях и колониях НКВД находилось 2300 тыс. заключенных. За 1941—1944 гг. прибыло 2550 тыс., а убыло 3400 тыс., в том числе только в 1941—1942 гг. 900 тыс. бывших заключенных передано в действующую армию. По состоянию на 21 декабря 1944 г. в лагерях находилось 1450 тыс. заключенных.

ЗАГРАДИТЕЛЬНЫЕ ОТРЯДЫ

Заградительные отряды — подразделения, которые размещались позади основных войск и были предназначены для предотвращения бегства военнослужащих с поля боя, поимки шпионов, диверсантов и дезертиров, возвращения в части бежавших с поля боя и отставших военнослужащих. Заградотрядами также назывались подразделения, целью которых была борьба с мешочниками и спекуляцией в годы Гражданской войны.

В российской (царской) армии заградительных отрядов никогда не было. Как и штрафные подразделения, первые заградительные отряды в Красной Армии появились в августе 1918 г. по приказу Льва Троцкого. Его позиция: «Нельзя строить армию без репрессий. Нельзя вести массы людей на смерть, не имея в арсенале командования смертной казни. Командование будет ставить солдат между возможной смертью впереди и неизбежной смертью позади». «Надо заставить сражаться. Если ждать когда мужик расчухается, то поздно будет... Заградотряды должны размещаться в ближайшем тылу и подталкивать сзади отстающих, колеблющихся и голодных. В распоряжении заградотрядов должен быть грузовик с пулеметом, легковая машина с пулеметом или кавалеристы с пулеметами» (6).

Заградительные отряды Троцкого комплектовались как рабочими, так и солдатами РККА — в основном латышами, венграми, китайцами и прочими «интернационалистами». Троцкому же принадлежит первенство применения таких мер укрепления боеготовности, как расстрел каждого десятого (децимация) командира и красноармейца, а также применение института заложников для членов семей царских офицеров, служивших в Красной Армии.

С самого начала Великой Отечественной войны на фронте, совместно с Особыми отделами, действовали заградительные отряды войск НКВД по охране тыла. В знаменитом приказе №227 от 28 июля 1942 г. требовалось сформировать в каждой армии 3—5 заградительных отрядов. По состоянию на 15 октября 1942 г. было сформировано 193 заградительных отряда, имеющих в своем составе по 200—300 человек. О результатах деятельности заградительных отрядов на различных этапах войны можно судить по опубликованным документам. Из докладной записки заместителя начальника Управления Особых отделов НКВД СССР С. Р. Милыитейна наркому внутренних дел генеральному комиссару госбезопасности JI.П. Берии: «...С начала войны по 10 октября с. г. (1941) Особыми отделами НКВД и заградительными отрядами войск НКВД по охране тыла задержано 657 364 военнослужащих, отставших от своих частей и бежавших с фронта. Из них оперативными заслонами Особых отделов задержано 249 969 человек и заградительными отрядами войск НКВД по охране тыла — 407 395 военнослужащих. Из числа задержанных Особыми отделами арестовано 25 878 человек, остальные 632 486 человек сформированы в части и вновь направлены на фронт. В числе арестованных Особыми отделами: шпионов — 1505, диверсантов — 308, изменников — 2621, трусов и паникеров — 2643, дезертиров — 8772, распространителей провокационных слухов — 3987, самострельщиков — 1671, других — 4371. Всего — 25 878. По постановлениям Особых отделов и по приговорам Военных трибуналов расстреляно 10201 человек, из них расстреляно перед строем — 3321 человек. По фронтам эти данные распределяются следующим образом...» (7).

Из цитируемого документа следует, что арестовывали больше всего на Западном фронте — по тысяче человек в месяц — 4013 человек за четыре месяца. На этом же фронте и расстреливали больше всего — 2136 человек (более 16 человек в день). Вероятность выжить после ареста меньше 50 процентов. А расстреливали перед строем чаще всего на Северо-Западном фронте — 730 человек за первые неполные 4 месяца войны (пять-шесть человек в день). Из докладной записки заместителя начальника Особого отдела НКВД Сталинградского фронта В.М. Казакевича в Управление особых отделов НКВД: «С 1 августа по 15 октября 1942 г. заградительными отрядами задержано 140 755 военнослужащих, сбежавших с передовой линии фронта. Из числа задержанных: арестовано 3980 человек, расстреляно 1189 человек, направлено в штрафные роты 2276 человек, штрафные батальоны 185 человек, возвращено в свои части и на пересыльные пункты 131 094 человека». Докладная записка характеризует ситуацию в зоне действий Сталинградского и Юго-Восточного фронтов. От общей численности этих фронтов число задержанных заградительными отрядами составляет 25,7 %, то есть каждый четвертый военнослужащий покинул поле боя (8).

Впервые в военной истории по указанию маршала Жукова были созданы подвижные (на танках) заградительные отряды, движущиеся сразу же за наступающими войсками. Об этой инициативе великого маршала свидетельствует цитата из его письменного доклада Сталину, приведенная в книге Д. Волкогонова «Триумф и трагедия»: «...Для предупреждения отставания отдельных подразделений и для борьбы с трусами и паникерами за каждым атакующим батальоном первого эшелона на танке следовали особо назначенные Военными советами армий командиры. В итоге всех предпринятых мер войска 31 -й и 20-й армий успешно прорвали оборону противника. Жуков. Булганин». Необходимость в заградительных отрядах отпала при изменении обстановки на фронтах. Поэтому приказом НКО СССР № 0349 от 29 октября 1944 г. они были расформированы.

ВОЕННЫЕ ТРИБУНАЛЫ

Военные трибуналы и военно-полевые суды — временные органы правосудия, действующие на обороняемых, оккупированных и освобожденных территориях. Действуют в военное время или в условиях чрезвычайного положения на месте боевых действий или сразу же по их окончании. Учреждаются командующими наступающих или обороняющихся сил при каждой воинской части (соединении), а также военными комендантами в крупных населенных пунктах. В военное время из-за сложности обстановки вынесение военными трибуналами и военно-полевыми судами общеуголовных наказаний в большинстве случаев невозможно, поэтому основным наказанием для большинства категорий подсудимых часто являлся расстрел; для отдельных категорий преступников — показательная казнь через повешение. В годы Великой Отечественной войны расстрельные приговоры в боевой обстановке иногда приводились в исполнение перед строем воинских частей. Положение о военных трибуналах в местностях, объявленных на военном положении, и в районах военных действий было утверждено 22 июня 1941 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР. Военные трибуналы оказались ведущей формой осуществления правосудия в период войны. Они создавались при военных округах, фронтах и морских флотах, а также при армиях, корпусах, иных воинских соединениях и военизированных учреждениях. Линейные суды на транспорте также реорганизовывались в военные трибуналы железных дорог и водных путей сообщения.

В районах, объявленных на военном положении, подавляющее большинство судов общей юрисдикции после 22 июня 1941 г. также были реорганизованы в военные трибуналы. Военные трибуналы рассматривали дела о преступлениях, направленных против обороны, общественного порядка и государственной безопасности в районах, объявленных на военном положении. К суду военных трибуналов привлекались и гражданские лица по делам о государственных преступлениях, хищениях социалистической собственности, разбоях, грабежах, умышленных убийствах, побегах из мест заключения, сопротивлении представителям власти, уклонении от службы в армии, незаконном хранении оружия. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 июля 1941 г. «Об ответственности за распространение ложных слухов, возбуждающих тревогу среди населения» все дела такого рода рассматривались только трибуналами, как и дела о самовольном уходе рабочих и служащих с военных заводов и гражданских заводов, работавших на армию. Приговоры военных трибуналов кассационному обжалованию не подлежали и могли быть отменены лишь в порядке надзора. Это существенно упрощало судопроизводство за счет ограничения прав подсудимых.

По данным генерал-полковника юстиции А. Муранова, за годы войны только военные трибуналы вынесли 2 миллиона 530 тыс. 663 приговора. При этом 284 тыс. 344 граждан СССР были приговорены к высшей мере наказания, или 8,9 % от общего количества представших перед военными трибуналами (9).

Показательна динамика «работы» военных трибуналов: в 1941 г. за «контрреволюционные преступления» приговорено к различным видам наказания (не только к расстрелу) «всего» 29 тыс. человек, в 1942 г. — 112 тыс., в 1943 и 1944 гг. — соответственно 96 и 99 тыс., а в победном 1945 г. — 135 тыс. осужденных контрреволюционеров. Столь же показательна и динамика роста числа осужденных за «измену Родине» (ст. 58—16). В 1941 г. за измену Родине было осуждено 8976 человек, в 1942-45 050, в 1943-52 757, в 1944 г. - 69 895 человек (10: 558, 576). Из приведенных данных следует, что чем ближе была победа, тем больше появлялось желающих изменить Родине и перейти на сторону гибнущей Германии. Сам В. Звягинцев считает, что такую динамику можно объяснить желанием руководителя созданного в апреле 1943 г. СМЕРШ Абакумова, показать «наличие» в армии и стране многочисленных «изменников», что подчеркивало политическую значимость СМЕРШ и обеспечивало рост авторитета его начальника. Возможными причинами такого феномена, по нашему мнению, могут быть следующие: во-первых, по мере продвижения на запад в сфере действия органов СМЕРШ оказывалось значительное число изменников и пособников врага, отступивших вместе с немецкими войсками; во-вторых, не следует исключать того, что Сталин «работал на опережение», и поэтому к концу войны, видимо, стали чаще судить за проявления вольнодумства, чтобы приучить воевавших к послевоенной покорности. Таким образом, за каждый день войны военными трибуналами всех видов выносилось 1784 приговора, в том числе около 200 граждан приговаривались к расстрелу. И это без учета работы судов общей юрисдикции, Особого совещания при МГБ-НКВД и внесудебных расстрелов органами СМЕРШ.

Исключительной жесткостью отличалось правосудие при рассмотрении дел военнослужащих. За время войны военными трибуналами осуждено всего 994 270 военнослужащих, в том числе за дезертирство 376 300 человек, 422 700 осужденным исполнение приговоров отсрочено до окончания военных действий с направлением в состав штрафных подразделений, 436 600 осужденных направлены в места заключения (И: Гл. 5).

Из числа осужденных расстреляно 135 тыс. человек. По другим данным, по приговорам армейских военных трибуналов расстреляно 157 593 человека. Одним из объяснений такого расхождения может быть то, что в функции армейских трибуналов входило рассмотрение дел лиц, не являющихся на момент вынесения приговора военнослужащими: власовцев, карателей, полицейских, агентов карательных органов противника и т. д. Таким образом, за каждый день войны в среднем был осужден 701 военнослужащий, в том числе 92 человека приговаривались к расстрелу (без учета 70 тыс. расстрелянных сотрудниками СМЕРШ во внесудебном порядке). Таким образом, за каждый день войны расстреливался 141 человек. Если сложить 135 ООО и 70 000 и если считать, что в диризии 10 000 человек, то выходит, что доблестными смершевцами, а это они приводили приговоры в исполнение, расстрелян личный состав более 20 дивизий. (В вермахте за пять лет войны, с 1 сентября 1939 г. по 1 сентября 1944 г., расстреляно 7810 военнослужащих, т. е. в 17 раз меньше, чем по приговорам военных трибуналов в Красной Армии. И это без учета внесудебных расстрелов Особыми отделами, отделами СМЕРШ и заградотрядами.) На этом фоне карательная практика советской военной Фемиды выглядит чудовищной (12: 577).

ШТРАФНЫЕ РОТЫ И БАТАЛЬОНЫ

Штрафные части — формирования (специальные воинские части) действующей армии, в которые в военное время в качестве наказания направлялись военнослужащие, совершившие преступления (кроме тяжких преступлений, за которые полагалась смертная казнь). Штрафные подразделения в Красной Армии стали создаваться в 1919 г. по указанию Троцкого.

В Великой Отечественной войне формирование штрафных подразделений началось по приказу наркома обороны СССР № 227 от 28 июля 1942 г., подписанному Сталиным. На фронтах создавались штрафные батальоны, в которые направлялись средние и старшие командиры и политработники всех родов войск, проявившие трусость или неустойчивость. В армейские штрафные роты направлялись рядовые бойцы и младшие командиры. Право направлять подчиненных в штрафные батальоны получили командиры дивизий и отдельных бригад, а в штрафные роты — командиры полков. Срок пребывания устанавливался от 1 до 3 месяцев.

На такие же сроки в штрафные части направляли бойцов и командиров, осужденных с применением отсрочки исполнения приговора, военные трибуналы. Независимо от того, лишался ли военнослужащий воинского звания (по суду) или нет, все получали одно и то же новое звание — штрафной рядовой.

Перед отправкой военнослужащих в штрафные подразделения у них изымались государственные награды и передавались на хранение в отделы кадров армии или фронта. Старшими и младшими командирами и политработниками в штрафные подразделения назначались обычные кадровые военнослужащие, наиболее подходящие для этой роли. При этом постоянный командный состав для штрафных частей и подразделений специально не готовился. Согласно положению, командир и военный комиссар штрафного батальона по отношению к штрафникам пользовались властью командира и комиссара дивизии. Командир и комиссар отдельной штрафной роты пользовались властью командира и комиссара полка. Всему постоянному составу штрафных частей сроки выслуги в званиях по сравнению с командным, политическим и начальствующим составом строевых частей действующей армии сокращались наполовину. Кроме того, каждый месяц службы в постоянном составе штрафной части засчитывался при назначении пенсии за шесть месяцев.

При необходимости штрафники могли приказом по части назначаться на должности младших командиров с присвоением звания ефрейтора, младшего сержанта и сержанта. За неисполнение приказа, членовредительство, побег с поля боя или попытку перехода к врагу командный и политический состав штрафной части имел право и был обязан применять все меры воздействия, вплоть до расстрела на месте. За годы войны было сформировано 65 отдельных штрафных батальонов и 1028 штрафных рот. В 1942 г. в армии было 24 993 штрафника, в 1943 г. — 177 694, в 1944 г. — 143 457 и в 1945 г. — 81 766 человек.

Всего в годы войны в штрафные подразделения было направлено 427 910 человек. По отношению к общему числу призванных штрафники составляли 1,2 %, по отношению к находившимся в строю — 3,7—4 % и по отношению к служившим в действующей армии — 7,4—8,1 %. Поскольку штрафным частям поручались наиболее сложные боевые задачи, то потери как постоянного, так и переменного составов были высокими. Только в 1944 г. общие потери личного состава штрафных частей (убитые, умершие, раненые и заболевшие) составили 170 298 человек. Среднемесячные потери постоянного и переменного состава достигали 14191 человека, или 52 % от среднемесячной их численности (27 326 человек). Это в 3—6 раз больше, чем среднемесячные потери в обычных войсках в таких же наступательных операциях (11: Гл. 5).

За проявленные отвагу, мужество и героизм в боях военнослужащие, отбывающие наказание в штрафных частях, могли быть награждены. Почти все награды, полученные в штрафных частях, были медалями «За отвагу». В авиационных соединениях решением Ставки ВГК № 170549 для летчиков, которые «проявили саботаж, трусость и шкурничество» были созданы штрафные авиаэскадрильи, используемые на наиболее опасных участках фронта (13: 204).

В штрафбаты летчики попадали прежде всего за невыполнение боевых задач. В приказе № 0685 от 9 сентября 1942 г., подписанном Сталиным, говорилось: «Фактами на Калининском, Западном, Сталинградском, Юго-Восточном и других фронтах установлено, что наша истребительная авиация, как правило, работает плохо и свои боевые задачи очень часто не выполняет. Истребители наши не только не вступают в бой с истребителями противника, но избегают атаковывать бомбардировщиков. При выполнении задачи по прикрытию штурмовиков и бомбардировщиков наши истребители даже при количественном превосходстве над истребителями противника уклоняются от боя, ходят в стороне и допускают безнаказанно сбивать наших штурмовиков и бомбардировщиков. Приказом НКО за № 0299 предусмотрены для летного состава в качестве поощрения денежные вознаграждения и правительственные награды за боевые вылеты с выполнением боевой задачи. Этот приказ в авиачастях извращен. Боевым вылетом неправильно считают всякий полет на поле боя, независимо от того, выполнена или нет истребителями возложенная на них боевая задача... В целях ликвидации такой несправедливости и для того, чтобы поощрять честных летчиков, а ловкачей и трусов выявлять, изгонять из рядов наших истребителей и наказывать их, приказываю: 1. Считать боевым вылетом для истребителей только такой вылет, при котором штурмовики и бомбардировщики при выполнении боевой задачи не имели потерь от атак истребителей противника... 4. Летчиков-истребителей, уклоняющихся от боя с воздушным противником, предавать суду и переводить в штрафные части в пехоту» (14). •

Второй по важности причиной направления летчиков в штрафные подразделения было уклонение различными путями от полетов, в том числе и путем вывода из строя техники. Штрафные эскадрильи существовали непродолжительное время, и после их расформирования провинившихся летчиков отправляли в штрафные батальоны сухопутных войск. Кроме штрафных батальонов в 1943 г. были сформированы отдельные штурмовые стрелковые батальоны. «В целях предоставления возможности командно-начальствующему составу, находившемуся длительное время на территории, оккупированной противником, и не принимавшему участия в партизанских отрядах, с оружием в руках доказать свою преданность Родине», приказом наркома обороны № Орг/2/1348 от 1 августа 1943 г. «О формировании отдельных штурмовых стрелковых батальонов» предусматривалось: «Сформировать к 25 августа из контингентов командно-начальствующего состава, содержащегося в специальных лагерях НКВД четыре отдельных штурмовых стрелковых батальона... Формирование батальонов произвести численностью 927 человек каждый...Батальоны предназначаются для использования на наиболее активных участках фронта». Срок пребывания в штурмовых батальонах устанавливался 2 месяца, либо до первого награждения или ранения. В отличие от штрафбатов офицерских званий здесь не лишали.

КОЛЛАБОРАЦИОНИЗМ В ГОДЫ ВОЙНЫ

Коллаборационизм (фр. collaboration — сотрудничество) — осознанное, добровольное и умышленное сотрудничество с врагом в его интересах и в ущерб своему государству. В уголовном законодательстве большинства стран мира такое сотрудничество квалифицируется как государственная измена. Первоначально означал сотрудничество граждан с немецкими властями в период оккупации Франции.

Коллаборационистское движение на временно оккупированной немцами территории Советского Союза было беспрецедентно массовым. Среди сотен тысяч восточных добровольцев, воевавших на стороне Гитлера, были разные люди, и их сотрудничество с оккупантами развивалось в различных формах: военной, политической, хозяйственной и административной. Причины, толкнувшие людей на этот шаг, были порождены разными обстоятельствами, однако у многих из них основной движущей силой был единственный мотив. Наиболее полно его выразил А.И. Солженицын: «А теперь... надо ж и о тех, кто еще до 1941 г. ни о чем другом не мечтал, как только взять оружие и бить этих красных комиссаров, чекистов и коллективизаторщиков... Эти люди, пережившие на своей шкуре 24 года коммунистического счастья, уже в 1941 г. знали то, чего не знал еще никто в мире: что на всей планете и во всей истории не было режима более злого, кровавого и вместе с тем более лукаво-изворотливого, чем большевистский... И вот — пришла пора, оружие давалось этим людям в руки...»

Жесткий тоталитарный сталинский режим, коллективизация, сталинские репрессии, утрата национальной независимости прибалтийскими государствами привели к тому, что многие воспринимали немецких оккупантов как освободителей. Поэтому среди коллаборационистов была значительная прослойка антисоветски настроенных граждан, которые добросовестно и преданно служили оккупантам.

Во время войны только вермахт и войска СС включали свыше 1,8 миллиона человек из числа граждан других государств. Из них в годы войны было сформировано 59 дивизий, 23 бригады, несколько отдельных полков, легионов и 176 батальонов. Общая численность советских граждан и русских эмигрантов в составе вермахта, войсках СС, полиции и военизированных формирований составляла до 1,2 млн человек (в том числе славян — до 700 тыс., представителей трех народов Прибалтики — до 300 тыс., представителей тюркских, кавказских и других малых народов — до 200 тыс.). Около трети из этого числа — боевые соединения и части, сражавшиеся на фронтах Второй мировой войны против армий антигитлеровской коалиции и на оккупированных территориях против партизан. К ним относились формирования восточных войск вермахта, войск СС и полиции, а также германских спецслужб — абвера и СД. Остальные представляли собой «добровольцев вспомогательной службы» («хиви»), личный состав т. н. индивидуальной службы вспомогательной полиции и отрядов местной самообороны.

Хиви (нем. Hilfswilliger — желающий помочь) — так называемые «добровольные помощники» вермахта, набиравшиеся (в том числе мобилизовавшиеся принудительно) из местного населения на оккупированных территориях СССР и военнопленных. С конца июля до ноября 1941 г. из лагерей военнопленных немцами было освобождено 318 770 человек, в том числе 277 761 украинцев, остальные — немцы Поволжья, белорусы и жители прибалтийских государств. С 1942 г. по 1 мая 1944 г. немцы освободили 823 230 военнопленных. Часть освобожденных военнопленных добровольно вступила в охранные и другие формирования. Первоначально они служили во вспомогательных частях водителями, ремонтниками, санитарами, саперами, поварами и т. п. Позже «хиви» стали привлекать к непосредственному участию в боевых действиях, в операциях против партизан.

С 1941 г. по мере продвижения вермахта число «добровольных помощников» непрерывно росло. Уже в апреле 1942 г. их было 200 тыс.человек, а в июле 1943 г. — уже 600 тыс. С октября 1943 г. они были включены в штаты немецких пехотных дивизий. Численность личного состава немецкой пехотной дивизии по штатам на 2 октября 1943 г. составляла 10 708 человек и 2005 человек вольнонаемных, под последними многие исследователи сегодня подразумевают «хиви». По состоянию на февраль 1945 г. численность «хиви» составляла 600 тыс. человек в сухопутных войсках, от 50 до 60 тыс. в люфтваффе и 15 тыс. человек в кригсмарине. Эти категории частично также принимали участие в боевых действиях и использовались для пополнения боевых частей и соединений. Максимальная единовременная численность всех названных категорий достигала 800—900 тыс. человек (17). После тяжелых поражений на Восточном фронте в 1943 г. нацисты официально признали арийцами все славянские народы, кроме поляков, для того, чтобы их представители могли служить в Ваффен-СС (18).

Основным политическим органом, объединившим, по крайней мере формально, русских и ряд национальных организаций, сотрудничавших с Германией, стал Комитет освобождения народов России (КОНР), который был образован 14 ноября 1944 г. в Праге. Политическим руководящим органом КОНР стал возглавляемый Власовым Президиум КОНР в составе генерал-майоров Ф.И. Трухина и В.Ф. Малышкина, генерал-майора, профессора Д.Е. Закутного, генерал-лейтенантов и Е.И. Балабина, профессоров Ф.П. Богатырчука (представлял Украинский национальный совет), Н.Н. Будзиловича (представлял Белорусский национальный совет) и С.М. Руднева. Политической платформой КОНР стал «Манифест Освободительного движения народов России» или «Пражский манифест», целями которого были: «свержение сталинской тирании, освобождение народов России от большевистской системы и возвращение народам России прав, завоеванных ими в народной революции 1917г.; прекращение войны и заключение почетного мира с Германией; создание новой свободной народной государственности без большевиков и эксплуататоров» (19).

ВЫДАЧА И КАЗНИ СОЛДАТ И ОФИЦЕРОВ РОА И КАЗАКОВ

В конце войны на территориях, занятых союзниками, оказались миллионы наших соотечественников: военнопленных Красной Армии, солдат и офицеров РОА и других коллаборационистских соединений, граждан, угнанных на принудительные работы в Германию, членов семей казаков и коллаборационистов, ушедших на запад вместе с немцами.

Всего в СССР было репатриировано свыше 1 млн 866 тыс. бывших военнопленных и свыше 3,5 млн гражданских лиц. Отказались вернуться в СССР свыше 450 тыс. человек, в том числе около 160 тыс. бывших военнопленных. Основанием для репатриации стало подписанное 11 февраля 1945 г. в Ялте соглашение о выдаче всех находящихся в англо-американской зоне советских граждан. Обязательной репатриации, «независимо от желания и с применением силы, если это окажется необходимо» подлежали: а) взятые в плен в немецкой форме; б) находившиеся в рядах советских вооруженных сил 22 июня 1941 г. и после этой даты и не демобилизованные впоследствии; в) обвиняемые советскими властями в добровольной помощи врагу... при предоставлении убедительных доказательств с советской стороны.

Основная часть репатриируемых оказалась в Европе на территории Чехословакии, Франции, Австрии, Италии, Норвегии, Финляндии и других стран. Часть из них была вывезена в лагеря на территории Англии и Северной Африки, часть оказалась в США, Иране и Ираке. Многие из подлежащих репатриации, опасаясь наказания за совершенные преступления и по другим причинам, не хотели возвращаться в Советский Союз. Трагическим эпизодом в судьбах сотен тысяч этих людей стала их насильственная выдача советской стороне, которая проходила при силовом участии английских и американских войск, приводила к самоубийствам и сопровождалась расстрелами.

Массовая выдача, задержания и расстрелы власовцев начались сразу же после вступления советской армии в освобожденную накануне дивизией Буняченко Прагу. В боях за Прагу погибли сотни солдат РОА и многие были ранены. Когда Красная Армия заняла Прагу, генерал, а позднее Маршал Советского Союза Рыбалко несколько раз посетил Чехословацкий национальный совет, где профессор доктор Альберт Пражак убедительно просил его о сохранении жизни солдатам и офицерам РОА, которые попадут в плен к Красной Армии в Праге и в ее окрестностях. Сначала Рыбалко ответил, что все они будут расстреляны. Когда же к этой просьбе присоединились и остальные члены Совета, то он пообещал не допустить расстрелов. Раненых власовцев в пражских больницах поместили в отдельных палатах, с табличками «Героические освободители Праги».

Вскоре после вступления Красной Армии в город органы СМЕРШ начали регистрацию раненых. Об их судьбе рассказывает доктор Степанек-Штемр, впоследствии эмигрировавший в Израиль: «У меня была знакомая, моя землячка из Моравска-Острава, Е. Р., молодая женщина, чудом пережившая Освенцим, Терезиениггадт и Дахау. В первые дни после окончания войны она работала в пригороде Праги Мотол. Она рассказала мне, что в больнице в Мотоле лежало около 200 раненых власовцев. Однажды в больницу явились советские солдаты, вооруженные автоматами. Они выгнали из здания врачей и санитарок, вошли в палаты, в которых лежали тяжелораненые власовцы, и вскоре оттуда раздались длинные очереди... Все раненые были расстреляны прямо в кроватях» (20: Гл. 8. РОА и Пражское восстание).

Такая же судьба постигла и солдат, лежавших в других больницах. При регистрации раненых власовцев сотрудниками СМЕРШ больничный персонал обязали удалить с палат надписи о героических освободителях Праги. Врачи отказывались выписывать раненых из госпиталей, однако 15 мая офицеры СМЕРШ насильно увели их в госпитальных халатах. С. Ауски на основании достоверных источников сообщает о расстреле в Праге и окрестностях более 600 солдат и офицеров 1-й дивизии РОА. «Они были похоронены на Ольшанском кладбище в секторе, который прилегает к Мланоневицкой улице (ныне имени Яна Желивского)».

Такая же судьба постигла и других добровольцев, принявших участие в Пражском восстании: «Во Французской гимназии, находящейся на Билой улице в районе Праги Дейвице, еще перед восстанием была размещена-часть русских добровольцев. По-видимому, это был один из центров сосредоточения Запасной бригады РОА. Во время восстания эта часть принимала участие в боях на Ганспалке против частей СС, находящихся в общежитиях имени Масарика. Ввиду того, что эта добровольческая часть не принадлежала к 1-й дивизии РОА и командование дивизии о ней определенно не знало, она не получила приказа к отступлению из Праги и была захвачена в плен Красной Армией. Около 400 бойцов этой части были проконвоированы по улице На-Писках, начиная с Ганспалки вплоть до Боржиславки и на том месте, которое в настоящее время застроено блоком домов между Велварской и Суданской улицами, они были расстреляны из автоматов. Дальнейшие казни были произведены в местах с названиями На-Юлишце, Под Градбами, на Оржеховце и в Певностни улице. Казни, производимые иногда невероятно жестоким образом, происходили в присутствии гражданского населения и даже детей» (21).

Генералы РОА Трухин, Боярский, Шаповалов, Благовещенский и Богданов были захвачены в районе города Пршибрама партизанами-коммунистами на пути в Прагу, где они надеялись установить связь с Власовым. Боярский 5 мая въехал в Пршибрам, который уже захватили партизаны-коммунисты. Его задержали и привели к командиру отряда «Смерть фашизму», капитану Советской армии Олесинскому, который стал осыпать его оскорблениями. Боярский, человек вспыльчивый и горячий, не сдержавшись, дал советскому офицеру пощечину, и тот, вне себя от ярости, приказал повесить генерала.

Трухин, выбравший с генерал-майором Шаповаловым и немецким офицером связи майором Оттендорфом тот же путь, утром 8 мая попал у Пршибрама в засаду. Подробности стали известны из рассказа его адъютанта, старшего лейтенанта Ромашкина, которого позже освободили власовцы. Пригрозив оружием, Трухина заставили выйти из машины перед партизанским штабом. Шаповалова, привезенного в штаб в первой машине, уже увели куда-то и затем расстреляли. Капитан Красной Армии в форме, видимо тот же Олесинский, отобрал у Трухина и сопровождавших его власовцев оружие и документы и посадил всех под охраной в одиночки. Утром 9 мая генерал-майора Трухина передали представителям советских военных властей, которые отправили его из Дрездена самолетом в Москву.

В том же районе в руки к партизанам попали генералы Благовещенский и Богданов. Утром 10 мая Власова принял американский генерал, командующий округом, который сказал ему о предстоящей безоговорочной капитуляции, без каких бы то ни было гарантий от выдачи. Американские офицеры намекали Власову,чтоемутгего спутникам лучше всего бежать, и обещали снабдить их штатской одеждой и бензином. Некоторые офицеры власовского эскорта склонялись к тому, чтобы принять это предложение, но Власов отказался, объяснив старшему лейтенанту В. Реслеру, что не может бросить своих беззащитных солдат на произвол судьбы. Он послал офицеров в 1-ю дивизию с поручением передать, что он не видит иного выхода, как только согласиться на капитуляцию на американских условиях. (Власов был задержан сотрудниками СМЕРШ в Чехословакии в американской зоне 12 мая.)

Днем 10 мая 1-я дивизия РОА оказалась в американской зоне, где власовцы были взяты под стражу и интернированы как военнопленные. Американские офицеры приказали власовцам сдать оружие, при этом, как и в южной группе РОА, офицерам разрешалось оставить себе пистолеты и по 10 человек в каждой роте могли сохранить личное оружие. В полдень 12 мая приказ Власова был выполнен. Буняченко в последний раз вызвал по радио командиров полков и других офицеров в штаб дивизии. От имени Власова он освободил командиров от присяги и попросил их как можно скорей отправить солдат небольшими группками, минуя шоссе и населенные пункты, по направлению к немецкой границе. Полки РОА получили последний приказ: «Разойдись!»

До этого момента в частях сохранялся относительный порядок, но теперь все рушилось. Среди солдат царило отчаяние. Одни подходили к командирам, прощались, просили последнего совета, другие, не в силах снести надвигающийся ужас, покончили с собой, в лесу то и дело гремели выстрелы. Третьи, охваченные апатией, покорно ждали своей участи. Большинство же устремилось на юг и юго-запад к американской зоне. Командир 90-й пехотной дивизии генерал-майор Ирнест приказал любыми средствами задерживать бегущих. Однако, несмотря на приказ, американцы вели себя в этой ситуации по-разному. Например, командир 359-го пехотного полка разрешил власовцам пройти в американскую зону; в то же время в других полках их не пропускали и даже угрожали оружием. Однако переход границы американской зоны не гарантировал безопасности: любой встретившийся офицер мог отправить беглецов на место сбора для выдачи советским властям.

Множество власовцев попало в руки к чехам или частям Красной Армии, следовавшим по пятам за отходящими американцами, и было расстреляно на месте или взято в плен. Были и такие, как командир разведывательного отряда майор Костенко и его подчиненные, которые с оружием в руках ушли в лес, чтобы погибнуть в бою. Однако многие решили добровольно сдаться советским войскам, чем подвергнуться насильственной выдаче. Никаких различий между добровольно сдавшимися и взятыми в плен власовцами советская сторона не проводила.

Так в ночь с 11 на 12 мая, когда разоруженная 1-я дивизия РОА находилась на узкой полосе между американской и советской армиями, на советскую сторону перешел власовский офицер с подразделением, насчитывающим примерно 100 человек. На рассвете следующего дня этой группе, вместе со всеми остальными, перешедшими в ту ночь на советскую сторону, было приказано построиться. Власовский офицер, переодетый в форму Красной Армии, был поставлен перед строем солдат. Он был бледен и с трудом сдерживал себя. Остановившись перед построенным подразделением, он намеревался обратиться к солдатам с речью. После нескольких неуверенных попыток и колебаний он вдруг крикнул решительным голосом: «Я знаю, что меня сейчас же пристрелят. Вас...», но он не успел закончить фразу, так как один из сопровождавших его офицеров действительно застрелил его из пистолета. Часть солдат стала разбегаться во все стороны, остальные остались стоять и с ужасом ожидали, что произойдет дальше. По убегающим начали стрелять из автоматов и пулеметов из танков, которые стояли на краю поляны. Несколько очередей задело и тех солдат, которые оставались на месте. Люди падали на землю и молили о пощаде, но стрельба продолжалась.

После 12 мая несколько тысяч пленных из 1-й дивизии РОА были собраны в лагере недалеко от Шлюссельбурга. Их разделили на три категории: офицеры, унтер-офицеры и солдаты. Некоторые офицеры пытались скрыться среди солдат, но часть из них солдаты выдали сотрудникам СМЕРЩ. В лагерь прибыл советский генерал, очевидно представитель военной юстиции, который объявил, что все офицеры приговорены к расстрелу, а рядовые — к 25 годам лагерей. К вечеру задержанным было приказано построиться. Перед строем, окруженным танками, были поставлены несколько десятков офицеров, которых тут же расстреляли. Некоторые солдаты также были расстреляны. Затем к пленным подошли три молодых офицера Красной Армии. Они были пьяными, громко разговаривали и смеялись. Один из них обратился к пленным с вопросом: «Ну, а кто из вас тут из Сталинграда? Подойдите ко мне!» Из рядов пленных вышло несколько человек, и офицер, со словами «Земляки из Сталинграда...», вытащил свой пистолет и на месте застрелил несколько человек. Оставшиеся в живых пытались спастись в строю, но разъяренный офицер продолжал стрелять.

На этом же месте пленных собирали в течение трех последующих дней. Все это время они не получали никакой пищи и даже воду получали в ограниченном количестве. У них отобрали все, что они имели, даже обувь, если она была в хорошем состоянии, они должны были отдать, оставаясь босыми. В руки Красной Армии попал также дивизионный лазарет, а вместе с ним и женщины-врачи, медицинские сестры, вспомогательный персонал и жены некоторых офицеров. Все они стали мишенью для издевательств и насилий. Больные и раненые были выброшены из санитарных машин и без оказания медицинской помощи присоединены к остальным пленным. На четвертый день пленных, оставшихся в живых, увели под сильной охраной в тыл армии. Во время этапирования также происходили случаи расправ над пленными. Поданным подполковника Артемьева, в частях Красной Армии, вступающих в контакт с частями и подразделениями Власова, проводились специальные политзанятия. Цель этих занятий состояла в том, чтобы убедить солдат Красной Армии, что они встретились с предателями родины, с немецкими наймитами, с людьми, к которым можно питать одну лишь ненависть, не оправдывать, не щадить и только карать. Артемьев, вспоминая о своей встрече с полковником Мишенко, солдаты которого отличались особой жестокостью, спрашивает: «А где вы теперь, полковник Мишенко?» (22).

Вскоре после высадки в Нормандии вместе с немецкими пленными в США была отправлена группа власовцев. Многие из них не хотели возвращаться в СССР, но, учитывая настойчивые требования советских представителей, около 4300 человек были отправлены во Владивосток.

Оставшиеся 118 человек заявили о том, что находятся под защитой Женевских конвенций и категорически отказались возвращаться. Они ссылались на пункт Конвенций: «Военнопленные имеют право, чтобы с ними обращались, исходя из того, какая форма была на них в момент сдачи в плен, и пленившая их страна не должна без их согласия определять их гражданство или национальность иначе, как на основании их военной формы». Однако сразу же после окончания войны государственный секретарь США принял решение передать эту группу советской стороне. При этом он руководствовался сомнительной логикой: «если американские солдаты больше не используют преимуществ, предоставляемых им Конвенцией, то США могут позволить себе отказать в этих преимуществах и солдатам Германии».

После этого решения 118 пленных, претендовавших на немецкое гражданство, и еще 36 человек, находившихся в таком же положении, были собраны в обнесенном проволокой лагере в Форте Дике, штат Нью-Джерси. Им сообщили, что 29 июня 1945 г. их посадят на пароход, идущий в СССР. Сообщение коменданта лагеря о репатриации толкнуло пленных на отчаянные шаги. Они забаррикадировались в бараках и отказались выходить или впускать кого-либо. Комендант, прибывший на место событий, потребовал, чтобы три старших по званию офицера вышли к нему для переговоров. Ответом было молчание. Вскоре из окна барака потянулся дым. Комендант приказал забросать барак слезоточивыми гранатами, после чего оттуда стали выбегать люди, вооруженные ножами из столовых приборов и ножками от столов и стульев. Американские солдаты были захвачены врасплох. В суматохе пленные захватили и ранили трех солдат, оказавшихся впереди. Однако стоявший наготове отряд по команде открыл огонь, и семеро пленных упали. После получасовой схватки американцы одолели узников.

Солдаты в противогазах ворвались в барак, где их глазам предстало жуткое зрелище. Три тела раскачивались на балках, и еще пятнадцать петель ждали своих жертв. На допросах выжившие показали, что применение комендантом слезоточивого газа предупредило самоубийство всех 154 человек. В лагере были приняты чрезвычайные меры по предотвращению самоубийств. Пленных поселили в бараках, где ничего не было, кроме матрасов. У них отобрали все предметы и вещи, которые могли бы быть использованы для самоубийства. Инцидент был крайне неприятен для правительств СССР и США. Газеты широко оповестили о том, что русские предпочитают смерть возвращению на родину. Одновременно советский представитель генерал Голубев в своем заявлении обвинил Соединенные Штаты в том, что те силой препятствуют возвращению на родину людей, отчаянно рвущихся воссоединиться со своими соотечественниками. Его нисколько не смутили возражения американцев, что сотрудникам советской военной миссии было разрешено посещать пленных и что только один из 154 пленных поддался на угрозы и посулы и согласился вернуться в СССР.

Несмотря на обращение пленных к генералу Маршаллу и Международному Красному Кресту с просьбой о предоставлении им «во имя человечности» убежнйца, Госдепартамент решил, что «в соответствии с обязательствами, принятыми в Ялте», все члены, являющиеся советскими гражданами, подлежат репатриации. В конце августа все пленные были отправлены в Германию и, «в условиях строжайшей секретности», переданы СМЕРШу. Их дальнейшая судьба оказалась скрытой от глаз американской общественности. Однако решимость, проявленная пленными, потрясла Госдепартамент и, несомненно, повлияла на принятые летом 1945 г. решения, касающиеся репатриации (23: 373—375).

Выдача власовцев и казаков в Европе также проводилась с особой жестокостью. Особенно трагические события происходили при выдаче казаков в Лиенце, а также власовских солдат и офицеров в Кемпте-не, Дахау, Платтлинге, Римини, Пизе и других лагерях. Ко времени окончания Второй мировой войны на территории Германии и Австрии, частично во Франции, Италии, Чехословакии и некоторых других государствах Западной Европы, по разным оценкам, находилось до 80 тыс. казаков. Большинство из них было выдано Советскому Союзу. Уже через несколько недель после окончания войны Ялтинское соглашение о репатриации впервые было применено к оказавшимся в Лиенце (Австрия) казачьим формированиям, воевавшим на немецкой стороне. Это были Казачий стан генерал-майора Доманова, насчитывавший 24 тысячи военных и гражданских лиц, группа кавказцев под командованием генерала Султан-Гирея Клыча, численностью в 4800 человек, и 15-й Казачий кавалерийский корпус под командованием немецкого генерала фон Паннвица, численностью в 30—35 тыс. человек.

Насильственная выдача 50—60 тыс. военнопленных и беженцев, обозначенная в документах английской армии как «военная операция», была тщательно подготовлена штабом 5-го английского корпуса. 28 мая 1945 г. 2756 офицеров генерал-майора Доманова под надуманным предлогом проведения «конференции» с фельдмаршалом Александером были отделены от своих подчиненных и семей и перевезены в строго охраняемый лагерь в Шпитгале. Среди них было 35 генералов, в том числе генерал кавалерии П.Н. Краснов, С. Краснов, Т.Н. Доманов, Васильев, Соломахин, Бедаков, Г.П. Тарасенко, Силкин, Ф. Головко, Тихоцкий, Тихорецкий, Задохлин, Скляров, Беднягин, Беседин, Толстое, Есаулов, Голубов, А.Г. Шкуро, В.И. Лукьяненко, В. Шелест, Черногорцев. (Генерал Шкуро был арестован англичанами 25 мая 1945 г.) На «конференцию» доставили также 167 полковников, 283 войсковых старшины (подполковника), 375 есаулов (майоров), 460 подъесаулов (капитанов), 526 сотников (старших лейтенантов), 756 хорунжих (лейтенантов), 124 военных чиновника, 15 офицеров санитарной службы, 2 военных фотографа, 2 военных священника, 2 дирижера, 2 переводчика, 5 офицеров связи РОА. Офицеров доставили на грузовых автомобилях под усиленной охраной на мотоциклах и бронемашинах. Первым прибыл генерал До-манов, которому сообщили о выдаче и отвели в лагерь, выставив охрану.

Прибывающих офицеров обыскивали, изымали оружие и проверяли фамилии по списку. Английский полковник объявил Доманову, что казаки и кавказцы проведут ночь в лагере и он, Доманов, по-прежнему отвечает за дисциплину своих офицеров. Рано утром их построят группами по 500 человек и объяснят, что с ними будет дальше. Услышав о репатриации, многие начали срывать знаки различия, пытались избавиться от мундиров и черкесок, выбрасывали документы, по которым можно было определить их звания и должности. Офицеры хорошо понимали, что их ожидает. Ночью несколько человек бежали, некоторые, как генерал-майор Силкин, покончили с собой. Самоубийцы вешались на электрических проводах и перерезали себе вены и горло осколками стекла. Несколько человек были застрелены англичанами при попытке к побегу.

В 6.30 к воротам лагеря подошел первый грузовик, и английский офицер из охраны приказал сесть туда Доманову со штабом. Доманов отказался, добавив, что больше не властен над своими офицерами. Тогда полковник Брайар заявил, что дает десять минут на размышления, после чего примет меры. Поскольку ни Доманов, ни его офицеры не собирались повиноваться приказу, посадку в автомобили «обеспечил» взвод английских солдат, вооруженных автоматами, винтовками с отомкнутыми штыками и заточенными кирками. Офицеры сели на землю, взявшись за руки, но британские солдаты набросились на безоружных, среди которых были и старики, избивали людей прикладами винтовок и кирками, подкалывали штыками. Многие офицеры были избиты до потери сознания, только так удалось «усадить» их в грузовики.

Генерал Краснов наблюдал за этой сценой из открытого окна барака. Несколько английских солдат бросились к бараку, чтобы вытащить 76-летнего генерала, но такого надругательства казаки потерпеть не могли. Молодые офицеры подбежали к окну, взяли 76-летнего генерала на руки и отнесли в грузовик. Краснову было разрешено сесть в кабине, рядом с водителем (24: 59). Три офицера во время посадки на грузовики спрятались, позднее им удалось оказаться на воле, за колючей проволокой, окружавшей лагерь. Нескольких казаков, спрыгнувших с грузовиков во время движения, поймали, в других беглецов стреляли.

На всем пути казаки выбрасывали за борт ремни, шпоры и знаки различия. Они избавлялись и от вещей, которые могли стать добычей сотрудников НКВД и которые доставались охранникам в обмен на сигареты. Один из офицеров попросил у охраны разрешения оправиться: на мосту стояли специальные ведра для этой цели. Бежать ему было некуда, и английские охранники разрешили. Офицер спрыгнул с грузовика, направился к ведру и вдруг, резко рванувшись вперед, прыгнул с утеса высотой около тридцати метров. Английские солдаты, подбежавшие к обрыву, смогли разглядеть лишь распростертое далеко внизу тело. Как писал позже майор Гуд из танкового эскорта, покалеченного офицера не без труда подняли и, умирающим, передали советским представителям.

Перейдя по мосту на другую сторону, майор стал наблюдать за ходом выдачи казаков. Стоявший рядом с ним казачий офицер вытащил откуда-то бритву, перерезал себе горло и окровавленный упал в предсмертных судорогах к ногам английского майора. Пораженный таким поворотом событий, майор осведомился у русской женщины-офицера, что ожидает казаков. Она заверила его, что «старшие офицеры будут посланы на перевоспитание, а младших отправят на работы по восстановлению разрушенных советских городов». Вскоре на тот же вопрос он получил совсем другой ответ: капитан Красной Армии многозначительно провел ладонью по горлу.

Среди выданных офицеров было 1430 эмигрантов, которые не являлись советскими гражданами. Многие из них, как генерал Краснов, во время Гражданской войны сражались на стороне английских войск против большевиков, а генерал-лейтенант Шкуро даже получил английский орден. Через два дня в Юденбург доставили еще 83 офицера — дежурных по лагерю и нескольких задержавшихся. Несколько дней и ночей на металлургическом заводе в Юденбурге работали расстрельные команды. Автоматные очереди палачи пытались заглушить работающими двигателями. После такой «предварительной фильтрации» оставшихся в живых казачьих офицеров перевезли под охраной в Грац в тюрьму НКВД, где также проводились расстрелы. Оставшихся в живых офицеров из Граца доставили в Баден под Веной, в другую тюрьму, где офицеры СМЕРШа подвергли пленных «пристрастным и грубым» допросам (25: 237—240).

После выдачи офицеров настала очередь рядовых казаков и членов казачьих семей. Оставшиеся в лагере узнали о предстоящей выдаче и, несмотря на расставленную охрану и вооруженные ручными пулеметами патрули, около двухсот человек той ночью бежали в окрестные леса. Во время выдачи несколько тысяч человек собралось в лагере Пеггец вокруг импровизированного алтаря. Молодые мужчины и юнкера образовали цепь вокруг пожилых, женщин, детей и священников, отправлявших литургию. Английские солдаты, выполняющие приказ, сначала пытались разделить эту толпу, но в результате образовалась куча истерически кричащих людей, причем двое оказались задавленными. Пытаясь разделить эту массу тел, чтобы спасти несчастных, солдаты пустили в ход приклады и палки. Убедившись в бесполезности такой тактики, они принялись избивать беззащитных людей дубинками и прикладами и подкалывать штыками, принуждая сесть в грузовики. Есть свидетельства о том, что детей вырывали из материнских рук, чтобы заставить женщин подчиниться.

В «Дневнике» Аргильского полка, проводившего выдачу, зафиксировано: «Пятеро убиты; трое отправлены в госпиталь со стреляными ранениями, семеро — с ранениями головы, двое — в бессознательном состоянии, в том числе женщин и детей — двое». За пределами лагеря также были погибшие. Во время операции солдаты стреляли в беглецов, особенно в тех, кто пытался перейти через мост. Некоторых разыскивали и убивали в горах. Многие бросались в бурную Драву. Иногда матери в отчаянии бросали детей в воду, чтобы избавить их от лагерных мук. Врач Прасковья Воскобойникова бросилась туда вместе детьми, матерью и сестрой. Один казак привязался к седлу лошади и вместе с ней прыгнул в Драву. В госпитале больной казак, за которым явились англичане, выбросился из окна.

Эти свидетельства крайнего отчаяния ужасали английских офицеров, руководивших выдачей. Кеннет Тайсон вспоминает, что видел тело, висевшее на дереве возле железнодорожной станции Делыпах. Полковник Дэвис в тот же день видел нескольких повесившихся. Обходя окрестный лес после утренней операции, Дэвис и его солдаты наткнулись на целую семью: мать и трое детей, младшей девочке всего год. Все они были убиты выстрелом в затылок. Чуть поодаль лежал труп мужчины: около него валялся револьвер, из которого он застрелил по очереди всю свою семью и покончил с собой. После выдач 1—2 июня тысячи казаков бежали в горы, и англичане выслали патрули для их поимки. Общее число сбежавших оценивается в 4100 человек. В поисковых операциях принимали участие и советские представители, вероятно сотрудники СМЕРШ, которые имели оружие и стреляли по сбежавшим казакам. В окрестностях лагерей были найдены сотни трупов мужчин и женщин, детей и стариков, застреленных при проведении «операции» или покончивших с собой.

В период с 7 по 30 июня в горах были пойманы 1356 казаков и членов их семей, а также кавказцев, 15 июня 934 из них были доставлены на грузовиках в Юденбург, но советские представители потребовали, чтобы их отвезли в Грац, куда они и прибыли на следующее утро. У некоторых солдат, охранявших эту группу, сложилось впечатление, что все эти пленные или часть их были расстреляны вскоре после прибытия (23: 246-252).

Так же как и в Лиенце, производилась выдача казаков 15-го Казачьего кавалерийского корпуса, почти все старшие офицеры которого были немцами из родовитых семейств Германии и Австрии. До выдачи корпус принимал участие в боях против югославских и болгарских дивизий, а 25 декабря 1944 г. на реке Драве вступил в бой с советской 133-й стрелковой дивизией, носящей, к большому удовольствию казаков, имя Сталина. После жестоких схваток, которые часто переходили в рукопашную, 15-й корпус заставил врага отступить с большими потерями. Многие взятые в плен красноармейцы добровольно вступили в Казачий корпус. Этот бой можно назвать последней битвой Гражданской войны.

При выдаче офицеров отделили от подчиненных. Заверяя, что выдачи не будет, советской стороне были выданы 144 немецких и 690 казачьих офицеров корпуса. Благожелательно настроенные английские офицеры советовали фон Паннвицу бежать, но тот, как и Власов, не воспользовался этой возможностью, объяснив, что не может бросить вверившихся ему казаков. 28 мая генерал фон Паннвиц с группой немецких офицеров был передан в Юденбурге НКВД. Таким образом, английское правительство обрекло на бессудную расправу и смерть немецких офицеров, взятых в плен и являвшихся военнопленными. Казаков под надуманным предлогом переезда в новый лагерь в Италии, с последующей эмиграцией в Канаду и Австралию, посадили в автомобили и окружным путем повезли в Юденбург. Все было организовано так, чтобы казаки до самого последнего момента не догадались об обмане. Там, где подобные обманные маневры не удавались, прибегали к насилию. У самых стойких волю к сопротивлению ломали показными приготовлениями к расстрелам и демонстрацией работы огнеметов. В течение недели после 28 мая 46-я пехотная дивизия передала НКВД в Юденбурге 17 702 человека, включая 47 женщин, 5 детей и 7 священников. Аналогичная операция была проведена севернее, из лагерей, в которых размещались другие части корпуса.

К августу 1945 г. число репатриантов значительно сократилось, но оставшиеся хотели во что бы то ни стало избежать выдачи. Поэтому дальнейшие выдачи англо-американская военная администрация проводила с применением силы. Особенно жесткими были выдачи в лагере Ди-Пи («дисплейсед персоне») в Кемптене и сборном пункте на территории нацистского лагеря уничтожения Дахау. В Кемптене были собраны советские граждане, разными путями оказавшиеся в Германии, русские и украинцы, среди которых было много женщин и детей, а также эмигранты, покинувшие Россию после 1917 г.

Трагические события 12 августа 1945 г. в Кемптене описаны в письме Мюнхенского митрополита Русской зарубежной церкви Анастасия, направленном главнокомандующему войсками США за границей: «...Когда американские солдаты явились в лагерь с целью разделить эмигрантов на две категории и выдать бывших советских граждан в советские руки, то они нашли всех эмигрантов в церкви, горячо молившихся Богу, дабы Он спас их от депортации. Будучи крайне беззащитными и покинутыми, они считали церковь своим последним убежищем. Никакого активного сопротивления не было оказано. Люди, стоя на коленях, только молили о помиловании, стараясь в полном отчаянии, целовать руки и даже ноги офицеров. Невзирая на это, они были изгнаны из церкви. Женщин и детей солдаты волокли за волосы и били. Даже священников не оставили в покое. Священники всячески старались защитить свою паству, но безуспешно. Одного из них, старого и уважаемого священника, выволокли за бороду. У другого священника изо рта сочилась кровь, после этого один из солдат, стараясь вырвать из его рук крест, ударил его в лицо. Солдаты, преследуя людей, ворвались в алтарь. Иконостас, отделяющий алтарь от храма, был сломан в двух местах, престол перевернут, несколько икон брошено на землю. Несколько человек было ранено, двое пытались отравиться, одна женщина, пытаясь спасти своего ребенка, бросила его в окно, но мужчину, подхватившего этого ребенка на улице, ранили пулей в живот и он вскоре умер...»

Сохранились копии двух писем-обращений к американскому военному командованию и сенатору А. Вандербергу, подписанных генералом А.И. Деникиным с целью защиты русских в послевоенной Германии и предотвращению насильственной репатриации. В одном из них говорится: «...Я знаю, что имеются “Ялтинские параграфы”, но ведь существует еще, хотя и попираемая ныне, традиция свободных демократических народов — Право Убежища. Существует еще и воинская этика, не допускающая насилия даже над побежденным врагом. Существует, наконец, христианская мораль, обязывающая к справедливости и милосердию...»

Драма в Кемптене стала известна в США, где в прессе появились сведения о насильственной репатриации бывших советских военнопленных, власовцев, казаков и перебежчиков. В защиту эмигрантов вступилась церковь (26). О настроении пленных перед выдачей свидетельствуют слова Меандрова, сказанные им владыке Николаю: «Ложась спать, прежде всего, проверяешь, на месте ли бумажник с лезвием, чтобы успеть в смерти спастись от выдачи Советам». Самоубийство многим казалось избавлением от физических и моральных мук, которые, по общему мнению, должны были неизбежно предшествовать смерти в СССР. Власовцы говорили: «Выдача равносильна смерти, но смерти после мук и издевательств».

В послании «Спасите наши души», отправленном группой офицеров властям СШАперед выдачей в феврале 1946 г., говорилось: «В месте, над которым развевается звездный флаг свободы, мы вынуждены осколками стекла убивать наших жен и детей, перерезать себе вены — чтобы не возвращаться в красную Москву». И это не просто слова, их подтверждает множество примеров. Врач РОА Быстролетов, решив покончить с собой, несколько месяцев готовился к этому шагу и, наконец, как и многие, перед выдачей совершил самоубийство. Причины своего решения он изложил в дневнике.

События в Кемптене в августе 1945 г. вызвали беспокойство генерала Эйзенхауэра. Политический советник штаба посланник Мерфи, запрашивая у Госдепартамента более подробные указания, отмечал, что вследствие действий американской армии «значительно возросло число самоубийств». Приказом Эйзенхауэра, поставившего этот вопрос на обсуждение в Вашингтоне, применение насилия было временно запрещено. Но из Вашингтона на имя военного губернатора генерала Мак-Нарни пришла директива, подтверждающая, что практически все члены РОА подлежат репатриации, в случае необходимости — насильственной. Согласно этой директиве из сборного пункта на территории бывшего концентрационного лагеря Дахау была произведена депортация 400 солдат РОА и других русских военнопленных. Пленные узнали о готовящейся выдаче и, когда 17 января их построили, чтобы везти на станцию, наотрез отказались садиться в грузовики. Им стали угрожать оружием. Тогда они начали просить, чтобы их немедленно расстреляли, чем отдавать в лапы НКВД. Сконфуженные охранники вернули их в бараки. Было ясно, что для проведения операции необходимо массированное применение силы.

Через два дня в лагерь прибыло формирование из 500 поляков, служивших в американской армии. Последовавшие за этим события описаны в рапорте, поданном Роберту Мерфи: «В рамках соглашения с Советами, 19 января была предпринята попытка отправить со сборного пункта в Дахау 399 бывших русских солдат, взятых в плен в немецкой военной форме. Все эти люди отказались садиться в грузовики и просили, чтобы их пристрелили. В знак протеста они разделись и отказались выходить из бараков. Чтобы выгнать их оттуда, пришлось прибегнуть к слезоточивому газу и применить силу. Те из них, кто еще внутри нанес себе ножевые раны, повалились на снег, истекая кровью. 9 человек повесились, один закололся, второй вскоре умер от ран, 20 человек все еще находятся в госпитале. Наконец, в поезд с американской охраной и в сопровождении советского офицера связи было посажено 368 человек. 6 человек бежало по дороге. Ряд лиц в группе заявили, что они не русские. После предварительной проверки местными военными властями об этом был уведомлен советский офицер связи, и в результате 11 человек были возвращены советскими представителями как не советские граждане».

Затем в рапорте рассказывалось о страшных страданиях, на которые были обречены эти люди в плену, о том, что у них фактически не было другого выбора, как только надеть немецкую форму. Рапорт заканчивался словами: «Случившееся произвело на всех очевидцев страшное впечатление. Американские офицеры и солдаты, от которых американское правительство потребовало проводить репатриацию этих русских, проявляют сильное недовольство...»

24 февраля 1946 г. американцы, по той же схеме что и в Дахау, насильственно репатриировали пленных из лагеря в Платтлинге. 21—22 февраля 1946 г. семьям в Платтлинге было разрешено собраться в последний раз. Среди обитателей лагеря царило глубокое отчаяние. 23 февраля в лагерь не допустили даже священника. Власовцы отказались садиться в грузовики и забаррикадировались в бараках. Американский комендант во избежание кровопролития сообщил пленным, что их скоро перевезут в новый лагерь, подальше от советской оккупационной зоны. Обманутые пленники успокоились и были застигнуты врасплох. Лагерь был окружен двумя полками. Утром 24 февраля на территорию лагеря бесшумно вошли еще несколько батальонов — всего в операции было задействовано около 3 тыс. американских солдат. Солдаты вошли в бараки и по двое встали у каждой койки. Мертвую тишину барака прорезал пронзительный свисток. Американцы, с криками и ругательствами, размахивая дубинками, набросились на пленных и погнали ничего не соображавших спросонья людей в одном нижнем белье к лагерным воротам. На замешкавшихся обрушился град ударов. У ворот наготове стояла колонна грузовиков с заведенными моторами. Пленных загнали в грузовики и уже через несколько часов, погрузив в вагоны, повезли на восток. Поезд остановился посреди баварского леса около чехословацкой границы, где его поджидали солдаты в голубых фуражках. Американские и советские офицеры обменялись через переводчика несколькими фразами, и избитых и напуганных солдат высадили из поезда. Ошарашенные, они стояли, сбившись в группы между лужами у самого полотна. Перед отбытием с места встречи в лесу многие американцы заметили, что ближние деревья были буквально увешаны мертвыми телами. По возвращении с акции даже пленные эсэсовцы из соседнего сектора, стоявшие вдоль проволочного ограждения, осыпали американцев презрительной бранью. Сгоравшим со стыда солдатам оставалось только молча прятать глаза (27:410).

Благодаря внезапности операции удалось избежать самоубийств на территории лагеря, и штаб американской 3-й армии смог сообщить в рапорте, что выдача была проведена «без инцидентов». Однако уже в поезде во время пути пятеро пленных покончили с собой, «а число покушавшихся на самоубийство было еще выше». Двое успели нанести себе раны еще в лагере, и одного из них сфотографировали для американской армейской газеты «Старс энд страйпс». Через три месяца таким же образом из Платтлинга была отправлена на восток еще одна группа из 243 русских.

Газета «Таймс» 4 июня 1945 г. писала, что в Берлине «с изменниками из власовской армии советские расправляются скопом». Об обменном пункте в Торгау в статье сказано: «Целое крыло тюрьмы было выделено для приговоренных к смертной казни, большинство которых составляли солдаты армии Власова. Они кричали из-за зарешеченных окон: “Мы умираем за родину, а не за Сталина”».

Военнопленных и перемещенных лиц из Англии, США, Италии и Норвегии в СССР доставляли на судах через Мурманск, Любек, Владивосток и Одессу. В 1944—1946 гг. только из Англии в Советский Союз было отправлено морем 32 259 военнопленных. Большинство интернированных из Англии составляли члены «восточных легионов» и трудовых батальонов Тодта, взятые в плен в Нормандии и привезенные до сентября 1944 г. Среди них было немало женщин и детей. Перед перевозкой англичане переодевали интернируемых пленных в новое военное обмундирование. При отправке в Мурманск и Одессу каждый пленный получал военную куртку, шинель, подшлемник, шерстяной свитер, пару ботинок, шерстяные перчатки, брюки, по двое шерстяных кальсон, нательных рубашек и носков. Каждому выдавалось также одеяло, кисточка для бритья, расческа, рюкзак, бритва, жестяная миска, мыло, бутылка для воды, зубная щетка, вилка, нож, ложка, полотенце и комплекты сухого пайка. Как станет ясно из дальнейшего изложения, большая часть имущества на территории СССР у пленных изымалась.

Так же как и при перевозке по суше, перед погрузкой на суда среди репатриированных возникала паника, и множились случаи побегов и самоубийств. Самоубийства происходили как в лагерях, так и во время погрузки и перевозки. Самоубийцы вешались, ножами и бритвами перерезали себе горло и вены, разрезали животы, бросались с судов в море. Отказывающихся от репатриации на суда доставляли силой. При погрузке из числа пленных отделяли «предателей». К таковым относились скрывающиеся офицеры, лица отказывающиеся от репатриации или подписавшие петиции к властям, а также те, кто вел агитацию за невозвращение. Такие сведения собирали завербованные сотрудниками СМЕРШ из числа пленных осведомители, которые передавали ее офицерам, производящим репатриацию. При перевозках в поездах «предателей» помещали в особых усиленно охраняемых штрафных вагонах, а на судах в изолированных камерах.

Из воспоминаний очевидцев событий — иностранных моряков и военных, присутствующих при передаче интернированных в портах прибытия, вырисовывается совпадающая в деталях «картина» передачи коллаборационистов советской стороне. По прибытии в порт первым по трапу спускался сопровождавший судно сотрудник репатриацион-ной комиссии (офицер СМЕРШа) со списком. Пленных выстраивали на причале, по списку отделяли «предателей», под усиленным конвоем отводили их за сооружения порта и, не особо скрывая акцию от иностранцев, расстреливали.

О том, как происходил прием 10 200 репатриантов, прибывших в Мурманск на двух судах накануне годовщины Великой Октябрьской революции, сообщило Агентство ТАСС 14 ноября 1945 г.: «Прибывших тепло встретили представители уполномоченного Совнаркома СССР по делам репатриации советских граждан из Германии и оккупированных ею стран, а также представители местных советских органов и общественности. Волнующей была встреча вернувшихся из фашистской неволи советских граждан с трудящимися Мурманска. Стихийно возник митинг. Один за другим поднимались на импровизированную трибуну советские граждане, насильно оторванные немецкими извергами от Родины, и выражали свою взволнованную благодарность советскому правительству, товарищу Сталину за отеческую заботу о них».

Из рассказа очевидца событий, майора английской армии С.И. Кри-гина, прибывшего вместе с пленными на судне «Герцогиня Бедфордская», предстает отнюдь не столь радужная картина: «7 ноября в Мурманске я возвращался в машине из штаба военно-морской миссии в порт. По дороге мы миновали длинную колонну репатриантов с прибывшего судна. Создалось впечатление, что с ними обращаются, как с военнопленными вражеской армии. Охранники были вооружены винтовками, на 10—15 пленных приходилось примерно по одному конвоиру. Никаких признаков теплого приема я не заметил. Поведение репатриантов лишний раз свидетельствовало об их униженности. Все они были одеты в английскую военную форму, вещей, с которыми их отправляли из Англии, у них не было, у большинства в руках были маленькие узелки с пожитками».

Но за кулисами творились вещи пострашнее. Лейтенант норвежской армии Гарри Линдстром также прибыл в Мурманск с тем же транспортом, что и русские. Весь день 7 ноября до него доносился треск автоматных очередей. Тогда он спросил двух советских офицеров, находившихся на судне, что происходит. Те ответили, что не знают. На это норвежский репортер Олаф Риттер не без сарказма заметил, что это, вероятно, дают салют в честь советских военнопленных, вернувшихся из Англии.

Аналогичный прием репатриантам оказывали и в Одессе. Английские моряки и военные описывают бессудную расправу с пленными, представителями народов среднеазиатских республик, доставленными в Одессу из Италии на судне «Альманзора». Конвой прибыл в Одессу в начале марта 1945 г. Не успели суда пришвартоваться, как на борту появились сотрудники НКВД. Им были вручены списки пленных и рапорта советских офицеров, находившихся на судах, и они немедля приступили к работе. Пленных построили на палубе, офицер выкликал по списку фамилии, мертвенно-бледные люди выходили из строя. После короткого допроса пленных в сопровождении сотрудников НКВД с автоматами группами уводили с корабля за портовые сооружения. Покончив со специальными списками, приступили к выгрузке оставшихся. Очевидцем расстрела «предателей» стал прибывший на судне князь Ливен. Иностранные моряки и офицеры, присутствующие при выгрузке, утверждают, что во время расстрелов звуки выстрелов заглушали два бомбардировщика, специально круживших над портом, и пронзительный визг работающей лесопилки. В Одессе пленным пришлось «расстаться» с добротным английским обмундированием и имуществом. Свидетельствует Дж. К. Гамильтон, освобожденный Красной Армией из немецкого плена и отправлявшийся на родину на тех же судах, на которых были доставлены русские пленные: «Я имел несчастье попасть в руки к Советам в 1945 г., и мне довелось собственными глазами увидеть, что сталось с советскими гражданами, репатриированными из восточной Германии. Наша группа бывших английских военнопленных прибыла в Одессу 8 марта 1945 г. Отсюда нам предстояло отплыть на судне “Принцесса гор”, прибывшем в Одессу с большим количеством бывших русских военнопленных, попавших в руки к союзникам во Франции. По словам корабельной команды, этим пленным была выдана полная смена обмундирования, и они вышли на берег в английской форме. Будучи в казармах в Одессе, мы видели, как группу этих людей вели к вокзалу, чтобы отправить на восток: они были одеты в лохмотья, а на ногах у них было нечто и вовсе невообразимое... Прочитав “Архипелаг ГУЛАГ” А. Солженицына, я понял, что он описывает именно то, что мы наблюдали в Одессе. Правда, мы не были непосредственными свидетелями того, как у них отбирали английское обмундирование и белье, ботинки, носки и т.д. — все это происходило в помещении склада. В двери склада входили хорошо одетые люди — а выходили оборванцы в некоем подобии обуви».

23 мая в Одессу на корабле «Гордость Империи» была отправлена новая партия русских. Среди них были пленные и еще «несколько русских, не видевших Россию с царских времен». Это плавание описал в своих записках канадский офицер, капитан Юматов: «Нижняя палуба была обнесена колючей проволокой. На ней были устроены четыре камеры, с расчетом каждая на двух человек. Сразу по прибытии ца борт советские офицеры затолкали в эти камеры всех, кто содержался под арестом, — 51 человека, отказавшись размещать их на палубе, где было много свободного места. Через несколько дней, по настоянию капитана, камеры немного разгрузили. Капитан приказал также немедленно покончить с бесконечными воплями, доносившимися из камер. 30 мая, когда судно огибало Гибралтар, пленный по фамилии Данченко бросился за борт, и вытащить его не удалось. Еще один русский попытался покончить с собой в Босфорском проливе, но его спасли. Наконец судно прибыло в Одессу. Высадка началась в 18.30 и продолжалась четыре с половиной часа. На пароходе было много больных, но советские представители отказались от носилок, и даже умирающим пришлось самим спускаться по трапу с вещами в руках. Несли только двоих: у одного была ампутирована правая нога и сломана левая, второй был без сознания.

С пленным, покушавшимся на самоубийство, обращались очень грубо, рана его открылась, он истекал кровью. Его увели с корабля за пакгаузы в доках, затем раздался выстрел, но никто ничего не видел. Группу из 32 человек отвели в склад, в 50 ярдах от корабля, откуда минут через 15 последовали автоматные очереди. Еще через 20 минут из склада выехал в направлении города грузовик с крытым кузовом. Позже, когда поблизости никого не было, мне удалось заглянуть в склад, и я увидел на каменном полу темные пятна. Стены на высоте примерно пяти футов были испещрены дырками. Это были не единственные жертвы. Около 150 человек были отделены от прочих пленных и отведены за сараи на набережной и там их расстреляли...» Эту историю подтвердил также работавший на этом судне стюард Тед Хансон (27:155,165—166).

Канадский офицер попытался разобраться в причинах расстрела обреченных на скорую расправу 33 пленных из первой партии. По его мнению, их преступление состояло не в том, что они служили в немецкой армии, в ней служили 99 % пассажиров судна. Он выяснил, что из 33 расстрелянных 20 были русские, отрицавшие советское гражданство и попытавшиеся в Англии вступить в Польскую армию. Один был арестован на борту судна по неизвестной причине, он прыгнул за борт в Дарданелльском проливе и затем покушался на свою жизнь, вскрыв бритвой вены. Шестеро — немцы Поволжья, выразившие нежелание возвращаться в СССР, и пятеро — русские, отказавшиеся вернуться и описывавшие в Англии в присутствии советского генерала Ратова Советский Союз в самом черном свете. Наконец, последний — это охранник, случайно снабдивший незадачливого самоубийцу бритвой. «С него немедленно сорвали знаки различия, бросили в камеру и высадили вместе с прочими арестованными, так что он, скорее всего, разделил их судьбу».

Сколько человек было казнено бессудно, сразу же после выдачи, неизвестно, но, видимо, счет идет на тысячи. Возможно, что покончившие с собой и вправду выбрали не самый худший выход. Следует отметить, что в это сложное время немцы в рамках своих ограниченных возможностей старались помочь бывшим союзникам, попавшим в беду. Так, например, в Латвии, где почти все немецкие солдаты вынуждены были сдаться советским частям, майору Васильеву и другим членам добровольческих формирований предоставили место на борту последнего танкера, покинувшего порт Виндава 8 мая 1945 г.

Кроме Германии, Австрии, Англии и США, выдачи производились также во Франции, Италии, Северной Африке, Дании, Норвегии, Финляндии. Даже такие нейтральные страны, как Швейцария и Швеция, послушно проводили депортацию интернированных и беженцев. Только крошечное Княжество Лихтенштейн сумело противостоять давлению советского правительства и находившейся в стране советской репатриационной комиссии и отказало в выдаче.

Согласно документам, в 1943—1947 гг. западные государства передали СССР 2272 тыс. советских граждан. После предварительной «селекции» и перевозки все репатрианты подлежали проверке и фильтрации. К лету 1945 г. на территории СССР действовало 43 специальных лагеря и 26 проверочно-фильтрационных лагерей. На территории Германии и других стран Восточной Европы действовали еще 74 таких лагеря и 22 сборно-пересылочных пункта. Проверкой бывших военнослужащих и гражданских лиц и решением их участи занимались сотрудники органов контрразведки СМЕРШ, НКГБ и НКВД в составе проверочных комиссий. Срок проверки предполагался не более 1—2 месяцев. Приступили к работе военные трибуналы, выносившие смертные приговоры или осуждавшие на большие сроки, чаще всего на 25 лет каторжных работ, в лагерях Воркуты, Инты, Асбеста, Норильска, Тайшета, Караганды и других. За 1944—1945 гг. военными трибуналами были осуждены свыше 98 тыс. репатриантов, а в следственных тюрьмах находилось еще свыше 42 тыс. человек.

Старший лейтенант Николай Краснов, внук Донского атамана П.Н. Краснова, в своей книге «Незабываемое» привел некоторые подробности о судьбе солдат РОА и казаков, с которыми он сталкивался во время своего десятилетнего пребывания в лагерях (28). Согласно его сведениям, большая группа оставшихся в живых казачьих офицеров была перевезена во Львов, оттуда их отправили в различные тюрьмы — в Лефортово и Бутырскую тюрьму в Москве, а также в Свердловск, Новочеркасск, Владимир, Молотов (Пермь) и другие. Большая часть бывших офицеров и солдат РОА и казаков была направлена в спец-лагеря на Колыму, в Воркуту, в Камышлаг, Джезказган, Кемеровскую область и другие места. В лагерях сотрудники НКВД продолжали выявлять офицеров и пропагандистов. Большинство из них были приговорены военными трибуналами к смертной казни, остальные получили сроки, в основном по 25 лет. 17 сентября 1955 г. правительство Хрущева объявило амнистию для репатриантов, однако многие не дожили до амнистии: умерли от голода, холода, болезней и лишений. По амнистии многие заключенные были освобождены, многим сократили сроки, но тысячи остались в ГУЛАГе. В вышеупомянутой работе Н.Н. Краснова на стр. 185 приведена информация, что, по сообщению ЦРУ, «в 1956 г. на Кыштымском атомном заводе на Урале работало 25 тыс. бывших власовцев».

КАЗНИ ГЕНЕРАЛОВ-КОЛЛАБОРАЦИОНИСТОВ

Боевые потери офицерского состава Красной Армии за время Великой Отечественной войны составили 1 023 093 человека. Кроме того, из армии было уволено по ранению 1030 721 человек, умерло от болезней и подругам причинам — 5026 человек, осуждены военными трибуналами с лишением воинских званий — 20 071 человек, находились в плену—около 150 000 человек. Таким образом, общие потери офицерского состава за 1941—1945 гг. составили около 2 228 900 человек (29:130, 340, 342).

За время войны в Красной Армии погибли, умерли от ран, пропали без вести и попали в плен 421 генерал, 2502 полковника, 4887 подполковников и 19 404 майора. По данным историков ФРГ, за годы Второй мировой войны у всех воюющих стран в плену побывало почти 35 млн человек. Офицеры от общего числа пленных составили около 3 %, а генералов, попавших в плен, насчитывалось всего несколько сотен человек. Однако именно эта категория военнопленных представляла особую ценность и особый интерес для карательных и политических структур воюющих сторон и поэтому больше других подвергалась различным формам физического и морально-психологического воздействия.

Из различных источников известно, что за годы Великой Отечественной войны в немецком плену оказались 83 генерала Красной Армии. Из них 26 человек были расстреляны, убиты лагерной охраной или умерли от болезней. Остальные после окончания войны были депортированы в Советский Союз. После депортации 32 человека репрессированы: 7 повешены по делу Власова, 17 расстреляны на основании приказа Ставки № 270 от 16 августа 1941 г. и 8 генералов приговорены к различным срокам заключения. Оставшихся 25 человек после более чем полугодовой проверки органами госбезопасности оправдали, а затем постепенно уволили в запас. 63 генерала Красной Армии попали в плен в 1941 г. В1942 г., после нескольких поражений, в плен были захвачены еще 16 генералов, в 1943 г. попали в плен три генерала и в 1945 г. — один. Из них 5 командующих армиями, 19 командиров корпусов, 31 командир дивизии, 4 начальника штаба армии, 9 начальников родов войск армий и т. д. Из числа попавших в плен в 1941 г. погибли 16 генералов. Рискуя жизнями, совершили побег из плена генералы С.Я. Огурцов, И.И. Алексеев, И.А. Ласкин, П.В. Сысоев, П.Г. Цирульников и бригадный комиссар И. Толкачев. Генералы Огурцов и Сысоев после побега воевали в партизанских отрядах. Все они после ареста и проверки органами СМЕРШ были восстановлены в правах и продолжали службу в армии. Кроме погибших в плену, 19 генералов Красной Армии в 1941 г. пропали без вести. Значительный урон высшему командному составу армии нанесли репрессии в начальном периоде войны, когда по приговорам трибуналов и по личному указанию Сталина были казнены многие генералы.

—Арженухин Ф.К. — генерал-лейтенант авиации, начальник Военновоздушной академии. Расстрелян в 1941 г.

— Володин П.С. — генерал-майор авиации, начальник штаба ВВС Красной Армии. Расстрелян в 1941 г.

— Галактионов С.Г. — генерал-майор, командир 30-й стрелковой дивизии 9-й армии Южного фронта. Расстрелян в июле 1941 г.

— Гольцев Н.Д. — генерал-майор. 1897 г. рождения. Член ВКП(б). В Красной Армии с 1918 г. Начальник отдела автобронетанковых войск 18-й армии Южного фронта. Расстрелян в 1942 г.

— Гончаров B.C. — генерал-майор. 1894 г. рождения. Член ВКП(б). В Красной Армии с 1917 г. Командующий артиллерией 34-й армии Северо-Западного фронта. Расстрелян в сентябре 1941 г.

— Григорьев А.Т. — генерал-майор. 1889 г. рождения. Беспартийный. В Красной Армии с 1918 г. Начальник войск связи Западного фронта. Расстрелян в июле 1941 г.

— Гусев К.М. — генерал-лейтенант авиации. 1906 г. рождения. Член ВКП(б). В Красной Армии с 1925 г. Командующий ВВС Дальневосточного фронта. Расстрелян в 1941 г.

— Дьяков Г.С. — генерал-майор. 1886 г. рождения. Беспартийный. В Красной Армии с 1918 по 1924 г. и с 1929 г. Заместитель начальника кафедры Военной академии им. Фрунзе. Дата смерти не установлена.

— Качанов К.М. — генерал-майор. 1901 г. рождения. Член ВКП(б). В Красной Армии с 1918 г. Командующий 34-й армией Северо-Западного фронта. Расстрелян в 1941 г.

— Каюков М.М. — генерал-майор технических войск, заместитель начальника управления Наркомата обороны СССР. Расстрелян в 1941 г.

— Кленов П.С. — генерал-лейтенант. 1894 г. рождения. Член ВКП(б). В Красной Армии с 1918 г. Начальник штаба Северо-Западного фронта. Расстрелян в 1941 г.

— Климовских В.Е. — генерал-майор. 1895 г. рождения. Член ВКП(б). В Красной Армии с 1918 г. Начальник штаба Западного фронта. Расстрелян в июле 1941 г.

— Клич Н. А. — генерал-лейтенант. 1895 г. рождения. Беспартийный. В Красной Армии с 1920 г. Начальник артиллерии Западного фронта. Расстрелян в июле 1941 г.

— Коробков А. А. — генерал-майор. 1897 г. рождения. Член ВКП(б). В Красной Армии с 1918 г. Командующий 4-й армией Западного фронта. Расстрелян в июле 1941 г.

— Кособуцкий И.С. — генерал-майор, командир 41-го стрелкового корпуса Северо-Западного фронта. Расстрелян в 1941 г.

— Локтионов А.Д. — генерал-полковник, командующий Прибалтийским особым военным округом. Расстрелян в 1941 г.

— Оборин С.И. — генерал-майор. 1892 г. рождения. Член ВКП(б). В Красной Армии с 1917 г. Командир 14-го механизированного корпуса Западного фронта. Расстрелян в 1941 г.

— Павлов Д.Г. — генерал армии. 1897 г. рождения. Член ВКП(б). В Красной Армии с 1919 г. Герой Советского Союза. Командующий Западным фронтом. Расстрелян в июле 1941 г.

— Проскуров И.И. — генерал-лейтенант авиации. 1907 г. рождения. Член ВКП(б). Герой Советского Союза. Командующий ВВС 7-й армии. Расстрелян в 1942 г.

— Птухин Е.С. — генерал-лейтенант авиации. 1900 г. рождения. Член ВКП(б). В Красной Армии с 1918 г. Герой Советского Союза. Командующий ВВС Юго-Западного фронта. Расстрелян в 1942 г.

— Пумпур П.И. — генерал-лейтенант авиации, командующий ВВС Московского военного округа. Расстрелян в феврале 1942 г.

— Рычагов П.В. — генерал-лейтенант авиации. 1911 г. рождения. Герой Советского Союза. Начальник Главного управления ВВС Красной Армии. Расстрелян в октябре 1941 г.

— Савченко Г.К. — генерал-майор. 1901 г. рождения. Член ВКП(б). В Красной Армии с 1918 г. Заместитель начальника Главного артиллерийского управления. Расстрелян в 1941 г.

— Салихов М.Б. — генерал-майор, командир 60-й горнострелковой дивизии 18-й армии Южного фронта. Расстрелян в 1941 г.

— Самойлов К.И. — контр-адмирал. 1896 г. рождения. Беспартийный. В Военно-морском флоте с 1918 г. Начальник Управления военноморских учебных заведений Военно-морского флота. Дата смерти не установлена.

— Селиванов И.В. — генерал-лейтенант. 1886 г. рождения. Член ВКП(б). В Красной Армии с 1918 г. Командир 30-го стрелкового корпуса Западного фронта. Расстрелян в феврале 1942 г.

— Смушкевич Я.В. — генерал-лейтенант авиации. 1900 г. рождения. Член ВКП(б). В Красной Армии с 1919 г. Дважды Герой Советского Союза. Помощник начальника Генерального штаба по авиации. Расстрелян в октябре 1941 г.

— Таюрский АИ. — генерал-майор авиации. 1900 г. рождения. В Красной Армии с 1919 г. Заместитель командующего ВВС Западного фронта. Расстрелян в 1942 г.

— Трубецкой Н.И. — генерал-лейтенант. Член ВКП(б). В Красной Армии с 1918 г. Начальник Управления военных сообщений Генерального штаба Красной Армии. Расстрелян в июле 1941 г.

— Шахт Э.Г. — генерал-майор авиации, помощник командующего ВВС Орловского военного округа. Расстрелян в феврале 1942 г.

В перечень включены генералы, репрессированные в 1941 г. и реабилитированные посмертно (30). В этот скорбный список не вошел командир 9-й смешанной авиационной дивизии (САД) Западного фронта Герой Советского Союза, генерал-майор авиации, депутат Верховного Совета СССР 1-го созыва (с 1937 г.) Черных Сергей Александрович. В Красной Армии с декабря 1930 г. Участник войны в Испании с ноября 1936 г. по февраль 1937 г., командир звена истребителей И-16 лейтенант Черных уничтожил 3 вражеских самолета и несколько самолетов в групповых боях. Он был первым из советских летчиков, кому удалось сбить новый немецкий истребитель «Мессершмитт- 109В». При внезапном ударе противника по аэродромам Западного фронта из 409 самолетов 9-й САД были уничтожены 347. Не имея связи с командованием и действуя самостоятельно, генерал-майор Черных возглавил действия уцелевших истребителей, и к концу дня 22 июня им удалось сбить 19 немецких самолетов. В июле

1941 г. он был арестован, обвинен в преступном бездействии, трусости и невыполнении приказа. Военной коллегией Верховного суда СССР 28 июля 1941 г. приговорен к высшей мере наказания и лишен звания Героя Советского Союза. Расстрелян 16 октября 1941 г. вместе с группой других командиров, обвиненных в провале начального периода войны. Реабилитирован в 1958 г. и восстановлен в звании Героя Советского Союза.

По решению Особого совещания при НКВД СССР 23 февраля 1942 г. был расстрелян также комдив Александр Александрович Тальковский — советский военачальник, с 1931 г. командир и военный комиссар 3-й Крымской стрелковой дивизии, награжденный орденом Красной Звезды. Он был арестован в 1937 г., в 1940-м — освобожден и назначен заместителем начальника военной Академии имени Фрунзе, а в июне 1941 г. вновь арестован. Основанием для ареста послужили материалы архивно-следственного дела, которое было прекращено в мае 1940 г. постановлением Военной прокуратуры. После нового ареста бывший командир дивизии обвинялся в участии в антисоветском военном заговоре и работе на германскую разведку. Реабилитирован в 1956 г. Общая численность репрессированных в 1941 г. офицеров старшего и среднего звена неизвестна.

После разгрома Красной Армии в июне — августе 1941 г. «великому вождю и учителю» нужно было назвать народу «виновных», и они нашлись. Сразу же после июльского расстрела генералов Павлова Д.Г., Григорьева А.Т., Климовских В.Е., Коробкова А.А. и Оборина С.И. были названы новые жертвы. В приказе № 270 Ставки Верховного Главного Командования Красной Армии от 16 августа 1941 г., подписанном Сталиным, Молотовым, Буденным, Ворошиловым и Тимошенко, дезертирами, паникерами и трусами названы генералы Качалов, Понеделин и Кириллов. Об их «преступлении перед Родиной» в приказе сказано: «...Отдельные генералы подали плохой пример нашим войскам.

Командующий 28-й армией генерал-лейтенант Качалов, находясь вместе со штабом группы войск в окружении, проявил трусость и сдался в плен немецким фашистам. Штаб группы Качалова из окружения вышел, пробились из окружения части группы Качалова, а генерал-лейтенант Качалов предпочел сдаться в плен, предпочел дезертировать к врагу. Генерал-майор Понеделин, командовавший 12-й армией, попав в окружение противника, имел полную возможность пробиться к своим, как это сделало подавляющее большинство частей его армии. Но Понеделин не проявил необходимой настойчивости и воли к победе, поддался панике, струсил и сдался в плен врагу, дезертировал к врагу, совершив таким образом преступление перед Родиной как нарушитель военной присяги. Командир 13-го стрелкового корпуса генерал-майор Кириллов, оказавшийся в окружении немецко-фашистских войск, вместо того чтобы выполнить свой долг перед Родиной, организовать вверенные ему части для стойкого отпора противнику и выхода из окружения, дезертировал с поля боя и сдался в плен врагу. В результате этого части 13-го стрелкового корпуса были разбиты, а некоторые из них без серьезного сопротивления сдались в плен...».

Для наведения порядка и исключения случаев дезертирства Ставка приказывала: «Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров. Обязать всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать на месте подобных дезертиров из начсостава. Попавшим в окружение врага частям и подразделениям самоотверженно сражаться до последней возможности, беречь материальную часть, как зеницу ока, пробиваться к своим по тылам вражеских войск, нанося поражение фашистским собакам. Обязать каждого военнослужащего, независимо от его служебного положения, потребовать от вышестоящего начальника, если часть его находится в окружении, драться до последней возможности, чтобы пробиться к своим, и если такой начальник или часть красноармейцев вместо организации отпора врагу предпочтут сдаться в плен, — уничтожать их всеми средствами, как наземными, так и воздушными, а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия и помощи. Обязать командиров и комиссаров дивизий немедля смещать с постов командиров батальонов и полков, прячущихся в щелях во время боя и боящихся руководить ходом боя на поле сражения, снижать их по должности как самозванцев, переводить в рядовые, а при необходимости расстреливать их на месте, выдвигая на их место смелых и мужественных людей из младшего начсостава или из рядов отличившихся красноармейцев».

Названный в приказе первым среди трусов, паникеров и дезертиров генерал-лейтенант Владимир Яковлевич Качалов (27 июля 1890 г. — 4 августа 1941 г.) с июня 1940 г. командовал войсками Архангельского военного округа. В первые дни войны на базе войск округа была сформирована 28-я армия. Генерал-лейтенант Качалов принял командование этой армией и во главе ее прибыл на Западный фронт. Участвовал в Смоленском сражении. В 20-х числах июля 1941 г. Владимир Яковлевич возглавил оперативную группу в составе трех дивизий, которая нанесла наступающим немецким войскам контрудар из района Рославля и отбросила противника за реку Стометь, создав тем самым угрозу с тыла передовым соединениям вермахта. Чтобы парировать удар, немецкое командование было вынуждено подтянуть на этот участок фронта крупные силы, которые вскоре фланговыми ударами окружили группу Качалова. 4 августа 1941 г. при прорыве из окружения Владимир Яковлевич Качалов погиб и был похоронен в поселке Стодолшце Починковского района Смоленской области. Обвиненный в измене Родине и сдаче в плен, через два месяца после гибели генерал Качалов Военной коллегией Верховного суда СССР был заочно приговорен к смертной казни, а его жена была арестована как «член семьи изменника Родины». После смерти Сталина жена обратилась с письмом в ЦК КПСС с просьбой восстановить справедливость и вернуть честное имя мужу. Генерал Качалов реабилитирован 23 декабря 1953 г. (31:153-155).

Генералам Понеделину и Кириллову «повезло» меньше, чем Качалову: они остались живы и действительно попали в плен. Генерал-майор Павел Григорьевич Понеделин с марта 1941 г. командовал 12-й армией Киевского Особого военного округа. Участвовал в боях с первых дней войны, руководя действиями 12-й армии. В течение июня и июля 1941 г. 12-я армия отступала на юго-восток. Попал в окружение возле села Подвысокое в ходе битвы под Уманью и 7 августа при попытке выхода из окружения генерал-майор П. Г. Понеделин вместе с командиром 13-го корпуса генерал-майором Н.К. Кирилловым попали в плен. Немцы использовали факт их пленения в пропагандистских целях. Генералов Понеделина и Кириллова сфотографировали рядом с немецкими офицерами, и листовки с этими фотографиями разбрасывали в расположении наших частей. Военной коллегией Верховного суда Понеделин в 1941 г. был заочно приговорен к расстрелу. С августа 1941 г. по 29 апреля 1945 г. находился в немецком плену. Его жена и отец были арестованы как «члены семьи изменника Родины».

«В период пребывания в плену немцы изъяли у Понеделина дневник, в котором он излагал свои антисоветские взгляды по вопросам политики ВКП(б) и Советского правительства». 29 апреля 1945 г. он был освобожден американскими войсками и передан советским представителям. Арестован 30 декабря 1945-го и заключен в Лефортовскую тюрьму. Обвинялся в том, что «являясь командующим 12-й армией и попав в окружение войск противника, не проявил необходимой настойчивости и воли к победе, поддался панике и 7 августа 1941 г., нарушив военную присягу, изменил Родине, без сопротивления сдался в плен немцам и на допросах сообщил им сведения о составе 12-й и 6-й армий». В начале 1950 г. Понеделин написал письмо Сталину с просьбой пересмотреть дело. 25 августа 1950 г. Военной коллегией Верховного суда он был приговорен к расстрелу с немедленным исполнением приговора. Виновным в сотрудничестве с немцами себя не признал. Реабилитирован. Прах генерала Понеделина покоится в общей могиле № 2 на новом Донском кладбище в Москве.

Командир 13-го стрелкового корпуса генерал-майор Кириллов Николай Кузмич в августе 1941 г., во время тяжелых оборонительных боев в окружении, также попал в плен. 13 октября 1941 г. заочно приговорен к расстрелу. В немецком плену находился в концентрационных лагерях Вольфхайде и Дахау. Компрометирующих данных о поведении в плену не было. В 1945 г. освобожден союзными войсками и передан представителям советской военной администрации. 30 декабря 1945 г. арестован и до конца лета 1950 г. находился под следствием. 25 августа 1950 г. осужден Военной коллегией Верховного суда СССР, приговорен к высшей мере и в тот же день расстрелян. Захоронен на Донском кладбище Москвы. 29 февраля 1956 г. Военная коллегия Верховного суда СССР прекратила дело в отношении Николая Кузьмича Кириллова «за отсутствием состава преступления» и посмертно «восстановила» его в воинском звании и наградах (32).

Однако среди советских генералов и высших офицеров были и те, кто действительно сотрудничал с врагом. В созданных немцами вооруженных формированиях и оккупационных административных структурах служили генерал-лейтенант (А.А. Власов), 6 генерал-майоров, 3 комбрига, 29 полковников, один бригадный комиссар, 16 подполковников, 41 майор, 11 военинженеров, один капитан 1-го ранга ВМФ и 3 старших лейтенанта госбезопасности (33). 27 мая 1945 г. начальник военной контрразведки «СМЕРШ» генерал Абакумов в совершенно секретном сообщении на имя И.В. Сталина сообщал: «В соответствии с Вашим указанием, вчера, 26 мая с.г., работниками Главного управления «СМЕРШ», действовавшими под видом сотрудников уполномоченного СНК СССР по репатриации, на двух самолетах из Парижа в Москву были доставлены 29 генералов Красной Армии, 3 комбрига и 1 бригадный врач, находившиеся в плену у немцев...» В списке значились тридцать три фамилии. Через некоторое время список пополнился еще четырьмя фамилиями. Таким образом, на Родину вернулись 37 генералов и комбригов. В правах были восстановлены только 26 человек. В итоговом донесении Абакумова от 21 декабря 1945 г. сообщалось, что кроме А.А. Власова, Ф.Н. Трухина, В.Ф. Малышкина, Д.Е. Закутного, И.А. Благовещенского и бригадного комиссара Т.Н. Жиленкова, изменивших Родине, 11 генералов Красной Армии объявлялись предателями, подлежащими суду, а 25 генералов предлагалось передать в распоряжение Наркомата обороны (34:153—156).

Насколько зыбка грань между теми, кто предатель, и теми, кто оступился или проявил слабость во время боя, видно на судьбах многих генералов. Часть из них — попавшие в плен, обвиненные в предательстве и казненные генералы Артеменко, Крупенников, Белешев, Привалов и осужденный на длительный срок Самохин, — впоследствии были реабилитированы.

Генерал-майор Артеменко П.Д. — бывший командир 27-го стрелкового корпуса. «...Преступная деятельность Артеменко подтверждается захваченными органами СМЕРШ показаниями Артеменко, которые он давал немцам на допросах... Артеменко советовал немцам, как лучше организовать действия германских войск в борьбе против Красной Армии, клеветал на Советское правительство, политико-моральное состояние Советского народа и военнослужащих Красной Армии, а также заявлял о неизбежном поражении СССР в войне с Германией». В плену Артеменко находился в нескольких концлагерях и заболел дистрофией. В начале мая 1945 г. освобожден американскими войсками, передан советским представителям и отправлен в Москву, где подвергся проверке в органах НКВД. 10 декабря 1946 г. Артеменко был арестован, а 10 июня 1950 г. расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР по обвинению в потере управления войсками и добровольной сдаче в плен. Реабилитирован.

Генерал-майор Крупенников И.П. — бывший начальник штаба 3-й гвардейской армии, в плен попал во время боя при нападении немецкой части на штаб армии. «В начале 1943 г., находясь в лагере военнопленных, по собственной инициативе поступил на службу в качестве преподавателя на созданные немцами курсы офицерского состава и пропагандистов так называемой “русской освободительной армии”. Крупенников содержался в Нюрнбергской тюрьме. В начале мая 1945 г. был освобожден американцами и отправлен в Москву, где подвергся проверке органами НКВД, арестован и отдан под суд. Военная коллегия Верховного суда СССР за добровольную сдачу в плен приговорила Крупенникова к высшей мере наказания. Приговор приведен в исполнение 28 августа 1950 г. Реабилитирован.

Генерал-майор авиации Белешев М.А. — бывший командующий ВВС 2-й ударной армии «сознался, что на допросе в разведотделе Ставки германской армии он одобрил предложение немцев об использовании пленных советских летчиков для борьбы против Красной Армии, после чего был назначен немцами на должность коменданта лагеря военнопленных в городе Мариенфельд, где содержались военнослужащие частей ВВС Красной Армии». Содержался в крепости Вайсенбург в Германии. В мае 1945 г. он был освобожден американскими войсками. После войны Белешев вернулся в СССР, 29 декабря 1945 г. и после проверки в органах НКВД был арестован. Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила Белешева к высшей мере наказания. Приговор был приведен в исполнение 26 августа 1950 г. Реабилитирован.

Генерал-майор Привалов П.Ф. — бывший командир 15-го стрелкового корпуса, в августе 1941 г. при попытке выйти из окружения попал в плен. Содержался в нескольких концентрационных лагерях. Компрометирующих данных о поведении в плену получено не было. В начале мая 1945 г. Привалов был освобожден из лагеря американскими войсками и через советскую военную миссию по репатриации был отправлен в Москву. После проверки в органах НКВД 15 декабря 1945 г. Привалов был арестован и отдан под суд. Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила бывшего генерал-майора Привалова к высшей мере наказания. Приговор приведен в исполнение 30 декабря 1951 г. Реабилитирован.

Генерал-майор Самохин А. Г. — бывший начальник 2-го управления Главного разведывательного управления Красной Армии, в апреле 1942 г. был назначен командующим 48-й армией Брянского фронта, но приступить к исполнению обязанностей не смог. Прибыв на фронт, он по ошибке попал в расположение немецких подразделений и в плен. Компрометирующих данных о поведении в плену не было. В мае 1945 г. Са-мохин был освобожден из плена частями Красной Армии и отправлен в Москву. В конце 1945 г. он был арестован. Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила его к 25 годам лишения свободы. 5 августа 1953 г. Самохин был реабилитирован, освобожден и восстановлен в звании и в армии. В 1954 г. он окончил Высшие академические курсы при Военной академии Генерального штаба, после чего работал старшим преподавателем на военной кафедре МГУ. Награжден орденами Ленина, Красного Знамени и Красной Звезды. Скончался 17 июля 1955 г.

Генералы Егоров, Зыбин, Лазутин, Сиваев, Богданов, Бессонов, Буды-хо и Наумов расстреляны за измену родине и реабилитации не подлежали. Генерал-майор Егоров Е. А. — бывший командир 4-го стрелкового корпуса «...также признал, что под влиянием Трухина и Благовещенского он в сентябре 1941 г. вступил в созданную немцами в Хаммельсбургском лагере военнопленных антисоветскую организацию “Русская трудовая народная партия” и впоследствии являлся членом комитета этой организации и председателем партийного суда. В ноябре 1941 г. Егоров участвовал в составлении обращения к германскому командованию, в котором группа предателей — бывших военнослужащих Красной Армии — просила разрешить им сформировать из числа военнопленных “добровольческие отряды” для вооруженной борьбы против Советского Союза. Впоследствии при “Русской трудовой народной партии” под руководством Егорова был создан специальный штаб, занимавшийся антисоветской обработкой военнопленных и вербовкой их в так называемые “добровольческие отряды”. Егоров признал, что за период существования возглавляемого им штаба в “добровольческие отряды” было завербовано около 800 человек». Военная коллегия Верховного суда СССР «за потерю управления войсками, добровольную сдачу в плен и пронемецкую агитацию среди военнопленных» приговорила Егорова к высшей мере наказания. Приговор приведен в исполнение 15 июня 1950 г.

Генерал-майор Зыбин Е.С. — бывший командир 36-й кавалерийской дивизии. «В ноябре 1941 г. под влиянием своих враждебных убеждений Зыбин вступил в созданную немцами в лагерях антисоветскую организацию “Русская трудовая народная партия” и являлся инициатором формирования из числа военнопленных так называемых “добровольческих отрядов” для борьбы против Красной Армии. Зыбин признал, что обработал и завербовал для враждебной деятельности против СССР около 40 военнопленных — бывших военнослужащих Красной Армии». В лагерях Зыбин был замечен в ведении антисоветской агитации и сотрудничестве с администрацией, в частности, он предлагал сформировать охранный батальон из военнопленных и предложил свои услуги в качестве командира этого батальона. В мае 1945 г. Зыбин был освобожден американцами и отправлен в Москву, подвергся проверке в органах НКВД и был арестован. Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила Ефима Зыбина за потерю управления дивизией и антисоветскую агитацию в плену к высшей мере наказания. Приговор приведен в исполнение 25 августа 1946 г.

Комбриг Лазутин Н.Г. — бывший начальник артиллерии 61-го стрелкового корпуса, 28.7.41 сдался в плен.. «Находясь в лагере военнопленных, в конце 1941 г. установил связь с немцами, после чего был назначен помощником, а затем комендантом отделения лагеря военнопленных, поддерживал в лагере жесткий режим, избивал военнопленных. Германской разведке составил описание боевых действий 61 стрелкового корпуса. Сотрудничал с гестапо. Выдал бежавшего из лагеря военнопленного Марцева. Расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР».

Генерал-майор технических войск Сиваев М.Н. — бывший начальник военных сообщений 24-й армии. «Сиваев, будучи в лагере военнопленных в Вульхайде, проходил обучение на курсах фашистских пропагандистов». Расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР.

Наиболее зловещими фигурами из числа коллаборационистов были бывшие генералы Красной Армии Богданов, Бессонов, Будыхо и Наумов. Генерал-майор Богданов П.В. — командир 48-й стрелковой дивизии 11-го стрелкового корпуса 8-й армии Северо-Западного фронта, 17 июля 1941 г. сдался в плен немецкому разъезду. Остатки его дивизии, оставшись без управления, были рассеяны под Расейняем в Литве. 22 июля Богданова поместили в лагерь военнопленных в Сувалках, где назначили старшим. Через несколько дней он выдал немцам своего комиссара и старшего политрука. 18 сентября Богданова перевели в одну из берлинских тюрем, где он написал заявление с предложением сформировать из военнопленных отряд для борьбы с Красной Армией. После этого его перевели в лагерь министерства пропаганды в Вульхайде, а летом 1942-го завербовали в агентурно-политическую организацию «Боевой Союз русских националистов», которую опекал «Цеппелин» — отдел Главного управления имперской безопасности. В августе Богданов написал два воззвания, а в декабре 1942-го вступил рядовым во «2-ю русскую дружину СС». В январе 1943 г. его произвели в чин поручика и назначили заместителем начальника штаба дружины. В марте, после объединения 1-й и 2-й русских дружин в 1-й русский национальный полк СС, Богданов был назначен начальником контрразведки, произведен в майоры и принимал участие в карательных операциях против партизан и местного населения. В июне 1943 г. Богданова назначают начальником контрразведки «1-й русской национальной бригады СС». В середине августа командир бригады Гиль-Родионов накануне перехода к партизанам арестовал его и доставил командиру партизанского отряда, выполнив одно из его условий. Богданов был доставлен в Москву и 24 апреля 1950 г. расстрелян (34: 91—93).

Комбриг Бессонов И.Г — командир 102-й стрелковой дивизии, 26 августа 1941 г. сдался охране немецкого медсанбата в селе Раги Гомельской области. После пребывания в лагерях Гомеля, Бобруйска, Минска и Белостока в ноябре 1941 г. его поместили в Хаммельсбургский офицерский лагерь. Зимой 42-го он принял участие в работе «кабинета военной истории», созданного с целью сбора разведданных о Красной Армии. В апреле Бессонов предложил свои услуги по формированию из военнопленных карательного корпуса для подавления партизанского движения. В сентябре его освободили и направили в распоряжение «Цеппелина», где он принял участие в создании «Политического центра борьбы с большевизмом» (ПЦБ), созданного для организации «повстанческого» движения в глубоком советском тылу путем десантирования вооруженных групп, сформированных из советских военнопленных. Акцию планировалось провести в районе от Северной Двины до Енисея и от Крайнего Севера до Транссибирской магистрали. Диверсионным отрядам ставилась задача овладеть промышленными центрами Урала, вывести из строя Транссибирскую магистраль и лишить фронт стратегической базы на Урале. Этот район был разбит на три оперативные зоны: правобережный район среднего течения Северной Двины, район реки Печоры и район Енисея. Численность десанта предполагалось довести до 50 тыс. человек. При подготовке акции учитывалась служба Бессонова в войсках НКВД, хорошие знания дислокации и системы охраны лагерей ГУЛАГа. Десант должен был захватывать лагеря, освобождать и вооружать заключенных и ссыльных и двигаться в южном направлении, расширяя свои действия.

2 июня 1943 г. был выброшен пробный десант из 12 человек, одетых в форму НКВД, в Кожвинском районе Коми АССР, который 9 июня был разгромлен. Второй десант, из 40 человек, был выброшен под Сыктывкаром в конце 1943 г., но на связь не вышел. Из остальных завербованных в диверсанты и остатков ПЦБ были созданы две диверсионные группы, которые предполагалось использовать в тылу Красной Армии. После перехода нескольких бывших советских офицеров к партизанам обе «спецгруппы» были вывезены в немецкий тыл и расформированы. Часть личного состава была арестована и посажена в концлагеря, а лояльные переведены в полицейские и охранные подразделения.

В июне 1943 г. Бессонова арестовали и посадили в концлагерь Заксенхаузен, в особый блок «А» для привилегированных заключенных со свободным режимом содержания, где он находился до апреля 1945 г. В конце войны он был эвакуирован с группой высокопоставленных заключенных на запад и попал в плен к американцам, которые выдали его советским представителям. 19 апреля 1950 г. Бессонов был приговорен к расстрелу. Приговор приведен в исполнение в тот же день. Мотивы перехода генерал-майора И.Г. Бессонова на сторону врага и сотрудничества с ним не совсем понятны. Его архивно-следственное дело в семи томах хранится в архиве ФСБ России и для исследователей недоступно.

Генерал-майор Будыхо А.Е. — командир 171-й стрелковой дивизии, будучи дважды раненным, передал командование дивизией начальнику штаба, а сам с двумя бойцами и младшим лейтенантом выходил из окружения самостоятельно. 22 октября 1941 г. их задержал в Белгороде немецкий патруль. После пребывания в Полтавском и Владимиро-Волынском лагерях в апреле 1942 г. его доставили в Хаммельсбургский лагерь. В июне он принимает предложение Бессонова И.Г. вступить в «Политический центр борьбы с большевизмом». С февраля и до конца апреля 1943 г. Будыхо исполнял обязанности начальника контрразведки и выявлял просоветски настроенных военнопленных. После расформирования организации написал заявление о вступлении в РОА. Вскоре Власов утвердил его в звании «генерал-майора», после чего Будыхо принял присягу и убыл в отдел формирования «восточных частей» при штабе 16-й армии вермахта в Ленинградской области. Однако 10 октября два «русских батальона» перебили немцев, и ушли к партизанам. 12 октября, не дожидаясь их возвращения обратно в лагерь, которое планировалось на 14 октября, Будыхо бежал, с денщиком. Через неделю его задержали партизаны. Приговорен к расстрелу 19 апреля 1950 г. Приговор приведен в исполнение в тот же день.

Генерал-майор Наумов А.З. — бывший командир 13-й стрелковой дивизии, захвачен в плен 18 октября 1941 г. на квартире в Минске и доставлен в минскую тюрьму. Через два месяца его перевели в лагерь для военнопленных, где он заявил о желании проводить разведывательную работу против СССР. В апреле 1942 г. Наумова перевели в лагерь в Литву, а затем в Хаммельсбург. В лагере он осуществлял вербовку военнопленных в «восточные» батальоны.

24 сентября 1942 г. Наумов написал коменданту лагеря заявление: «Доношу, что среди русских военнопленных лагеря ведется сильная советская агитация против тех людей, которые с оружием в руках хотят помогать немецкому командованию в деле освобождения нашей родины от большевистского ига. Эта агитация исходит главным образом от лиц, принадлежащих к генералам и со стороны русской комендатуры. Последняя стремится всеми средствами дискредитировать тех военнопленных, которые поступают на службу к немцам в качестве добровольцев, употребляя по отношению к ним слова “Эти добровольцы всего-навсего продажные души”. Тех, которые работают в историческом кабинете, также игнорируют и оскорбляют такими словами, как: “Вы продались за чечевичную похлебку”. При таком положении дел русская комендатура вместо оказания помощи этим людям в поднятии производительности труда совершает обратное. Она находится под влиянием генералов и всячески старается препятствовать работе. Активное участие в этой агитации принимают генералы Шепетов, Тхор, Тонконогов, полковник Продимов, подполковник Новодаров. Все вышеприведенное соответствует действительности, и я надеюсь, что комендатура лагеря благодаря принятию соответствующих мер обеспечит успешное выполнение порученных ей задач. Генерал А. Наумов» (35: 342).

После этого доноса остался в живых только генерал Тонконогов. С октября Наумов работал начальником строевого отдела лагеря в военно-строительной организации ТОДТ, а затем комендантом участка работ. В 1943 г., после побега военнопленных, его сняли с должности и направили в лагерь для «фольксдойче». С осени 1944-го он работал чернорабочим на трикотажной фабрике, а в июле 1945 г. был арестован в лагере для репатриированных и расстрелян 19 апреля 1950 г.

По данным Главного управления по делам военнопленных и интернированных НКВД СССР, всего в советском плену было 376 германских генералов, из которых 277 были освобождены из плена и репатриированы на родину, 99 умерли. К числу умерших отнесены и 18 генералов, которые были повешены как военные преступники по Указу от 19 апреля 1943 г. Пленные германские генералы содержались в лагере № 48, в бывшем доме отдыха ЦК профсоюза железнодорожников, в поселке Чернцы Лежнев-ского района Ивановской области в довольно сносных условиях. В январе 1947 г. в лагере находилось 223 пленных генерала, из них 175 немцев, 35 венгров, 8 австрийцев, 3 румына и 2 итальянца. Попыток к бегству из плена или поднять восстание среди германских генералов не было. Значительная часть из них активно и охотно сотрудничала с советскими властями.

В 1943 г. дополнительно к действующим законам, карающим за измену, шпионаж и коллаборационизм, были приняты два правовых акта чрезвычайного характера. Такими актами стали Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников Родины из числа советских граждан и для их пособников» и Постановление Государственного Комитета Обороны «О членах семей изменников Родины» от 24 июня 1942 г. №1926 сс. Эти правовые акты предусматривали жестокие меры наказания для преступников и членов их семей, поэтому до последнего времени они не публиковались. Видимо, не совсем удобно было публично признать, что в стране, строящей коммунизм, законодательно вводится смертная казнь через повешение. Такая казнь для запугивания подданных применялась диктаторскими режимами во все времена. Она привлекала «вождей» тем, что не только лишала врагов жизни, она еще и унижала их. Враг в петле оправлялся в собственные штаны, испускал зловоние, хрипел, дергался и оттого делался смешным. Это был незабываемый урок для зрителей. Указом от 19 апреля 1943 г. Президиум Верховного Совета СССР постановил:

«1. Установить, что немецкие, итальянские, румынские, венгерские, финские фашистские злодеи, уличенные в совершении убийств и истязаний гражданского населения и пленных красноармейцев, а также шпионы и изменники Родины из числа советских граждан караются смертной казнью через повешение............

2. Пособники из местного населения, уличенные в оказании содействия злодеям в совершении расправ и насилий над гражданским населением и пленными красноармейцами, караются ссылкой в каторжные работы на срок от 15 до 20 лет.

3. Рассмотрение дел о фашистских злодеях, виновных в расправах и насилиях над мирным советским населением и пленными красноармейцами, а также о шпионах, изменниках Родины из числа советских граждан и об их пособниках из местного населения возложить на военно-полевые суды, образуемые при дивизиях действующей армии в составе: председателя военного трибунала дивизии (председатель суда), начальника особого отдела дивизии и заместителя командира дивизии по политической части (члены суда), с участием прокурора дивизии.

4. Приговоры военно-полевых судов при дивизиях утверждать командиру дивизии и приводить в исполнение немедленно.

5. Приведение в исполнение приговоров военно-полевых судов при дивизиях — повешение осужденных к смертной казни — производить публично, при народе, а тела повешенных оставлять на виселице в течение нескольких дней, чтобы все знали, как караются и какое возмездие постигнет всякого, кто совершает насилие и расправу над гражданским населением и кто предает свою Родину. Указ подписали председатель Президиума Верховного Совета СССР М. Калинин и секретарь А. Горкин» (36).

Почти через два месяца после принятия указа вышло постановление Комитета Обороны, определяющее уголовную ответственность членов семей изменников Родины, подписанное Сталиным. По этому постановлению совершеннолетние члены семей лиц (военнослужащих и гражданских), осужденных судебными органами или Особым совещанием при НКВД СССР к высшей мере наказания по ст. 58—1 «а» УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик: за шпионаж в пользу Германии и других воюющих с нами стран, за переход на сторону врага, предательство или содействие немецким оккупантам, службу в карательных или административных органах немецких оккупантов на занимаемой ими территории и за попытку измены Родине и изменнические намерения, — подлежали аресту и ссылке в отдаленные местности СССР на срок в пять лет. Аресту и ссылке в отдаленные местности СССР на срок в пять лет подлежали также семьи лиц, заочно осужденных к высшей мере наказания судебными органами или Особым совещанием при НКВД СССР за добровольный уход с оккупационными войсками при освобождении захваченной противником территории. Применение репрессий в отношении членов семей изменников Родины возлагалось на органы НКВД, действующие на основании приговоров судебных органов или решений Особого совещания при НКВД СССР. Членами семьи изменника считались отец, мать, муж, жена, сыновья, дочери, братья и сестры, если они жили совместно с изменником Родины или находились на его иждивении к моменту совершения преступления или к моменту мобилизации в армию в связи с началом войны. Не подлежали аресту и ссылке семьи тех изменников Родины, в составе которых после должной проверки будет установлено наличие военнослужащих Красной Армии, партизан, лиц, оказывавших в период оккупации содействие Красной Армии и партизанам, а также награжденных орденами и медалями Советского Союза (37).

В 1946—1948 гг. в СССР по Указу от 19 апреля 1943 г. было проведено несколько судебных процессов над бывшими советскими генералами, служившими в коллаборационистских формированиях, бывшими царскими генералами, гражданами СССР — пособниками фашистов и военнослужащими гитлеровской армии, уличенными в совершении убийств и истязаний на оккупированной территории.

В середине июля 1946 г. в Москве начался процесс над руководителями КОНР и РОА. По официальным заявлениям, каждый пункт обвинения и каждый эпизод «преступной деятельности обвиняемых» был тщательно изучен в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР, подтвержден показаниями свидетелей и другими доказательствами. Предварительное следствие длилось 16 месяцев, по делу были опрошены 28 основных свидетелей, приняты во внимание показания еще 83 человек. Материалы следствия составили три объемистых тома.

Уголовное дело по обвинению Власова и других руководителей КОНР планировалось рассмотреть на открытом процессе в Октябрьском зале Дома Союзов, на котором советские люди должны были гневно заклеймить презренных предателей. Однако подсудимые проявили непривычное для сталинского следствия упорство, отстаивая свои политические взгляды. Поэтому начальник ГУКР «СМЕРШ» генерал-полковник B.C. Абакумов 26 апреля 1946 г. обратился к Сталину с письмом, в котором сообщил, что главным препятствием, не позволяющим провести открытый процесс, «стало поведение некоторых подследственных». Опасаясь изложения подсудимыми антисоветских взглядов, «которые объективно могут совпадать с настроениями определенной части населения, недовольной советской властью», Абакумов просил Сталина «дело предателей... заслушать в закрытом судебном заседании... без участия сторон».

Решение о казни генерала Власова и других руководителей КОНР было принято на заседании Политбюро 23 июля 1946 г., за неделю до начала «процесса», а Военная коллегия Верховного суда под председательством палача Ульриха лишь озвучила сталинский приговор. Процесс был действительно закрытым, на него не допустили никого даже из самого узкого круга «доверенных» лиц. Генерал-майор Григоренко в своих мемуарах пишет, что сначала было намерение провести открытый суд на манер показательных процессов 30-х годов, но «поведение власовцев все испортило». Сам Власов, Трухин и большинство других обвиняемых отказались признать себя виновными в измене Родине. Как пишет Григоренко (со слов знакомого офицера, принимавшего участие в подготовке процесса), все они — главные руководители движения — заявили, что боролись против сталинского террористического режима. Хотели освободить свой народ от этого режима. И поэтому они не изменники, а российские патриоты....Власов и Трухин твердо стояли на неизменной позиции: «Изменником не был, и признаваться в измене не буду. Сталина ненавижу. Считаю его тираном и скажу об этом на суде». Не помогли ни обещания жизненных благ, ни угрозы. Власов на эти угрозы ответил: «Я знаю. И мне страшно. Но еще страшнее оклеветать себя. А муки наши даром не пропадут. Придет время, и народ добрым словом нас помянет». Трухин повторил то же самое (38:117).

Очевидно, именно твердой позицией Власова и других руководителей РОА объясняется закрытость и поспешность заседания Военной коллегии Верховного суда СССР, которое началось за закрытыми дверями 30 июля 1946 г. и закончилось 1 августа смертным приговором всем двенадцати обвиняемым. Власова и других руководителей движения повесили ночью 1 августа 1946 г. во дворе Бутырской тюрьмы. Останки казненных кремировали и захоронили в безымянном рву Донского монастыря, где с 1930-х гг. хоронили прах жертв сталинских репрессий.

О состоявшемся процессе советские люди узнали в августе 1946 г. из кратких заметок в газетах «Правда» и «Известия». Газеты сообщали, что Военная коллегия Верховного суда СССР рассмотрела дело по обвинению Власова А.А., Малышкина В.Ф., Жиленкова Г.Н., Трухина Ф.И., Закутного Д.Е., Благовещенского И.А., Меандрова М.А., Мальцева В.И., Буняченко С.К., Зверева Г.А., Корбукова В.Д. и Шатова Н.С. в измене Родине и в том, что они, будучи агентами германской разведки, проводили активную шпионско-диверсионную и террористическую деятельность против Советского Союза. Сообщалось также, что все обвиняемые признали свою вину, приговорены к смертной казни через повешение и что приговор приведен в исполнение.

Из всех названных в сообщениях газет лишь имя Власова было более или менее известно широкой общественности. Об остальных осужденных и их конкретной деятельности в газетах ничего не сообщалось. Властям не хотелось доводить до сведения народа, что в роли «агентов немецкой разведки и диверсантов» выступали генералы и старшие офицеры, занимавшие высокие посты в Красной Армии. Ведь все они являлись типичными представителями советского офицерского корпуса. П.Г. Григоренко рассуждает в своих воспоминаниях о том, как тяжело было многим понять, что знаменитый генерал Власов, «не какой-то выскочка — кадровый офицер, коммунист, чисто русский человек, выходец из трудовой крестьянской семьи», с помощью немцев создал Русскую освободительную армию. Григоренко задается вопросом: «Почему?! Не вязалась эта фигура у меня с образом изменника родины. Провокация, говорил я себе». Как же можно было публично признать, что кроме «выродка» Власова были и другие генералы и полковники, которые во время Великой Отечественной войны подняли оружие против советской власти. Это могло дать повод к нежелательным размышлениям о причинах такого явления. Кто же такие эти воспитанные советской властью агенты германской разведки, шпионы, диверсанты и террористы?

Жиленков Георгий Николаевич, 1910 г. рождения, уроженец г. Воронежа, русский, был беспризорником, учился, образование среднетехническое, в 1940—1941 гг. секретарь Ростокинского райкома ВКП(б) города Москвы. С июня 1941 года член Военного совета 32-й армии, бригадный комиссар; Мальпыкин Василий Федорович, 1896 г. рождения, уроженец Марковского рудника Сталинской области, русский, в Красной Армии с 1918-го, в ВКП(б) — с 1919 г., образование высшее, начальник штаба 19-й армии, генерал-майор; Трухин Федор Иванович, 1896 г. рождения, уроженец г. Костромы, русский, из дворян, высшее образование, профессор Академии Генштаба, заместитель начальника штаба Северо-Западного фронта, генерал-майор; Благовещенский Иван Алексеевич, 1893 г. рождения, уроженец г. Юрьевец Ивановской области, русский, в Красной Армии с 1918-го, в ВКП(б) — с 1921 г., высшее образование, командовал бригадой, начальник военно-морского училища ПВО в г. Либава, генерал-майор береговой службы; Закутный Дмитрий Ефимович, 1897 г. рождения, уроженец г. Зимовники Ростовской области, русский, из крестьян, высшее образование, профессор Академии Генштаба, командир 21-го стрелкового корпуса, генерал-майор; Меандров Михаил Алексеевич, 1894 г. рождения, уроженец г. Москвы, русский, среднее образование, заместитель начальника штаба 6-й армии, полковник; Мальцев Виктор Иванович, 1895 г. рождения, уроженец Владимирской губернии, русский, из бедной крестьянской семьи, среднее образование, с 1918 г. в Красной Армии, окончил школу военных летчиков. Полковник авиации. Уволен из армии по состоянию здоровья и работал начальником санатория Аэрофлота в Ялте; Буняченко Сергей Кузьмич, 1902 г. рождения, уроженец села Коровяково Глушковского района Курской области, украинец, из бедной крестьянской семьи (большая часть семьи погибла во время голодомора), высшее образование, полковник, командир 389-й стрелковой дивизии. Зверев Григорий Александрович, 1900 г. рождения, уроженец г. Ворошиловска (Донбасс), русский, из рабочих, незаконченное высшее образование, с 1919-го в Красной Армии, с 1926 г. член ВКП(б), военный комендант Харькова, командир 350-й стрелковой дивизии, полковник; Корбуков Владимир Денисович, 1900 г. рождения, уроженец г. Двинска, русский, из рабочих, среднее образование, с 1919-го в Красной Армии, с 1925 г. член ВКП(б), помощник начальника связи 2-й Ударной армии Волховского фронта, подполковник; Шагов Николай Степанович, 1901 г. рождения, уроженец деревни Шатово Котельнического района Кировской области, русский, из крестьян, среднее образование, член ВКП(б) с 1929 г., начальник артиллерийского снабжения Северо-Кавказского военного округа, подполковник.

Следует отметить, что некоторые соратники Власова еще до процесса 1946 г. смогли оценить работу советских «правоохранительных» органов и сполна вкусили от «прелестей» сталинской демократии. Так, командир 389-й стрелковой дивизии полковник Буняченко, выполняя приказ генерала Масленникова, взорвал мост на участке Моздок—-Червленое до того, как по нему успели переправиться все наши части. Его отдали под суд и 2 сентября 1942 г. Военным трибуналом Северной группы войск Закавказского фронта по ст. 193—2, п. «б» УК РСФСР приговорили к расстрелу. Расстрел заменили 10 годами лагерей с отбытием после войны и отправили командовать 59-й стрелковой бригадой. В октябре 1942 г. Буняченко принял бригаду, в которой было 25 % личного состава, без танков и артиллерии. Бригада была укомплектована солдатами из народностей Кавказа, многие из которых дезертировали. Четверо суток Буняченко удерживал отведенный бригаде участок фронта, пока от бригады никого не осталось. После этого он командовал сборными частями. В следственном деле изложены две версии его пленения. По одной, он был захвачен в плен румынской разведгруппой, а по другой — сам перешел на сторону немцев в декабре 1942 г., когда узнал, что будет арестован по обвинению в поражении 59-й бригады. Видимо, он был захвачен в плен, так как перебежчиков немцы отправляли в специальные лагеря, а Буняченко до мая 1943 г. находился в обычном лагере.

В передаче «Офицеры власовской армии» на радио «Эхо Москвы» 4 января 2010 г. историк Кирилл Александров заявил:«...у меня есть основания предполагать, что именно к Буняченко применялись пытки на следствии. В1945—1946 гг. один из протоколов его допросов очень любопытный, это такой лист бумаги, который написан наискосок, а время допроса, судя по записи в протоколе, заняло 6—7 часов». Генерал-майор Малышкин был арестован в 1938 г. и находился в заключении 14 месяцев. Чтобы вырвать «признание» и показания на товарищей, он подвергался пыткам, в камеру после допросов его приносили без сознания, но выстоял, был освобожден и назначен начальником штаба 19-й армии. Попал в плен в районе Вязьмы. Начальник Туркменского управления Гражданского воздушного флота полковник Мальцев в марте 1938 г. также был арестован органами НКВД по обвинению в участии в «антисоветском военном заговоре». Содержался в Ашхабадском управлении НКВД, где подвергался пыткам, виновным себя не признал. 5 сентября 1939 г. освобожден. В 1941 г. в Крыму перешел на сторону немцев, некоторое время был бургомистром Ялты. Подполковник Шатов должен был доложить прибывшему наводить порядок в связи с прорывом немцев к Таганрогу маршалу Кулику об обеспечении вооружением двух только что сформированных дивизий и о срочной эвакуации артиллерийских складов. Кулик обвинил Шатова во вредительстве, а когда тот начал оправдываться, выхватил пистолет, потом избил его в присутствии других офицеров и выгнал. Шатов дезертировал и целый месяц до прихода немцев укрывался в Ростове. Из Ростова ушел в Таганрог и 29 ноября 1941 г. сдался немцам. Отец и брат генерал-майора Трухина были расстреляны в 1919 г. «за антисоветскую деятельность».

По слухам, казнь руководителей РОА была организована с ужасающей жестокостью — все казненные были повешены на пианинной струнной проволоке, на крюке, поддетом под основание черепа (39).

В 1946— 1948 гг. были казнены и другие генералы и старшие офицеры, принявшие участие во власовском движении. Так, в 1947 г. были казнены генералы Владимир Арцизо, служивший в РОА под псевдонимом Ассберг, и Андрей Никитович Севостьянов.

В 1947 г. были проведены также судебные процессы над белогвардейскими генералами, принявшими участие в войне на стороне Германии. «Совершенно секретно. СОВЕТ МИНИСТРОВ СССР товарищу СТАЛИНУ И.В. Прошу разрешить: 1. Судить Военной Коллегией Верховного Суда Союза ССР руководителей созданного немцами главного управления казачьих войск при министерстве восточных областей Германии, немецких агентов — атамана КРАСНОВА П.Н., генерала белой армии ШКУРО А.Г., командира “дикой” дивизии — генерала белой армии СУЛТАН-ГИРЕЯ Клыч, их ближайших сообщников КРАСНОВА С.Н. (племянника атамана КРАСНОВА П.Н.) и ДОМАНОВА Т.Н., а также командира “добровольческого” казачьего корпуса германской армии генерала фон-ПАНВИЦ Гельмута (список прилагается). 2. Дело КРАСНОВА, ШКУРО, СУЛТАН-ГИРЕЯ и других заслушать в закрытом судебном заседании без участия сторон (прокурора и адвокатов). 3. Всех обвиняемых в соответствии с пунктом 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. осудить к смертной казни через повешение и приговор привести в исполнение в условиях тюрьмы. 4. Ход судебного разбирательства в печати не освещать, а по окончании процесса опубликовать в газетах сообщение от имени Военной Коллегии о состоявшемся процессе, приговоре суда и приведении его в исполнение. Как ранее Вам было доложено, арестованные КРАСНОВ П.Н., ШКУРО, КРАСНОВ С.Н. и ДОМАНОВ, возглавляя созданное немцами главное управление казачьих войск под руководством германского командования, вели активную вооруженную борьбу против советской власти, формируя казачьи части из числа белогвардейцев и военнослужащих Красной Армии, попавших в плен к немцам. Сформированные казачьи части, находясь под командованием генерал-лейтенанта германской армии фон-ПАНВИЦ и атамана “казачьего стана” ДОМАНОВА, участвовали в военных действиях против частей Красной Армии, а также югославских и итальянских партизан. Кроме того, казачьи части ДОМАНОВА вели вооруженную борьбу против белорусских партизан и принимали активное участие в подавлении варшавского восстания. ШКУРО и ДОМАНОВ по заданию германской разведки создали специальную школу для подготовки из числа казаков шпионов и диверсантов для подрывной деятельности в тылу советских войск. Арестованный СУЛТАН-ГИРЕЙ являлся руководящим участником антисоветского “северо-кавказского национального комитета” при министерстве восточных областей Германии и по заданию немцев в 1942 г. выезжал в районы Северного Кавказа для организации немецкой администрации, выявления коммунистов и партизан, а также участвовал в формировании национальных легионов для борьбы против Советского Союза. Следствие по этому делу закончено, между обвиняемыми проведены очные ставки, и их показания документированы. Судебный процесс, по нашему мнению, можно было бы начать 15 января 1947 г. Прошу Ваших указаний. АБАКУМОВ. 11 января 1947 г.» (40).

В газете «Правда» за 17 января 1947 г. было опубликовано краткое сообщение, которое поставило точку в судьбе нескольких видных генералов царской и белой армии. Газета сообщала, что «Военная Коллегия Верховного Суда СССР 15—16 января 1947 г. рассмотрела дело по обвинению арестованных агентов германской разведки, главарей вооруженных белогвардейских частей в период гражданской войны атамана Краснова П.Н., генерал-лейтенанта белой армии Шкуро А.Г., командира “Дикой дивизии” — генерал-майора белой армии князя Султан-Гирей Клыч, генерал-майора белой армии Краснова С.Н. и генерал-майора белой армии Доманова Т.Н., а также генерала германской армии, эсэсовца фон-Паннвиц Гельмута, в том, что по заданию германской разведки они в период Отечественной войны вели посредством сформированных ими белогвардейских отрядов вооруженную борьбу против Советского Союза и проводили активную шпионско-диверсионную и террористическую деятельность против СССР. Все обвиняемые признали себя виновными в предъявленных им обвинениях».

Далее сообщалось, что в соответствии с п. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. все обвиняемые приговорены к смертной казни через повешение и что приговор приведен в исполнение. Генералы были повешены 16 января во дворе внутренней тюрьмы МГБ СССР в Лефортово, по мнению некоторых авторов, самым изуверским способом — на мясных крюках за ребро. В 1990-е гг. были опубликованы данные, что тела казненных были сожжены в Донском крематории, а прах ссыпан в «братскую могилу невостребованных прахов № 3».

В сообщении об их казни имеются серьезные неточности, вернее приведены заведомо ложные сведения. Например, там говорится, что Доманов во время Гражданской войны был генералом белой армии. На самом деле он был майором Красной Армии, который попал в немецкий плен, а звание генерал-майора присвоили ему немцы. Вопреки сообщению, ни генерал фон Паннвиц, ни его 15-й Казачий корпус не имели никакого отношения к СС. Большинство казаков Доманова и фон Паннвица были не белогвардейцами, а дезертирами из Красной Армии и беженцами с Дона и Кубани. Наконец, ни одно из двух казачьих формирований не действовало «по заданию германской разведки» и не участвовало «в шпионско-диверсионной и террористической деятельности против СССР» или какой-либо другой страны. Казачий корпус был регулярным формированием вермахта, а Казачий стан Доманова был укомплектован беженцами и членами отрядов самообороны. Авторы этого сообщения, безусловно, пытались убедить советскую общественность о том, что против СССР боролись незначительные формирования предателей, завербованные германской разведкой среди реакционных эмигрантских элементов и подчиненные абверу и СС.

Через несколько месяцев после выдачи из Финляндии в Москве был казнен деятель Белого движения в эмиграции генерал-майор Северин Цезаревич Добровольский. Он был осужден военным трибуналом Московского военного округа по статье 58—4 Уголовного кодекса и приговорен к расстрелу. По воспоминаниям сидевших с ним узников, Добровольский отказался подавать прошение о помиловании и был расстрелян 26 января 1946 г.

В 1946 г. органы СМЕРШ и МГБ закончили продолжающееся более года следствие по группе лиц, обвиняемых в шпионаже, диверсиях и терроризме против СССР. По этому уголовному делу проходили атаман, генерал-лейтенант белой армии Г.М. Семенов, руководитель всероссийской фашистской партии К.В. Родзаевский, генерал-лейтенанты белой армии Л.Ф. Власьевский и А.П. Бакшеев, министр финансов правительства А.В. Колчака И.А. Михайлов, член Верховного Совета фашистской партии Л.П. Охотин, журналист князь Н.А. Ухтомский и офицер белой армии Б.Н. Шепунов. Начавшийся 26 августа 1946 г. суд широко освещался в советской прессе. Открыл его председатель Военной коллегии Верховного суда СССР В.В. Ульрих. Подсудимым было предъявлено обвинение в антисоветской агитации и пропаганде, шпионаже против СССР, диверсиях, терроризме. Все подсудимые признали свою вину. 30 августа Военная коллегия признала подсудимых виновными: по приговору атаман Г.М. Семенов на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. был приговорен к смертной казни через повешение с конфискацией имущества как «враг советского народа и активный пособник японских агрессоров». Власьевский, Родзаевский, Бакшеев были приговорены к расстрелу с конфискацией имущества. Князь Ухтомский и Охотин, «учитывая их сравнительно меньшую роль в антисоветской деятельности», приговорены к 20 и 15 годам каторжных работ соответственно, с конфискацией имущества (оба скончались в лагерях: Охотин умер в 1948 г., князь Ухтомский — 18 августа 1953 г.). Семенова казнили 30 августа 1946 г. По словам дочери атамана Елизаветы Явцевой, спустя два года и одиннадцать месяцев после ареста отца в Маньчжурии все три его дочери были также арестованы, увезены в Союз, в так называемые «внутренние тюрьмы МГБ», а потом в сибирские лагеря. Сыновей атамана, Вячеслава и Михаила, забрали вслед за отцом в 1945 г. Всех детей Семенова приговорили к 25 годам заключения, кроме сына Михаила, 1922 г. рождения, инвалида детства, расстрелянного в Уссурийске 18 марта 1947 г. (41).

В 1994—1998 гг. Военная коллегия Верховного суда России пересмотрела уголовное дело в отношении всех подсудимых. По статье 58—10 ч. 2 (антисоветская агитация и пропаганда) УК РСФСР дело было прекращено за отсутствием состава преступления, в остальной части приговор был оставлен в силе, а подсудимые признаны не подлежащими реабилитации. Кроме советских военачальников-коллаборационистов и белогвардейских генералов, Указ от 19 апреля 1943 г. широко применялся в судебных процессах по делам немецких военнослужащих, совершавших преступления против мирного населения. Процессы над немецкими карателями прошли в Киеве, Ленинграде, Николаеве, Сталино (Донецк), Севастополе, Брянске, Смоленске, Бобруйске, Чернигове, Полтаве, Витебске, Новгороде, Кишиневе и Гомеле. В январе 1948 г. руководители МВД, Верховного суда и Прокуратуры Круглов, Рычков и Горшенин направили Сталину, Молотову, Берии и Жданову совершенно секретную записку (№ 141/к) с отчетом об этих процессах. «Всего в октябре-декабре 1947 г. на открытых судебных процессах было осуждено 138 военных преступников, в числе которых 23 генерала, 78 офицеров и 37 унтер-офицеров и солдат. Среди них 117 немцев, 13 венгров, 7 румын и 1 австриец. Все они приговорены по части 1 Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР от 19 апреля 1943 г. к различным срокам заключения в исправительно-трудовых лагерях: 128 преступников — к 25 годам, 9 — к 20 годам каждый и 1 — к 15 годам...» «...Кроме того, в октябре—декабре 1947 г. рассмотрен в закрытых судебных заседаниях ряд дел, по которым осуждены 876 военных преступников, совершавших злодеяния на подвергавшейся оккупации территории СССР. Все они приговорены к заключению в исправительно-трудовом лагере сроком на 25 лет. Для отбывания наказания осужденные направляются в исправительно-трудовой лагерь МВД в Воркуту, где для них создано специальное лагерное отделение со строгим режимом».

В январе 1949 г. министр внутренних дел Круглов представил в Политбюро ЦК докладную записку, в которой привел статистику, характеризующую число казненных немецких военнослужащих. По его данным, всего по Указу от 19 апреля 1943 г. были повешены 18 немецких генералов и 66 немецких солдат и офицеров. Казненные относились преимущественно к войскам СС. Казни пленных немцев через повешение осуществлялись в 8 городах СССР.

По Указу от 19 апреля 1943 г. была также осуждена группа из двенадцати военачальников японской Квантунской армии. Обвиняемым вменялось в вину создание в Квантунской армии специальных подразделений, занятых разработкой бактериологического оружия, в частности, разведением бактерий чумы, холеры, сибирской язвы и других тяжелых заболеваний, проведение экспериментов над людьми (в том числе советскими военнопленными) по заражению их этими заболеваниями, использование бактериологического оружия против Китая. Процесс проходил в Хабаровске с 25 по 30 декабря 1949 г. в в